ВОЙТИ:
логин:  
пароль:    
  [регистрация]
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

29.03.2017 | 9:13
В Нижнекамске пройдёт I Съезд предпринимателей
В Нижнекамске пройдёт I Съезд предпринимателей

4



28.03.2017 | 14:50
Благотворительный концерт «Поделимся счастьем» прошел в Казани
Благотворительный концерт «Поделимся счастьем» прошел в Казани
1

28.03.2017 | 13:43
Молодые архитекторы из Татарстана примут участие в создании нового парка
Компания «Сувар Девелопмент» объявила конкурс на создание проекта благоустройства парковой зоны в ЖК «Залесный Сити» с призовым фондом 300 тысяч рублей...
2

27.03.2017 | 21:17
Девять проектов стали новыми резидентами Бизнес-инкубатора
Девять проектов стали новыми резидентами Бизнес-инкубатора
2

27.03.2017 | 13:10
В Казани пройдет финал конкурса «Юрист года»
28 марта 2017 года в 17:00 в Министерстве по делам молодежи и спорту РТ (Петербургская, 12) состоится церемония награждения участников Второго республиканского конкурса «Юрист года». По итогам пройден...
7

27.03.2017 | 11:10
Качаловцы поздравляют коллег и друзей с Международным днем театра
Качаловцы поздравляют коллег и друзей с Международным днем театра
12

27.03.2017 | 10:29
Всероссийский молодежный форум Breakpoint 2017 пройдет в Казани
Всероссийский молодежный форум Breakpoint 2017 пройдет в Казани
9



27.03.2017 | 10:27
В Казани проходит отборочный чемпионат «Молодые профессионалы» (WorldSkills Russia 2017) по компетенциям ИТ-блока
С 21 по 29 марта в г.Казани проходит отборочный чемпионат «Молодые профессионалы» (WorldSkills Russia 2017) по компетенциям ИТ-блока. В соревнованиях принимают участие представители 63 субъектов Росси...
29

24.03.2017 | 17:01
Международный аэропорт «Казань» переходит на летнее расписание
Международный аэропорт «Казань» переходит на летнее расписание
17

24.03.2017 | 9:23
Три казанских стартапа стали лучшими по итогам локального отбора Startup Sauna-2017
22 марта Технопарк в сфере высоких технологий «ИТ-парк» и финский акселератор Startup Sauna провели локальный отбор перспективных стартап-проектов. Только три проекта - Maksat, Halal Guide, Getcoder -...
8

23.03.2017 | 14:51
Вся элита Татарстана соберется на I Съезде предпринимателей в Нижнекамске
18 апреля в Нижнекамске пройдет Первый Съезд предпринимателей Нижнекамского муниципального района и региона «Закамье». В мероприятии примут участие почетные гости со всего Татарстана...
9

23.03.2017 | 10:26
В Казани пройдет отборочный тур "Детской новой волны 2017"
26 марта 2017 года в концертном зале учебно-лабораторного корпуса Поволжской государственной академии физической культуры, спорта и туризма в г.Казани. пройдет окружной отборочный тур Международного к...
19

22.03.2017 | 9:27
В ИТ-парке состоялся первый урок по программированию для людей с инвалидностью
В ИТ-парке состоялся первый урок по программированию для людей с инвалидностью
4

21.03.2017 | 11:03
Участники форума «Наш Татарстан» презентуют свои проекты на тему мира, согласия и искусства
С 14 по 31 марта 2017 в Министерствах и ведомствах РТ проходят очные защиты проектов в рамках Республиканского молодёжного форума «Наш Татарстан». Участники форума презентуют свои идеи экспертным коми...
7

20.03.2017 | 14:36
ПРОРЫВ ГОДА: Полнометражный мультфильм из Татарстана наградили на Всероссийском фестивале
ПРОРЫВ ГОДА: Полнометражный мультфильм из Татарстана наградили на Всероссийском фестивале
11

20.03.2017 | 12:05
В Казани впервые проведут международную конференцию Falling Walls Lab
В Казани впервые проведут международную конференцию Falling Walls Lab
14


ВСЕ НОВОСТИ »


Глагол времен - металла звон

 

Никто не может служить двум господам... Богу и маммоне.

Евангелие от Матфея.

 

Доллары, евро, юани, рубли… Для многих они весомее, важнее духовных сокровищ, а порой - даже самой жизни. «Люди гибнут за металл…» И встает вопрос: или банковское «крепостное право», или личная свобода гражданина? Никто не знает, когда прозвучало первое проклятие всевластию денег. Но считается, что первенство принадлежит Иисусу, который выдвинул категорический императив: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и маммоне».

 

На реках Вавилонских …

Иисус определенно говорил о равносущностных понятиях. Но если с Богом все ясно - экзистенция в прямом смысле слова, то как быть с халдейским словом «маммона», которая по своему месту в разговорном языке древней Вавилонии и Палестины была обыденным обозначением достатка, залога, вообще чего-то предметного. И поклоняться, условно говоря, мешку с припасами - это как? Выходит, «мешок» приобрел свойства сакрального предмета? Занял место в храме? Вытеснил Бога?

Есть точка зрения, которая объясняет изгнание Иисусом торговцев из храма не только чувством нравственного негодования. У этого поступка, на взгляд историков, имеется денежная подоплека.

У храма в то время находились рабочие места менял. Каждый правоверный иудей обязан был хотя бы раз в году сделать подношение этому заведению в виде серебряной монеты - сикля (или полсикля), который можно было приобрести у менялы, работавшего под руководством храмового жречества. Стало быть, призыв отдать «Богу - богово, а кесарю - кесарево» ученые трактуют как требование лишить служителей синагог «некоей генеральной лицензии на финансовую работу - со средствами вкладчиков, с валютой, займами». Ведь храм был и казной иудейской общины, которой жертвовали все общины и диаспоры, и налоговым органом местного значения, и «гарантийным фондом» перед лицом имперской власти, и монетным двором - единственным в завоеванных провинциях. Там чеканились серебряные монеты для религиозных церемоний.

Естественно, этот промысел возник и масштабировался не сразу. Не тотчас скромный религиозный церемониал приобрел черты тотального обязательного валютного арбитража, а священнослужители с прочими сотрудниками храма во времена Иисуса стали также и фининспекторами, и банкирами в одном лице. «Маммона» заняла в храме не меньшее место, чем «ковчеги» и «заветы».

Если говорить об истоках «денежной цивилизации», о роли евреев в процессе, стоит вспомнить про Вавилонское пленение иудеев царем Навуходоносором, случившееся две с половиной тысячи лет назад. Бунтовщики-иудеи во главе со своим царем Седекией, надоевшие Вавилону, были выселены из Иудеи и расселены в пределах Месопотамии. Это стало поворотным пунктом в их истории. До той поры они не были ни заметными финансистами, ни особенными торговцами. Все это принадлежало мореплавателям и купцам из Карфагена - финикийцам.

Вавилон, «мировой город» той эпохи, в нынешних категориях должен был определяться как мировой финансовый центр, как средоточие капитала, торговли. И все это находилось под контролем местных храмов. Храмы были крупными фирмами и банками, проворачивавшими масштабные сделки, дававшими деньги под проценты, владевшими крупной недвижимостью. По сути, жреческие корпорации Вавилона были одновременно и финансовыми.

Там-то за пятьдесят лет наследники Моисея приобрели и историческое имя «евреи» (ибри - изгнанник, живущий вне родины, вне общины) и «наследственную профессию». Просто говоря, впитали в Вавилонии принципы социального устройства, заразились «духом капитализма», торговли, ростовщичества. И приняли «эстафету» у Вавилона. Естественно, не все - только верхушка.

Территория Вавилонии осваивалась задолго до «плена». Уже за сто лет до него обитатели Иудеи вместе с другими племенами этого региона переселялись на берега Тигра и Евфрата, в зону экономического процветания. Таким образом, «падение Иерусалима стало поворотным пунктом еврейской экономической истории... Изгнанники в Вавилонии присоединились к постоянно растущей еврейской диаспоре, вступили в процессы развитого торгового обмена». И когда подошла пора воссоздавать после разрушения первого храма второй как центр национальной власти, за образец взяли вавилонскую модель управления обществом - симбиоз жреческой аристократии и торгово-финансовой буржуазии. А регламент новой жизни, Пятикнижие, Тору оформили под этот проект. Он в определенном смысле продолжил идею старого храма, куда несли приношения не только жители Иудеи, где проживали два «колена» народа, но и обитатели соседнего государства, Израиля, населенного прочими «десятью коленами». «Закон Моисеев» требовал уплаты налогов в храмовую казну - десятины на содержание священников-левитов, а от членов диаспоры - дидрахмы на содержание храма. Есть даже подсчет субъектов налогообложения - около 2 миллионов человек по всей Римской империи. Полсикля - два римских денария, греческая дидрахма на человека складывались ежегодно в один миллион сиклей, или 4 млн денариев, или 400 талантов золота.

Кир, Дарий, Артаксеркс, Антиох, Филадельф, Юлий Цезарь - все благоволили храму, и не только потому, что он был эффективным сборщиком также общегосударственных налогов, содействовал политике централизованного государства. По подсчетам Иосифа Флавия, общий доход с территорий, находящихся под властью царя Ирода, составлял в момент его смерти 800 талантов (37 тонн). Храм, что называется, и «деньги крутил» в их личных интересах. Особенно выгодными были валютные операции с золотом и серебром. Исторически сложилось так, что золото добывали в Африке, а в Европе были серебряные рудники.

Добыча серебра велась на месторождениях в Испании. Добыча золота - в Египте. Древняя Иудея находилась на перекрестках торговых путей. Возникало то, что ныне именуется валютным арбитражем - прибылью за счет различий в ценах драгоценных металлов в местах добычи золота и серебра.

Историки проследили путь драгоценных металлов. Серебряные и золотые монеты поступали в храм как подать. Золото вывозили в Рим и обменивали на серебро. Серебро шло в Александрию - в обмен на золото.

Еще серебро переплавлялось в сикли, которые миллионы правоверных иудеев обязаны были поднести храму - они выкупали их у менял храма за золото, которое продавалось в Риме. В оборот включались и средства римских богачей и знати во главе с императором. Деньги не лежали мертвым грузом. Все было в обороте. А были еще и вклады огромного числа лиц происхождением попроще. Депозиты («поклажа») формировали кредиты. Свою долю в капитале имели партнеры финансовых олигархов Иерусалима по бизнесу - торговцы Александрии и торговцы Рима.

Неудивительно, что в борьбе с храмовыми олигархами Иисус использовал не только идеологические аргументы, но и пробовал выбить из-под них финансовую табуретку. Другое дело, что Пилат, прокуратор Иудеи, не поддержал Иисуса, который прямо призывал колониальную администрацию забрать валютный арбитраж под свою руку - в Риме у храма были высокие покровители. Финансовая подоплека объясняет и религиозную непримиримость. Ею побивали конкурентов. За ней стояли золотой запас, национальная казна иудеев, рента, на которую жили обитатели Иерусалима. Город держал монополию на святые места, кормился от миллионов паломников. Неудивительно и то, что храмовые олигархи всячески поощряли вступление в ряды иудеев иноверцев и иноплеменников. Это было расширение налоговой базы. Недаром ряд историков подозревает, что миллионы «евреев» по всему миру не являются таковыми по этническим корням - они потомки обращенных в «экономическую религию» иудаизма. Еще Карл Каутский писал, что ко времени Христа кровное родство евреев осталось в преданиях. «Религия стала наряду с торговым оборотом самой крепкой связью иудейства».

И другой момент. В Риме и Италии существовали свои кланы ростовщиков. С ними пришлось вести борьбу. Неудивительно, что потом, в Средневековье, в Италии расцвели города-государства, пошла слава об итальянских ростовщиках, банкирах.

Куда все подевалось после знаменитых иудейских войн и второго разрушения храма? Есть предание о двухстах тоннах золота, зарытого по частям в 64 частях Палестины, в районе Иерусалима. Писали и пишут о том, что его получили тамплиеры - рыцари-храмовники, «наследовавшие храм Соломона». У них быстро и успешно получилось создать международную финансовую империю с филиалами в десятках стран. Без капитала, квалифицированных кадров, налаженных связей все это сделать было невозможно. Вывод простой: тамплиеры - наследники храма Соломона.

 

Богоугодное дело

Однако не стоит преувеличивать значение древних финансовых «империй». Круг их воротил был узок по современным понятиям. Мало кто из ремесленников и крестьян постоянно пользовался денежным металлом. Натуральные платежи покрывали практически все меновые процессы, оплату труда и налоговые требования. Деньги прошли очень длинный путь от сокровища к «всеобщему эквиваленту».

Вот смешная цитата из сочинения эстетствующего автора по поводу «восхождения» денег на уготованный им пьедестал: «Если бы у политической экономии были свои поэты, то они бы могли воспеть долгое и суровое мученичество, которое испытали деньги прежде, чем достичь власти над миром. …Деньги скорее отягчат твое рабство, в котором держат тебя грехи, нежели облегчат его».

Кажется, первый отпор «денежной экономике» дал Аристотель. Он ввел в оборот новое слово - хрематистика, что означает искусство накопления денег и вещей. И сделал разграничение: «Так как хрематистика расположена рядом с экономикой, люди принимают ее за саму экономику; но она не экономика. Потому что хрематистика не следует природе, а направлена на эксплуатирование. На нее работает ростовщичество, которое по понятным причинам ненавидится, так как оно черпает свою прибыль из самих денег, а не из вещей, к распространению которых были введены деньги. Деньги должны были облегчить торговлю, но ростовщический процент увеличивает сами деньги. Поэтому этот вид обогащения самый извращенный». Это идеологическое различение было одной из причин ненависти ученых монахов, церкви, общества к заимодавцам, ростовщикам, вообще «денежным мешкам».

Новые времена потребовали и новой этики - в том смысле, что голый практицизм и дух наживы захотели морального оправдания с церковной кафедры. Все было просто у столпов протестантизма. Жан Кальвин соглашался с Аристотелем: деньги «бесплодны», если они лежат без дела. Если они пущены в оборот, принося прибыль, то процент уместен. Правда, прибыль процентщика не должна была превышать доход заемщика от займа, а государство должно умерять аппетиты банков и ростовщиков. И вообще - не должно быть профессиональных кредиторов.

Но практические деятели были проще и считали делание денег из денег делом богоугодным, если только человек регулярно молился и работал с утра до ночи. А знак «богоизбранности» очевиден - деловой успех! Не случайно в XX веке протестантскую этику объявили источником идеологии «денежной экономики». Но и иудейскую тоже не забыли.

Этика христиан была иная, нежели кодекс иудеев. Идеал непорочной и богоугодной бедности стеснял купцов и ростовщиков. Герои общества состояли сплошь из героев-вояк и пустынников, вкушавших акриды. Страсть средневековых схоластов регламентировать и описывать проявления божественной творческой силы и видеть порядок во всем, даже и в устройстве преисподней, отвела и «маммоне» свое место.

Демон ада Маммон по их «табели» возглавил девятый, низший чин демонов - «Искусители и злопыхатели». Демоны ада девятого чина заведовали низкими страстями. Среди них демоны чревоугодия, пьянства, корыстолюбия и т. д. По словам одного автора, «долгое время средневековые люди смотрели на торгово-промышленный капитал, как нищие бедуины на египетские пирамиды - вначале они видели в них жилище злых духов и осторожно обходили их стороной, а со временем осмелели и ограбили их».

Материальные потребности правящего слоя, развившиеся после крестовых походов, заставили королей и пэров превратиться в дельцов и обратить взоры на источники обогащения. Денежные люди стали их партнерами. Из кровососов они стали друзьями владетельных особ.

Вот примечательный факт. Когда Карл V посетил своих заимодавцев Фуггеров, то они его распиской в 800 тысяч флоринов подожгли связку корицы для ароматизации воздуха. Императору Священной Римской империи было обидно, зато он мог сказать при осмотре короны французского короля: «У меня в Аугсбурге есть ткач, который мог бы купить все это».

Зато в Италии торговые республики превратили купцов и банкиров в герцогов и графов. В Англии и Голландии  участники колониальных компаний и фабриканты стали вершителями судеб целых стран. Но только в XIX столетии деньги стали всеобщим девизом. Главное - денежные операции перестали быть уделом верхушки. Появление бумажных денег, акций, облигаций перевернуло сознание общества. Акционерные общества, банки, биржи, банкирские дома, ссудные товарищества сделали массу людей участниками приращения капиталов, кредитных операций, инвестиций, мировой торговли.

 

«О, деньги, вы - крыле ратей! Ветр хоругвей! Движитель флотов!»

Вот так: не сказал, а прямо пропел когда-то лучший друг славян адмирал Шишков. Натура поэтическая, воодушевленная, «громокипящая» негодованием на «немцев и низкопоклонцев», употреблявших мерзкие «галоши» вместо «мокроступов».

Александр Пушкин, всю жизнь сидевший по уши в долгах, с удовольствием обсуждал идеи Адама Смита и Давида Рикардо. Николай Тургенев, Осип Сенковской и Петр Вяземский спорили о преимуществах кредита перед налогами. Генерал и почти декабрист Михаил Орлов - мистик, масон, герой войны 1812 года - вдруг стал идеологом и провозвестником системы государственного и частного кредита, знатоком мельчайших подробностей путешествия ассигнаций в дворянском кармане …

Пушкин, к слову, заработал за 17 лет литературно-чиновничьей жизни 73 тысячи рублей серебром. По курсу золота 1834 года это были 56 тысяч долларов, по ценам начала 2016 года - 2 млн 800 тысяч долларов. 165 тысяч в год, около 14 тысяч долларов в месяц. Средства среднего американского университетского педагога, но не светского человека, вхожего во дворец. Оттого, и все именья в закладе, и долг в 100 тысяч рублей. Министр народного просвещения граф Уваров возглашал про «столпы» империи - «самодержавие-православие-народность». А Орлов добавлял: и мощный государственный кредит.

Однако правительство как-то побаивалось частного банкирства и самой пропаганды денежного вопроса. Говоря современными словами, не желало педалировать тему финансовой грамотности населения. И потому запрещало печатание книг Орлова по-русски, находя их вредными и содействующими развитию мыслей о политических свободах. Задолго до появления своих коммерческих банков министр финансов Канкрин отрезвлял энтузиастов широкого кредита в России: денежный капитал не всегда создает (в России) промышленность.

«Наверху» вообще одно время видели причиной декабризма долги революционеров ипотечному заемному банку - и его хозяину-царю, конечно, которого можно было просто уничтожить. Хорош ли после этого широкий кредит частным лицам, к которым в ту пору относили только «благородное сословие»?

Однако правительство при этом слишком уж налегало на налоги, что ставило ему в оппозицию даже державников-славянофилов, которые приплясывали вокруг допотопной замшелой общины. Иван Аксаков с удовольствием и пользой директорствовал в Московском обществе взаимного кредита. Народолюбец Некрасов прямо купался в предпринимательстве и деньгах. Особенно подстегнули общество правительственные займы, которые пришлось делать на строительство железных дорог. Россию, да что там Россию - всю Европу охватила лихорадка. Когда наступали сроки выплаты процентов по русским железнодорожным займам, тысячи клерков, домохозяек, торговцев, чиновников Парижа, Лондона, Берлина спешили на биржу и «стригли купоны» принесенными из дому ножницами - то есть получали свои 5%.

Государство, до той поры соблюдавшее осторожность в обращении «со спичками», после Крымской войны и Польского восстания, закрывших внешние источники кредита, вдруг «запалило Воронью слободку с четырех концов» - в России начали продавать «5% банковые выигрышные банковые билеты». В стране развернули первый крупный внутренний заем. Для облигаций устраивали два раза в год лотерею с выигрышами до 200 тысяч рублей. Начался страшный ажиотаж. Управляющий Госбанком Ламанский с гордостью подвел черту почину: «даже неграмотные люди усвоили процентную мудрость». Так усвоили, что по стране покатилась волна мошенничеств. Банкирские конторы снаряжали агентов, которые разъезжали по России и формировали рати «соинвесторов лотереи»: человек, внесший, скажем, 10 рублей на сторублевую облигацию №№, получал расписку на право получения 10% выигрыша - буде он случится. Дальнейшее предугадать было несложно. Первые «инвесторы» выигрышной облигации что-то получали. Но потом предприятие лопалось и его руководители исчезали. В Казани, к примеру, получил известность скандал с купцом Балахонцевым. Тот решил навестить в Петербурге контору банкирского дома и обнаружил в ней зиц-председателей - отставного моряка и бывшего студента.

В столицах составилась группа банков, целенаправленно ронявших и поднимавших курс рубля и русских фондов на иностранных биржах. Имена финансовых жуликов Ляндау, Полякова, Циона, Абазы затмили полководцев и политиков.

Художники получили сюжеты, литература наполнилась «векселями, закладными, выигрышными билетами и долговыми тюрьмами». Но образ старухи-процентщицы продолжал довлеть. Русские миллионеры, выжав кровавый пот труженика, спешили купить золотой оклад иконе, построить театр, богадельню.

Финансовые авантюры верхов в «Желтороссии» (Маньчжурии) втянули страну в японскую войну. Французские кредиты сделали Россию заложницей франко-германских конфликтов и толкнули к участию в Первой мировой войне. Так что не зря в свое время министр финансов Канкрин боялся выпустить на свободу чудище свободного «кредита». Можно сказать, «приключения денег в России» сделали популярной идею социализма и плановых финансов. Это и породило невиданный в истории советский эксперимент, который превратил деньги в «учетные единицы».

 

Юань станцует вальс с тенге

Перефразируя классика, можно сказать: «спекуляция разбудила золото, и оно, так долго спавшее и тяжелое на подъем, улетело, словно пар, из сундуков скупого рыцаря. Кредит заставил верить в идею, в изобретение, в открытие; доверяясь его обещаниям, золото отдалось мечте и неизвестности». Но скоро золото крепко взнуздали. Золотое обеспечение валют стало тормозом в развитии финансовых рынков. И его отменили. Иначе трудно было бы жить с бюджетным дефицитом, растущим потреблением государства, девальвировать валюту.

Скромный банковский вклад вырастал в кредит, на который приобреталась недвижимость - она обрастала закладными листами, сбивавшимися в «пулы», становившиеся обеспечением облигационного займа… На эти «квазиденьги» громоздились другие - форварды, фьючерсы, опционы, свопы. И так было со всеми товарными единицами, со всеми валютами, со всеми облигациями и акциями.

Совершенно необязательно стало покупать сами акции в надежде на их рост - зачем платить гербовый сбор? Достаточно просто заключить контракт на разницу цен того или иного «актива», которая случится в оговоренный момент, и получить от партнера некоторую сумму или выплатить ее ему.

Денег и «квазиденег» стало неимоверно много. Они плодятся по своим внутренним причинам, никак не связанным с запросами реальной экономики, но управляются неважно - в любой момент могут сорваться с насиженного места и «надуть пузырь» цен в какой угодно отрасли, стране. А потом так же молниеносно сорваться. Стало общим местом приводить примеры о соотношении ссудного, спекулятивного капитала и капитала производственного, о ничтожной доле финансовых работников в массе занятых.

 

Поистине гипертрофированные размеры это приобрело в электронную эпоху. Техническая доступность мгновенных перемещений денег породила острое желание многих агентов финансового рынка уйти от банков-посредников с их комиссиями и правительств-регуляторов. Появилось более полутораста видов электронных «частных денег», денег местных сообществ, локальных образований. На этой современной технической почве более, чем когда-либо, деньги и финансисты предстали в образе некоего культа.

А как иначе? Изначально банк находился в храме. Финансовые операции мешались с ритуалами - внесение податей, подношений, вклады, ссуды совершались обок со священными идолами под звуки заклинаний. Когда-то само слово «монета» заменило прежнее имя денег «pecunia», то есть скот, во дворе храма Юноны, где поначалу чеканились серебряные и золотые кружочки с профилем правителя. «Монета» - советчица, напоминательница, предостерегательница - было прозвище Юноны.

Здесь есть все: банки-храмы, гимны, оправленные в рамочки «миссии» кредитных контор, «кодексы», заклинания, клятвы на верность, ритуалы-церемонии, магия чудес - делания денег «из воздуха», рекламные «фимиамы» и «нимбы» вокруг голов членов совета директоров и тайна исповеди - она же банковская тайна. Сами купюры смотрятся подчас, как «образа-иконы», снабженные хитрой символикой.

Нынешний вариант «мирового храма» создали американцы. Авторство его заповедей принадлежат им. Дигитализация, виртуализация делают клерков недоступными, подобно клирикам из средневековых церквей. А число прихожан непрерывно растет. Государства ставят задачу охватить услугами финансовых организаций все медвежьи углы. Нобелевская премия вручается банкиру, который сумел наладить кредитную работу среди оборванцев индийских мегаполисов. Теперь они берут ссуду в три копейки на развитие бизнеса, который даст прибыль размером с полушку.

В России финансовый ураган снес, «монетизировал» все, что только возможно. Однако, судя по настойчивости, с которой государство и финансисты продвигают свой агитпроп «финансовой грамотности» и «налоговой культуры», население в значительной части отстояло свои кубышки. Ресурсов «вовлечения» граждан в приобретение фондовых ценностей мало. «Народные IPO» успешно провалены. Конфискации вроде сталинских реформ чреваты. Что остается? Угроза девальваций, дефолтов. Но они одновременно с громадным скачком финансовой грамотности обещают и обратное - потерю человеческого облика и, соответственно, ухудшение инвестиционного климата. Так что теперь сверхзадачей «государя» является регулирование этого потока. Удачливый правитель имеет ВВП, на 20-30% составленный из доходов финансового сектора.

США в свое время конфисковали золото у собственных граждан, перетащили все золото из воюющей Европы и принудили мир считать доллар бумажный заменителем золота. Если доллар как мировая валюта рухнет, кто придет на его место? Есть мнение, что надо следить за тем, кто усиленно скупает золото и создает свой Форт-Нокс.

Правда, есть цифра: денег в наличной и безналичной формах в мире циркулирует примерно на 90 триллионов долларов, а деривативов, производных финансовых инструментов, более чем на 600. Но это примерная оценка. Верхний предел уходит за квадриллион долларов. Мировое золото оценивается в $8 триллионов.

Если идея мировой системы финансов есть идея роста долгов, то какова ее будущность? Рано или поздно всегда происходит массовое списание долгов. При этом рушатся и организации, существующие при этой технологии, - прежде всего высокоорганизованный банковский картель. Находиться вблизи «маммоны» сегодня - значит, пребывать в опасном соседстве. 

 

Подготовил Иван ПЕТРОВ


Дата публикации: 10:48 08.12.2016
Просмотров: 16

Комментарий будет оставлен от имени: Гость
(введите числом, сколько будет четыре плюс шесть)

Комментарии:

Пока не добавлено ни одного комментария.

ДОЛЖЕН СЛУЧИТЬСЯ РОМАН…ДОЛЖЕН СЛУЧИТЬСЯ РОМАН…
Мир по-прежнему спасает красота. И, в первую очередь, красота женского сердца. В этом убежден ведущий актер и режиссер Казанского академического русского Большого драматического театра им. В.И. Качалова, народный артист Татарстана, член Союза фотохудожников России Илья СЛАВУТСКИЙ. Накануне весны и праздника 8 Марта мы говорим с ним о лучшей половине человечества, об искусстве и о том, почему трудно прожить без веры в идеал...
160
В «Смене» покажут новый фильм о Софии Губайдулиной
29 марта в Центре современной культуры «Смена» пройдет показ документального фильма о композиторе Софии Губайдулиной «Быть оракулом» режиссера Зульфии Асадуллиной. Перед началом показа солисты камерного оркестра «Новая музыка» исполнят несколько произведений композитора. Фильм снят при содействии Центра современной музыки Софии Губайдулиной к 85-летию композитора...
2
Очищение перед ВсевышнимОчищение перед Всевышним
В сентябре все мусульмане отмечают один из главных праздников - Курбан-байрам, который считается кульминацией хаджа, представляющего огромное значение для каждого правоверного. Паломничество в Мекку предусмотрено одним из столпов ислама. Если у верующего есть финансовая и физическая возможность, он обязан совершить хадж, тем самым очиститься перед Всевышним и стать духовно лучше...
96
Профессия - комментаторПрофессия - комментатор
Без преувеличения, всенародная слава пришла к Владимиру СИНИЦЫНУ в 1988 году, когда его, жителя Риги, пригласили на Центральное телевидение комментировать полуфинальные и финальные матчи чемпионата СССР по хоккею. Рижское «Динамо» заняло в тот год второе место, что и стало основной причиной участия в трансляциях на ЦТ комментатора из прибалтийской республики. Сегодня Владимир Синицын тоже приезжает в Москву из Риги на работу, но комментирует не хоккей, а снукер. Если кто не знает, это разновидность игры на биллиарде, которую можно увидеть на телеканалах семейства «Евроспорт-Россия»...
16
Татарстанская теннисистка стала «бронзовым» призером турнира в НовосибирскеТатарстанская теннисистка стала «бронзовым» призером турнира в Новосибирске
Теннисистка сборной Татарстана Маргарита Козачкова завоевала «бронзу» парного разряда первенства северного федерального округа возрастной категории до 15 лет, которое завершилось 25 марта в городе Новосибирск...
2