ВОЙТИ:
логин:  
пароль:    
  [регистрация]
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

22.08.2017 | 10:01
Гендиректор ЮНЕСКО Ирина Бокова высоко оценила проекты ученых КФУ по включению новых объектов Татарстана в список всемирного наследия
Разговор о рабочих планах на ближайшее будущее в этой области состоялся в преддверии открытия эмблемы ЮНЕСКО и объекта всемирного наследия на здании Богородице-Успенского мужского монастыря Свияжска...

6



21.08.2017 | 10:50
Стал известен полный список победителей фестиваля дебютного документального кино «Рудник»
Стал известен полный список победителей I Международного фестиваля дебютного документального кино «Рудник», который проходил на острове Свияжск с 16 по 20 августа 2017 года....
10

21.08.2017 | 10:41
Благотворительный забег в Казани помог собрать 136 720 рублей
Благотворительный забег в Казани помог собрать 136 720 рублей
6

20.08.2017 | 11:08
В Казани дали старт «Гонке героев»
Торжественное открытие соревнований состоялось в городе-курорте «Свияжские Холмы»...
22

18.08.2017 | 11:13
В Международном аэропорту «Казань» дети ознакомились с авиационными профессиями
В Международном аэропорту «Казань» дети ознакомились с авиационными профессиями
16

17.08.2017 | 9:24
На реке Тойма пройдет четырехдневный экологический сплав
С 17 по 20 августа Министерство экологии и природных ресурсов РТ совместно с региональным отделением Русского географического общества в РТ проведут четырех-дневный экологический сплав по реке Тойма....
13

16.08.2017 | 14:20
В Качаловском театре прошла творческая встреча А.Славутского с участниками программы "Здравствуй, Россия!"
В Качаловском театре прошла творческая встреча А.Славутского с участниками программы "Здравствуй, Россия!"
21

15.08.2017 | 16:40
Завтра в Свияжске откроется фестиваль документального кино «Рудник»
Завтра, 16 августа, в Свияжске начнется первый фестиваль дебютного документального кино «Рудник». В его конкурсную программу вошли 11 фильмов, действия которых происходят по всему миру — от Японии до...
26

15.08.2017 | 15:36
В Музее естественной истории Татарстана стартовал конкурс рисунков
В Музее естественной истории Татарстана стартовал конкурс рисунков
12

15.08.2017 | 9:49
Вечер оперы Sforzando посетили более 3000 человек
13 августа, в парке «Черное озеро» впервые прошел Вечер оперы Sforzando. По оценке организаторов, событие посетили более 3000 человек. Вход на мероприятие был бесплатным...
28

13.08.2017 | 11:46
Казанское такси на криптовалюте: как резидент ИТ-парка компания AltoCar собрали более 300 тыс. долларов на подготовке к ICO
10 июля компания AltoCar - сервис персонализированного такси - объявила о подготовке (пресейле) к ICO (Initial Coin Offering), то есть предпродаже собственных токенов (монет). Это первое ICO среди сер...
17

11.08.2017 | 9:54
120 туроператоров со всей России знакомятся с Татарстаном
120 туроператоров со всей России знакомятся с Татарстаном
12

10.08.2017 | 10:43
В Баку из Казани с Buta Airways
С 1 сентября 2017 года рейсы авиакомпании «Азербайджан Хава Йоллары» (Azal) по направлению Баку-Казань-Баку будут выполняться авиакомпанией Buta Airways. Buta Airways – недавно созданная бюджетная ави...
4

09.08.2017 | 14:53
Качаловский театр - моноспектакль "Последний день" в Елабуге
Качаловский театр - моноспектакль "Последний день" в Елабуге
20


ВСЕ НОВОСТИ »


Tempora… Mores…

 

Время бесконечно. Быстротечно. Невозвратно. Чем дальше событие, тем более оно обесцвечивается. Но его можно наполнить жизнью – красками и эмоциями, пока рядом люди, хранящие в памяти эпизоды, давно прошедшие. Беседы с ними – настоящие открытия, будто путешествия на машине времени. Мы побывали в гостях у Петра НОРДЕНА – удивительного человека и интересного рассказчика. В его квартире связь времен чувствуется особенно остро: на стенах – совсем старинные и более современные портреты родных. А также знаменитых на весь мир людей: Александра Вертинского, Аллы Баяновой (с автографом), Олега Лундстрема…

 

Петр Александрович, вам повезло – вы с раннего детства и по сей день окружены удивительными людьми…

– Да, правда. Я рос на университетской территории, тесно общался с университетской элитой – профессурой. После окончания КГУ более 40 лет преподавал физику в КАИ, научной деятельностью занимался в КХТИ и там же защищал диссертацию. Профессура того времени – это особый, элитный пласт общества. Да и отношение к ним в обществе было особенным: звание «профессор» было значимым, уважаемым. К их мнению прислушивались, с ними считались на всех уровнях иерархической политической лестницы…

В нашем доме бывали многие. Когда собирались ученые мужи, начинался настоящий фейерверк интеллекта! Профессора Владимир Владимирович Морозов по прозвищу Борода, Николай Григорьевич Чеботарев, Борис Лукич Лаптев, Борис Михайлович Козырев, Дмитрий Яковлевич Мартынов (будущий ректор КГУ), Александр Дмитриевич Дубяго… Слушать их было одно удовольствие. Об этом часто говорит моя жена Зоя Валерьевна, которая попала в нашу семью из другой среды, и ее восприятие было острее, свежее моего. А говорили они о многом… Следует отметить, что обогащение и продвижение российской науки было для этих людей не только работой, но и смыслом жизни. Все, что они делали, они делали с увлечением. Никто из них не ставил себе в научных трудах узкие рамки, не замыкался в одной проблеме. Поэтому их труды и сегодня востребованы, не потеряли своей значимости.

Например, ваш отец Александр Петрович Норден – неординарный человек, знаменитый геометр?

Это так. Он возглавлял кафедру геометрии КГУ 36 лет. У него несколько правительственных наград, среди которых – орден Трудового Красного Знамени. Он заслуженный деятель науки ТАССР и РСФСР, лауреат медали имени Лобачевского. Папа считал, что каждый образованный человек просто обязан хорошо разбираться в истории, литературе, музыке, отлично знать родной язык и несколько иностранных. Гуманитарные предметы – не наука, а удовольствие. Все ученые, кто входил в круг общения моей семьи, были невероятно эрудированны, круг их интересов был невообразимо широк. Они имели свой взгляд на многие вещи, дискутировали. Не пропускали ни одной литературной новинки, ни одного концерта, ни одной театральной премьеры.

И пушкинские слова «воспитаньем, слава богу, у нас немудрено блеснуть» профессура советского времени, конечно, не опровергает?

– Безусловно. Советская, как вы говорите, профессура уходит корнями в ту, дореволюционную. Ведь были среди них и те, кто получил высшее образование еще до Октября 1917 года. Например, близкий друг нашей семьи профессор Николай Николаевич Ясницкий, он окончил медицинский факультет Казанского Императорского университета (тогда не было мединститута) в 1914 году. Все они интеллигентные, хорошо воспитанные люди. А хорошее воспитание заключается не только в том, чтобы уметь пользоваться приборами за столом да подавать дамам шубки. Одно из проявлений интеллигентности – умение дискутировать: внимательно выслушивать оппонента, аргументированно защищать свою точку зрения. Споры были горячими, эмоциональными. Но никогда не переходили на личности, не опускались до оскорблений. Даже когда приходилось яростно отстаивать свои принципы и дело доходило до ссоры. Кстати, очень у многих ученых были «чудинки», многие не вписывались в общепринятые рамки, их называли людьми со странностями. Но все они были профессионалами высочайшего класса, преданными науке, родному университету, глубоко порядочными людьми. Как хочется, чтобы эти хорошие «привычки» сохранила современная профессура, потому что именно ученые всегда были носителями нравственных ценностей...

Петр Александрович, ваше детство пришлось на военное и послевоенное время. Что вспоминается ярче всего?

– Я родился в Москве в 1935 году, а жили мы под Москвой в поселке Плющево в маленьком деревянном домике. Отец работал в университете преподавателем и на работу ездил на электричке. В 1937 году он стал профессором на кафедре геометрии. Мама Елена Александровна занималась домашними делами. В семье 75 лет, еще с дореволюционных времен, жила с нами нянька отца Мария Васильевна, тетя Маня. Мое детство вспоминается как беззаботная пора, а вот яркие моменты оказались скорее печальными. В 1937–1939 годы летом мы с мамой отдыхали в Подмосковье в селе Урюпино, это Ржевское направление, снимали там дачу. А отец работал и приезжал лишь на выходные. Хорошо помню: 1939 год, папа приехал и сказал, что началась война (Вторая мировая). А ведь мне было всего четыре года! Видимо, взрослые с таким трагизмом восприняли это известие, что оно впечаталось в мою память навсегда. Еще яркое воспоминание: 22 июня 1941 года – день, когда началась война, впоследствии названная Великой Отечественной. Мне шесть лет. Мы возвращаемся с мамой с прогулки, на крыльцо выбегает отец и что-то взволнованно говорит матери. Я подумал, что случился пожар, почему-то в детстве с каким-то особенным трепетом относился к пожарам. А оказалось – Германия напала на СССР. Летом 41-го мы тоже отдыхали на даче, в подмосковном Удельном (станция Казанской железной дороги). Всем было приказано готовить своими силами бомбоубежища. Мужчины во дворе дома рыли, как их тогда называли, «щели». Налетов фашистской авиации еще не было, но звук летящего самолета вызывал чувство опасности. И вот этот звук винтового, а не реактивного самолета (они появились позже) сохранился у меня в памяти на всю жизнь. Теперь такие самолеты летают редко, но еще лет 20 назад, когда мне было уже немало лет, услышав звук винтового самолет, будто попадал в 41-й год, в детство, испытывал тревожное волнение...  

Немцы начали бомбить Москву и московские железнодорожные узлы ровно через месяц, то есть 22 июля. И я помню, как мама будила меня ночью, быстро одевала, мы пробирались в бомбоубежище и сидели там до сигнала отмены воздушной тревоги. В памяти остались лучи прожекторов в небе, яркие осветительные ракеты… Отца назначили в Новосибирский военный вуз – НИВИТ, где ему дали кафедру, и семья уехала в эвакуацию. Был сентябрь. Очевидцы говорят, что паника началась в октябре, когда немцы подходили к Москве... Войну мы провели в Новосибирске, а в 1945-м отцу предложили кафедру либо во Львовском, либо в Казанском университетах. Он выбрал Казань. Думаю, факторов было несколько, среди них, несомненно, тот, что Казань, КГУ и кафедра геометрии – все это связано с именем великого русского геометра Лобачевского. Немалую роль сыграло и то, что город не был под оккупацией, не был разрушен войной. В Казани уже жили близкие друзья семьи - Ясницкие. Дружба эта началась еще в Новосибирске, там во время войны был спецмагазин, где научным работникам выдавали пайки (набор продуктов. – Ред.). Мама в очереди познакомилась с профессором Николаем Николаевичем Ясницким. Родился он в Симбирске. Кстати, его отец преподавал в гимназии, где учился Ленин. В музее-мемориале Ленина в Ульяновске хранится аттестат зрелости Владимира Ильича, где среди подписей преподавателей я нашел подпись «Н. Ясницкий». Вот такой интересный факт. После окончания медицинского факультета Казанского университета Николай Николаевич работал в смоленском мединституте. В самом начале войны – буквально два чемодана в руки и с огромными трудностями он и его супруга Юлия Борисовна покинули город, оказались в Новосибирске. Сын Николая Николаевича был военным, он служил в Тегеране. Вы ведь знаете, что в начале Великой Отечественной войны, чтобы немцы не вошли в Иран, Советский Союз и Англия ввели туда свои войска. И вот его сын Анатолий Николаевич попал туда, а по окончании войны служил в наших войсках на территории Германии. Ясницкие стали очень близкими нашими друзьями. Судьба распорядилась так, что Николая Николаевича из Новосибирска направили работать в Казань, где он получил должность завкафедрой КГМИ. Ясницкие уехали из Новосибирска на несколько месяцев раньше. Я помню, когда отец сказал, что ему предложили на выбор Львов или Казань, мама воскликнула: «Казань – это где Ясницкие?! Конечно туда!» Уже здесь в 1970-е годы Ясницкий показывал мне свой университетский выпускной альбом 1914 года и с горечью говорил: «Видишь, я ставлю крестики рядом уже со многими фото – этого человека нет, этого, этого…» Так он помечал ушедших однокашников...

В Казань мы с мамой и тетей Маней приехали 11 ноября – я даже число помню! Отец уже был здесь. Он и его коллега – математик Алексей Николаевич Хованский встречали нас на вокзале. Университетское начальство для транспортировки вещей выделило телегу и возчика. И вот мы погрузились на эту телегу. Представляете, как добирались до университета, по привокзальным улицам, потом в крутую гору! Через ворота главного университетского здания въехали во двор. Сразу налево «механичка» – двухэтажное здание, там, кстати, на втором этаже Лобачевский жил в свое время, сейчас висит мемориальная доска. А направо – «геометричка». Нас поселили в «механичку». Была выделена одна огромная комната, где стояли какие-то механические приборы, подъемные столики, на которые я садился верхом и крутил ногами подъемные колеса. А «удобства» были в «геометричке», через дорогу. В «геометричке» находился и рабочий кабинет отца. Там было невероятно интересно. Когда я зашел туда впервые, без преувеличения, открыл рот от изумления и восторга, потому что в кабинете стояли огромные старинные шкафы, заполненные позолоченными фолиантами еще императорских времен. За тонкой деревянной перегородкой нашей комнаты располагалась аудитория, где шли лекции. Папа, прямо не выходя из дома, попадал на рабочее место – в аудиторию, где он читал лекции. В 1948 году сделали основательный ремонт: вход в нашу квартиру оказался с другой стороны дома, перегородили большую комнату, сделав из нее три проходные. Появилась ванная. Жили мы в этой квартире 40 лет. Над нами располагались метеорологи. Когда встал вопрос о более комфортабельном жилье, семья переехала в домик, стоящий во дворе химфака, сейчас этого дома уже нет. Ранее там жил проректор КГУ по науке Мансур Абдрахманов, который этот дом построил сам. Говорили, что он был первым татарином – доктором философских наук. Кстати, он был научным руководителем Фикрята Табеева, известного советского партийного и государственного деятеля. Мы переехали туда после смерти профессора Абдрахманова и его супруги. Около дома Абдрахманов разбил сад. Как нам рассказали, для этого он привез из родной деревни 500 грузовиков земли и посадил вишню, малину, три яблони. В самом центре Казани! Ну а в 2004-м семья переехала на улицу Салимжанова. Так окончилась моя «университетская эпопея». Началось преобразование университетского дворика, и всех, кто там жил, расселили. А в этом дворике когда-то был шикарный сад, мы его называли Ковалька. Такой роскошный сад был! Сегодня мне больно смотреть туда – ничего не осталось от прежнего великолепия. Особенно это видно, когда идешь по Профсоюзной. Я этот сад до сих пор вспоминаю – мы там бегали, играли…

Мама всегда была только «профессорской женой»?

– Да. Никогда не работала, ну, может быть, совсем юной, до замужества. Она была из дворянской семьи – корни ее родословной уходят в Вильно. Твердо соблюдала семейные традиции. Например, каждое воскресенье на традиционном обеде обязательно собиралась вся семья, приглашали друзей. К сожалению, сейчас теряется этот прекрасный обычай – обедать семьей, сегодня каждый ест, когда, как и где позволит занятость. А ведь подобные традиции сплачивают родных людей. Стол накрывался обильно, хрусталь сверкал, начищенное серебро сияло. Мама любила людей, у нее было много друзей, она умела принять гостей, хорошо угостить – происхождение трудно скрыть. Конечно, влияла и профессорская среда, в которой она жила. Мы с женой Зоей Валерьевной прожили 57 лет, она всегда говорит о моей маме: дама, царственная. У мамы была великолепная осанка, отличный вкус и чувство меры, она всегда тщательно выбирала одежду.

Ваша родословная – это особая история. Редко кому удается сохранить память о предках с середины XVIII века.

– Я узнал о своих корнях во время войны. Отец мне показал литографию, она сохранилась до сих пор, – портрет Пушкина, выпущенный к 100-летию со дня его рождения – в 1899 году. На обратной стороне черной тушью или чернилами была «по линиям» расписана родословная. Тогда я и узнал, что наш род идет от Абрама Петровича Ганнибала, арапа Петра Великого, деда Пушкина: прабабушка моей прабабушки Софья Абрамовна была родной сестрой Осипа Абрамовича Ганнибала, деда Александра Сергеевича. Меня известие о таком родстве нисколько не потрясло – ведь мне было 10-11 лет. Просто стало интересно. И со временем я сам стал изучать и дополнять генеалогическое древо.

Вы и рождение единственного сына Александра «приурочили» к пушкинской теме – он родился 19 октября, в знаменательный для великого поэта день – день открытия Царскосельского лицея.

– Да, так уж судьба распорядилась… А несколько лет назад в Россию из Туниса приехал прямой потомок Пушкина – барон Гревениц с семьей (у него четверо сыновей). Мы его приняли. Он хотел обосноваться в Казани, организовать здесь бизнес. Мой сын опекал его, обучал русскому языку. Один из друзей Александра возил Гревеница на машине и по делам, и с городом знакомил, заодно совершенствовал язык, который барону давался с трудом. Однажды он сказал: «Надо же! Никогда бы не мог подумать, что я, татарин, буду потомка великого русского поэта обучать русскому языку!» Но что-то не получилось с бизнесом, и Гревениц уехал. Сейчас ждем от него вестей.

Петр Александрович, у вас и со стороны Норденов очень интересная ветвь…

Старинный немецкий род. Первые упоминания о Норденах относятся к середине XVIII века. У нас сохранился паспорт моего прапрадеда с гербом Российской империи, написанный от руки каллиграфическим почерком – будто из повестей Гоголя о маленьком человеке. Там упоминаются и жена, и дети, даже их возраст. Наиболее конкретные сведения сохранились об Августе Германе (Августе Гавриловиче) Нордене, который в 1851 году переехал после окончания Тартуского (Дерптского) университета в Саратов и стал работать там врачом. Его сын, мой дед, Петр Августович окончил юридический факультет Санкт-Петербургского Императорского университета и был довольно известной фигурой в Саратовской губернии. В 1921 году репрессирован и расстрелян. Затем мой отец Александр Петрович, профессор геометрии. Далее ветвь продолжили я, доцент, кандидат технических наук, и мой сын Александр, кандидат исторических наук.

Сегодня Александр Норден – еще и один из самых талантливых спортивных комментаторов и журналистов в республике.

– Он чистейший гуманитарий. А ведь после окончания школы по настоянию деда поступил на физфак, проучился там некоторое время. Но любовь к истории все же победила. Саша посещал так называемые «античные понедельники», организованные профессором Аркадием Шофманом. Он ушел с физфака и поступил на истфилфак, несмотря на недовольство деда.

Вы, насколько я знаю, тоже в душе историк.

– Есть такое. Еще в Новосибирске отец как-то принес из библиотеки томик стихов Алексея Константиновича Толстого. Я был заворожен и его поэзией, и драматической трилогией «Смерть Иоанна Грозного», «Царь Федор Иоаннович», «Царь Борис». В школе по истории всегда были только отличные оценки.

В какой школе вы обучались?

– В Новосибирске я не ходил в школу, нарушая закон о всеобщем образовании. Дело в том, что школа находилась очень далеко, и меня решили обучать дома. Со мной занимался отец. Всем, вплоть до чистописания. Когда приехали в Казань, меня стали целенаправленно готовить к школе, потому что отцовская подготовка была сильной, но не вписывалась в школьную программу. Известный математик, член-корреспондент Академии наук Николай Григорьевич Чеботарев посоветовал отдать меня в школу №19. Когда педагоги проверили мои знания, то решили, что я могу учиться в четвертом или пятом классе. Отдали все-таки в четвертый. И вот в 1946 году я впервые пошел в школу, в четвертый класс. Первая моя отметка была по арифметике – единица. Такой огромный кол, я его даже сейчас помню! В школе учил немецкий. Параллельно занимался французским дома с Алексеем Николаевичем Хованским. Это удивительный человек, из знатного княжеского рода. Математик, работавший в НИИ математики, расположенном все в той же «геометричке». Прекрасно знал несколько языков. Ну а в университете я стал изучать английский.

И как успехи?

– Читаю на немецком, французском и английском. На последнем могу общаться. К сожалению, практики мало.

Петр Александрович, вы были послушным ребенком?

 – По-всякому бывало… Помню, мама, ругая меня за провинности, пугала, что отдаст в детский дом. Говорила: «Все, мое терпение кончилось. Собирай вещи!» Я плакал, очень этого боялся. Но не помню, чтобы я совершал какие-то чудовищные поступки.

Я знаю, что когда-то вы коллекционировали марки и открытки. Но всеобъемлющей любовью для вас всегда была и остается музыка…

– Это да! Смотрите, трехстворчатый шкаф до потолка заполнен звукозаписями. И еще полки – на них тоже музыка. Опять-таки интерес к песням, классике начался в детстве. Что мы тогда слушали? До войны на даче кто-то выставлял на окно патефон, и по всей сельской улице звучали песни Клавдии Шульженко, Вадима Козина… Во время войны в доме на стене висела черная тарелка – радио, по которому передавали, кроме новостей, концерты. Конечно, чаще военные песни, марши. Когда приехали в Казань, родители стали водить меня на концерты в Дом офицеров, консерваторию, филармонию. Летом отдыхали в Сочи, посещали концерты солидных дирижеров: Рахлина, Янсонса, Димитриади – эти имена запомнились с детства. Там мне посчастливилось увидеть и услышать легендарного Вертинского. А вообще, на его концертах я был четыре раза – в Сочи, Казани и дважды в Москве. Как-то в Сочи «подглядел» сценку из семейной жизни певца. В открытое летнее кафе, где мы завтракали, пришел Вертинский с женой и совсем еще маленькими дочками. Мест свободных не было, им пришлось ждать. Девочкам, конечно, стало скучно, и одна из них начала играть гравием, которым осыпаны дорожки. Надо сказать, что руки помыть было негде. И Вертинский нашлепал ей по рукам, та расплакалась. Вот такая очень живая ситуация из жизни великого человека.

…В Казани со временем начали появляться чехословацкие пластинки, мама покупала все подряд, потому что появлялись они редко и в малом количестве. Потом, в юности, в 1950 году друг как-то позвал на Сорочку, в те времена так называли вещевой рынок. Это была громадная территория, отгороженная забором. Как сейчас перед глазами: на одном из пятачков патефоны стоят, звучит музыка, ходят «продавцы» с пластинками. Куда там до современных винилов! Хрупкие, бьющиеся черные «блины». Продавали и самодельные пластинки, так называемые «песни на ребрах». Почему на ребрах? Потому что музыку записывали на рентгеновских снимках. Так я впервые приобрел записи песен Петра Лещенко, Александра Вертинского, Константина Сокольского, Аллы Баяновой, изготовленные на самодельных звукозаписывающих аппаратах.

Вы сами – живая история и Казани, и университета. На ваш взгляд, город и жители сильно изменились?

 – Знаете, мировосприятие связано с возрастом. Тогда были молодые, и все было хорошо, прекрасно, люди интересные, увлечения разнообразные…

Как в песне: фонтаны били голубые и розы красные цвели?

– Да, да, да!

Огромное спасибо, Петр Александрович, за беседу. И поздравляю вас с днем рождения! Желаю здоровья, энергии и позитива на долгие годы.

 

Беседовала Светлана СНЕГИРЕВА

 


Дата публикации: 11:03 10.08.2017
Просмотров: 13

Комментарий будет оставлен от имени: Гость
(введите числом, сколько будет шесть плюс семь)

Комментарии:

Пока не добавлено ни одного комментария.

Петр Кулеш: «Я на своем месте»Петр Кулеш: «Я на своем месте»
Петр Кулеш – один из самых авторитетных и профессиональных рок-журналистов в нашей стране. Именно благодаря ему многие российские меломаны прониклись творчеством Purple Gang, Tomorrow, The Crazy World of Arthur Brown, Misunderstood, Juicy Lucy и др. Потому, что Петр в своих исследованиях не боится копать по-настоящему глубоко и получать достоверную информацию от непосредственных свидетелей и участников той легендарной эпохи...
71
Музею естественной истории Татарстана исполняется 9 летМузею естественной истории Татарстана исполняется 9 лет
1 сентября Музей естественной истории Татарстана отметит свой день рождения. Вас ждут интересные задания, захватывающие открытия, новые встречи и знакомства. Какими полезными ископаемыми богата наша Республика? Что будет, если дотронуться до настоящего метеорита? Какие существа обитали на Земле задолго до появления человека?...
3
Ирек Ризаев стал бронзовым призером этапа Кубка мира по BMX фристайлу в БудапештеИрек Ризаев стал бронзовым призером этапа Кубка мира по BMX фристайлу в Будапеште
20 августа в Венгрии состоялся финал соревнований II этапа Кубка мира по BMX freestyle. Сразу троим российским спортсменам удалось пробиться в решающую стадию соревнований...
1
Непредсказуемый Эрдоган: что дальше?Непредсказуемый Эрдоган: что дальше?
Когда в начале апреля Росавиация разослала авиакомпаниям предупреждение о возможной отмене чартерных рейсов в Турцию, объяснялось это предстоящим важнейшим референдумом о переходе страны на президентскую форму правления. Аналитики говорили: последствия народного выбора могут оказаться настолько непредсказуемыми, что не исключается даже гражданская война. К счастью, опасения не оправдались. Что это: затишье перед бурей или оппозиционеры смирились с нежелательными для них итогами референдума?...
23
Новый год с домовымНовый год с домовым
СЕРГЕЙ ОГРЫЗКИН – редактор спецотдела журнала «Элита Татарстана». Родился в 1958 г. в Днепропетровске. Окончил Днепропетровский университет. Работал старшим инженером в проектном институте, редактором газет и журналов. Автор шести книг в жанре детектива, опубликованных издательствами «ЭКСМО» (Москва) в серии «Русский бестселлер» и «Астрель» (Санкт-Петербург). Финалист республиканского конкурса сценариев Всероссийского форума «Время кино – 2017» (Казань). Пишет под псевдонимом Сергей Александров. Большой популярностью пользуется его роман «Старая дама, или Чехарда с ожерельем». По просьбам читателей автор подготовил вторую редакцию этой книги под названием «Новый год с домовым», фрагмент из которой мы предлагаем вашему вниманию...
21