ВОЙТИ:
логин:  
пароль:    
  [регистрация]
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

23.06.2017 | 21:41
«МАКДОНАЛДС» ОТКРЫЛ НОВУЮ ГЛАВУ

В ИСТОРИИ ФУТБОЛА - БЕЗ ГРАНИЦ И БАРЬЕРОВ
«МАКДОНАЛДС» ОТКРЫЛ НОВУЮ ГЛАВУ В ИСТОРИИ ФУТБОЛА - БЕЗ ГРАНИЦ И БАРЬЕРОВ

8



23.06.2017 | 17:23
В аниматоры пойду, пусть меня научат!
В аниматоры пойду, пусть меня научат!
9

23.06.2017 | 17:22
Аэропорт «Казань» обслужил 1 000 000 пассажиров
С начала года Международный аэропорт «Казань» обслужил 1 000 000 пассажиров. Предыдущий показатель прошлого года был улучшен на 2 месяца...
1

23.06.2017 | 11:37
ПАМЯТИ ГАБДЕЛЬФАРТА ШАРАФЕЕВА
ПАМЯТИ ГАБДЕЛЬФАРТА ШАРАФЕЕВА
9

23.06.2017 | 11:34
Компания «Сувар Девелопмент» приступила к подготовительным работам по строительству домов третей очереди жилого комплекса «Залесный Сити»
Два 25-этажных дома, рассчитанных на 1200 человек будут возведены в 2019 году...
2

22.06.2017 | 10:11
Школьники рисуют – аниматоры оживляют
Школьники рисуют – аниматоры оживляют
14

21.06.2017 | 14:54
Солисты ТАГТОиБ им.Джалиля заняли весь пьедестал почета Международного конкурса артистов балета в Москве
Солисты ТАГТОиБ им.Джалиля заняли весь пьедестал почета Международного конкурса артистов балета в Москве
7

21.06.2017 | 9:29
Завершились гастроли балетной труппы во Франции
Завершились гастроли балетной труппы во Франции
8

20.06.2017 | 17:20
В Казани начался фестиваль восстановления исторических домов
19 июня начались работы на «Том Сойер Фесте». На первом этапе активисты очищают фасад дома №42 по ул. Волкова. Профессиональные кузнецы обследуют металлические элементы дома, чтобы начать восстановлен...
8

20.06.2017 | 17:18
Качаловский театр - продолжаются гастроли в Кирове
Качаловский театр - продолжаются гастроли в Кирове
16

20.06.2017 | 10:45
Ученые КФУ работают над созданием трехтомника, посвященного формированию Татарской АССР
Трехтомник академического издания, посвященного событиям, предшествовавшим созданию Татарской АССР, будет издан поэтапно в ближайшие четыре года в преддверии празднования 100-летия образования ТАССР....
7

19.06.2017 | 9:53
В КФУ откроется целый ряд новых профилей подготовки в области исторических наук
Значимые изменения в образовательном процессе Высшей школы исторических наук и всемирного культурного наследия КФУ произойдут в ближайшие два года....
21

19.06.2017 | 9:50
На XIII Казанском кинофестивале появится секция «Россия — исламский мир»
На XIII Казанском кинофестивале появится секция «Россия — исламский мир»
7

16.06.2017 | 20:58
В Администрации Кировского и Московского районов пройдет торжественное награждение учителей Кировского и Московского районов
19 июня в 11.00 в Администрации Кировского и Московского районов пройдет торжественное награждение представителей сферы образования районов. За значительные успехи в организации и совершенствовании уч...
18


ВСЕ НОВОСТИ »


Казначейские билеты, кредиты, вклады…

Банковские кризисы не единожды посещали Казань. Практически всегда перед дверями финансовых учреждений выстраивались толпы паникеров, желавших возможно быстрее получить свои вклады, провести конвертацию накоплений в более прочный актив, «подтолкнуть» денежные переводы и т. д.

 

«Для умножения в народном обращении массы легкоподвижных денежных знаков»

В тяжелую пору «нашествия двунадесяти языков», когда резко выросла эмиссия ассигнаций, сократился залоговый кредит, граждане устраивали ажиотаж у конторы Приказа общественного призрения на Кузнечной площади (Ленинский сад) и в Кремле.

Когда страну постиг сильный недород 1840 года, пошла волна новых изъятий средств, спровоцированная помещиками. Конторы Заемного банка и агенты Сохранной казны подверглись нашествию клиентов.

После Крымской войны в обстановке спада экономики и расстройства денежной системы был резкий рост частных вкладов в госбанки. Те просто не знали, как с выгодой распорядиться пассивами - в России не было объектов для инвестиций.

Банки несли убытки, удерживая в кассах без употребления большие суммы. В результате этого по императорскому указу от 20 июля 1857 года процент по частным вкладам уменьшился с 4 до 3. Вкладчики побежали за своими деньгами. И когда в стране начался акционерный бум, граждане начали перемещать вклады в торговлю, пароходства, страхование, железные дороги, нефтяные предприятия. Перед банками опять стояли толпы людей.

Кстати сказать, резко выросший недостаток пассивов сузил, а затем и остановил залог и перезалог помещичьих имений - у дворян исчез источник денег, вследствие чего они согласились, наконец, с планом освобождения крестьян от крепостной зависимости. Вернее сказать, с планом долговременной выкупной операции на средства государственного кредита.

Во всех случаях кризис порождала невиданная нигде в мире система казенных банков. Государственный Коммерческий банк поддерживал торгово-промышленные обороты, Заемный - помещиков через залог имений и домов, Сохранные казны воспитательных домов, Вдовьи казны и Приказ общественного призрения содержали больницы, тюрьмы, приюты и пр. Были еще ссудные казны - нечто вроде госломбардов. Коммерческий и Заемный банки подчинялись министерству финансов, Сохранные казны воспитательных и вдовьих домов - императорской канцелярии, то есть Администрации Президента, говоря современным языком. Приказ общественного призрения опекался МВД.

Частный банкинг существовал в форме банкирских домов: торговому дому, к примеру, в дополнение к обычному «промысловому свидетельству» выдавали и право на «промысел» по приему вкладов и кредитованию, переводу денег из города в город. Банки «собеса» развили наиболее широкую деятельность по приему вкладов, ипотечным операциям. Не желая тратиться на содержание воспитательных домов и социальной инфраструктуры, правительство, не мудрствуя лукаво, дало им право заниматься банковскими операциями. Это открыло простор для развития именно госбанков.

Участие государства в банковской сфере создавало и специфические риски. Зачем иметь развитый фондовый рынок, когда есть возможность негласных «позаимствований» в своих банках? Правда, потом, когда возникает паника и к банкам бегут за вкладами, там не оказывается достаточно денег. В этом случае государство включало печатный станок, залезало в иностранные долги. В николаевскую эпоху в число денег ввели суррогаты госконтор, госбанков. Своего рода расписки долговые.

Казначейские билеты - род ценной бумаги с вознаграждением в 4,3% годовых. Потом в денежном обороте появились процентные же депозитные билеты Коммерческого банка под внесенные металлические ценности, своего рода квитанции на драгметаллы (для торгово-промышленного кредита), вкладные билеты от банков - аналог сберегательного сертификата.

Когда обычный денежный кредит на торгово-промышленные цели резко сужался, место денег и занимали эти «билеты» - помещики брали ссуды под имения, делали «вклады» и перепродавали «билеты» купцам с хорошей наценкой. Макарьевская ярмарка, к примеру, полностью обслуживалась этими суррогатами.

К концу 1850-х годов совсем приперло, и вкладные и ссудные операции пришлось прекратить, государство решило переоформить долги перед вкладчиками в 5-процентные облигации госзайма, для чего консолидировать все дела в одном, новом Государственном банке империи, который и учредило в 1864 году. Это было истинным мотивом запуска первого внутреннего облигационного займа и создания нового централизованного учреждения коммерческого кредита.

Такие же насильственные «позаимствования» в том или ином виде государство своими рычагами проводило и много позже. И проводит посейчас. Из кармана одной, по сути, госкомпании крупные суммы выбираются другой такой же организацией и «пробелы» восполняются из фондов третьей - Агентства по страхованию вкладов, к примеру. Вкладчики бегут к окошкам касс, и все повторяется.

 

«Употребляли капиталы на безвозвратные издержки»

Другой банковский кризис случился уже в эпоху иных банковских «установлений». Он возник иначе, чем прежние скандалы, и разрешался иными способами.

Сто восемьдесят лет назад в Казани объявили подписку на устройство первой городской богадельни для граждан неблагородного происхождения. За несколько лет собрали 100 тыс. рублей и купили на них дом и усадьбу разорившегося купца Евреинова. Однако в 1842 году город почти весь выгорел в ходе страшного пожара. 25 тыс., вырученных за участок с руинами, поместили для приращения в Приказ общественного призрения. 30 тыс. рублей, скопленных к 1848 году, и легли в основание общественного банка.

В первый период своей деятельности - с 1848-го по 1862 год - правление и директор не «употребляли капиталы на безвозвратные издержки». Пост директора занимал городской голова - по должности. Контроль был возложен на верхушку городской Думы. Однако члены правления получили право учитывать свои векселя без ограничения суммы кредита. Сроки выплат по векселям контролировались самим правлением, допускавшим многократные их переписывания. Даже списки лиц, получивших кредиты, велись произвольно. Подписи солидных торговцев и фабрикантов превратились в пароль для входа в этот банковский клуб. Банк был, по сути дела, захвачен узкой группой людей, не допускавшей до кредита остальных купцов и предпринимателей. Недаром, когда дела банка приводили в порядок, всего состояния его бывшего директора, купца Карпова, не хватило на покрытие его вексельного долга.

Спасли кредитное учреждение новые городовые положения, введенные императорским указом в 1870 году, по которым была сформирована и новая Дума, первым делом затеявшая проверку финансов. Она обнаружила в отчете Казанского городского Общественного банка катастрофическую вещь: лишь треть вексельного портфеля кредитной организации могла считаться благополучной. Общественному банку грозила ликвидация дел, а сотням фирм и предпринимателей долговая тюрьма. Возле Думы, где помещался банк, бродили растерянные люди. Чтобы спасти банк, Дума признала необходимым изменить систему управления делами и порядок производства операций. Было решено определить «потолок» вексельного кредита - не более десятой части основного капитала банка на одно лицо, оеструктуризировать долги более трех сотен купцов и учредить особую наблюдательную комиссию с правом решающего голоса при определении размера конкретных ссуд, процента, заключении должников под стражу. Банк был спасен от крушения, а клиенты от банкротства и долговой тюрьмы. Это был едва ли не единственный случай в истории общественных банков. Он стал возможен благодаря поддержке казанского губернатора, тайного советника Скарятина, который не стал опротестовывать постановление Думы. В противном случае казанский банк постигла бы участь скопинского, чебоксарского и ряда других городских банков.

Мало того, что Дума разрешила коммерсантам и заводчикам гасить долги постепенно, по 10-20% в год, она и кредит им не закрыла. И велела правлению остатки прибылей, подлежащих зачислению в основной капитал, переводить в запасный, на покрытие потерь по опротестованным векселям.

Большую роль в спасении муниципального банка сыграли банки коммерческие, которые как раз в те годы появились в Казани: Купеческий, Волжско-Камский, Общество взаимного кредита. Они производили переучет векселей на крупные суммы, брали под залог акций значительные капиталы, платя большой процент, учитывали у себя документы тех векселедателей, которым в городском банке допускалась переписка векселей с уменьшением кредита. Эти банки также определили повышенные ставки дивидендов для хранимых в них свободных средств городского банка. В результате предпринятых мер банк встал на твердую почву. В течение 8-10 лет были погашены основные долги. Сотни фирм и торговых домов спаслись от несостоятельности и банкротства.

 

«Банные деньги» военного времени

Последний баланс коммерческим банкам большевики, как известно, велели сделать на 14 декабря 1917 года. Дело, однако, сильно затянулось. Комиссары помогали мало. Техническая коллегия Русско-Азиатского банка только под нажимом обещала закончить ликвидацию к 10 ноября 1918 года, Азовско-Донского банка - к 1 января 1919 года. В газетах сообщали: «КОГБ, казначейство, сберкасса вынуждены производить ежедневные выдачи: 1. Частным лицам и фирмам - не свыше 300 рублей; 2. Фабрикам и заводам - в полной сумме… из них деньгами 25%, в остальной сумме облигациями займа свободы… управляющий КОГБ покорнейше просит… не отказывать в приеме облигаций». Казанский Совет доводил до сведения населения, что «лица, отказавшиеся принимать облигации по цене 85 рублей за 100 нарицательных, подлежат преданию суду революционного трибунала».

Здания, где располагались 15 кредитных учреждений города, осаждались толпами клиентов. И тогда в большевистском официозе появились призывы «решительно разделаться с этой сволочью» - по поводу напечатанного в газетах письма Союза служащих Госбанка, предупреждавшего граждан, что операции в банках могут производиться «только в том случае, если из Петрограда посылаются денежные знаки, что не саботаж служащих заставляет отказать в выдаче клиентам денег».

Но никакие декреты не могли принудить лавочников брать за товар облигации. И хоть принимал Госбанк эти бумаги на текущий счет, но перевести в Москву суррогаты не было никакой возможности. Идея местных «бонов» - «банных денег», как их окрестили горожане, ради которых даже миссия в Петербург за клише затевалась, планировался филиал Экспедиции заготовления госбумаг, - не была реализована, в отличие от многих других областей России. Город, кстати, мог выставить обеспечение в 100 миллионов рублей.

В январе 1918-го года казанский комиссар труда обратился к Обществу фабрикантов и заводчиков с просьбой «доставить сведения о положении промышленности в Казани». Вот строки из ответа: «Вследствие закрытия банков платеж фабрикантам почти не производится. Казенные и общественные учреждения не платят уже давно. Учета векселей и товарных ссуд не производится. Словом, денег у нас нет, сырья - почти нет. Совет затрудняется указать меры, которые помогли бы… по той причине, что мы говорим на разных языках».

Во всех городских учреждениях понаставили комиссаров, которые взялись досматривать телеграммы, перлюстрировать письма. Это вмешательство подняло против Совета сначала почтово-телеграфных служащих, а затем и остальных - в том числе и банковское сообщество. Первого ноября, в среду, по окончании приема клиентов делегаты от одиннадцати кредитных учреждений Казани, в том числе конторы Госбанка и казначейства, вкупе с представителями «главных учреждений» явились на собрание в городскую управу и приняли решение «с 9-ти утра 2 ноября» начать забастовку и держать протест до удалений из присутствий самозваных соглядатаев. В ночь с 5-го на 6-е Совет пошел на попятный: взял на себя обязательство «отменить все ограничения, нарушающие свободу слова и печати». Стачка прекратилась.

Еще в ноябре «отцы города» вынесли решение произвести заем на 1млн рублей. Городу нужны были значительные средства на жалованье, пайки солдаткам, выплату долгов. Председатель губпродуправы Штуцер грозил 29-й статьей Уложения о наказаниях торговцам, заводчикам, не представившим сведений о запасах мыла. Проверка дел продовольственной управы обнаружила: деньги от реализации продовольствия, закупленного на ссуды, зачислялись на общегородские счета, управа же своего отдельного счета не имела. Кооперативы и общества потребителей, выступавшие в роли посредников, возвращать долги не спешили, боясь лишиться оборотных средств. Денег просили даже у интендантства. Родился проект, критики которого не знали, что делать: цепенеть от ужаса или смеяться. Решено было произвести оценочный сбор.

«Вся финансовая мудрость наших социалистических финансистов, - писали газеты, - сводится к конфискациям и контрибуциям. Национализировали банки - в результате обанкротили их. Аннулировали займы - в результате иностранцы скупили процентные бумаги по 40-50 за 100. Взяли готовые оценки городской недвижимости без отношения к основаниям этих оценок и обложили произвольным процентом. Какое право имел Совет облагать налогами домовладельцев по стоимости их имущества, когда имущества эти декретами изъяты из гражданского оборота и, следовательно, ровно никакой стоимости сейчас не имеют?»

Можно представить, в каком настроении пребывали жители города, где не принимали к отправке посылки даже в соседние губернии, где почти исчезли привычные способы заработка, угасли промыслы, а деньги приобрели сюрреалистический вид, когда им объявили о перспективе скорого ограбления.

 

Столько групп интересов!

Какие «укоризны» предъявлялись к «уполномоченным госбанкам» дореформенной эпохи? Расточительное финансирование крупных землевладельцев, пролонгации договоров, недостоверные оценки залогов и пр. При Александре-освободителе «институты развития» ликвидировали и начали выправлять положение выкупной операцией под кредит Госбанка - она растянулась на полвека и постепенно убирала с поля неэффективных собственников. И дополнялась коммерческим банковским кредитом и развитием разных форм кооперативного мелкого кредита. Линия в целом была правильной. «Институт развития» в лице Госбанка, конечно, брался за важные правительственные программы: к примеру, строил сеть современных элеваторов по всей стране. Такой объект на госбанковские деньги построили в Челнах. Но это были проекты окупаемые и прибыльные. И главное: Госбанк был частью Минфина, контролировался им пожестче, чем это делает нынешний регулятор.

При Советской власти «институт развития» имел вид централизованного насоса для перекачки ресурсов из агропрома в индустрию, из села в город, из гражданских отраслей в «оборонку» и не считался ни с какими коммерческими категориями.

Государство, конечно, никогда не откажется от такого инструмента, как «институт развития», «уполномоченный банк». Но всякий раз, когда коммерческое учреждение будет срастаться с властью, выполнять несвойственные ему функции, неизбежно наступит кризис.

 

Василий ИВАНОВ


Дата публикации: 09:29 01.03.2017
Просмотров: 12

Комментарий будет оставлен от имени: Гость
(введите числом, сколько будет девять плюс четыре)

Комментарии:

Пока не добавлено ни одного комментария.

Работа плюс работа. И немного сплава…Работа плюс работа. И немного сплава…
Бывает же так – все в жизни удается! Что это: фарт или упорный труд, помноженный на талант? И как сделать так, чтобы не потерять активность и не сгореть в огне самоотдачи на рабочем месте? Выясним у Марселя ШАМСУТДИНОВА, заведующего ортопедическим отделением стоматологической поликлиники Казанского государственного медицинского университета...
25
Международного музыкального фестиваля "Kazan Classic Fest"  пройдет в КазаниМеждународного музыкального фестиваля "Kazan Classic Fest" пройдет в Казани
С 19 по 29 июня 2017 г. на сцене Татарского академического государственного театра оперы и балета им.М.Джалиля впервые состоится Международный музыкальный фестиваль "Kazan Classic Fest". Решение организовать фестиваль было принято в связи с проведением крупного спортивного события в Казани. Увидеть спектакли Татарского театра оперы и балета смогут не только казанцы, но и гости столицы Татарстана...
8
Германия и Чили разошлись миром в группе B со счетом 1-1Германия и Чили разошлись миром в группе B со счетом 1-1
Сборные Германии и Чили не смогли выявить победителя в матче второго тура группы B Кубка Конфедераций FIFA 2017. Начало матча было особенно ярким – чилиец Алексис Санчес открыл счет красивым ударом в ближний угол, а немцы благодаря голу Ларса Штиндля вскоре сравняли счет...
6
Непредсказуемый Эрдоган: что дальше?Непредсказуемый Эрдоган: что дальше?
Когда в начале апреля Росавиация разослала авиакомпаниям предупреждение о возможной отмене чартерных рейсов в Турцию, объяснялось это предстоящим важнейшим референдумом о переходе страны на президентскую форму правления. Аналитики говорили: последствия народного выбора могут оказаться настолько непредсказуемыми, что не исключается даже гражданская война. К счастью, опасения не оправдались. Что это: затишье перед бурей или оппозиционеры смирились с нежелательными для них итогами референдума?...
10
«Каждому - свое»«Каждому - свое»
Как много значили личность учителя и его слово для ребят моего детства! А детство было непростым - военным и послевоенным. Даже будучи совсем малышами, мы уже знали, что такое терять близких и кто виноват в том, что люди с войны возвращались искалеченные не только физически, но и духовно. Мы ненавидели фашизм, фашистов. И для многих, к сожалению, фашист являлся синонимом слова «немец». Ошибка, страшная ошибка! Мой сегодняшний рассказ о немке, о которой я вспоминаю с благодарностью всю жизнь, и о том, как я встретился с отголоском нацистской политики. Итак…...
12