ВОЙТИ:
логин:  
пароль:    
  [регистрация]
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

13.12.2017 | 11:49
Международный аэропорт «Казань» преодолел порог 2 500 000 перевезённых
пассажиров за год!
Международный аэропорт «Казань» преодолел порог 2 500 000 перевезённых пассажиров за год!

3



12.12.2017 | 10:26
5 стартапов стали новыми резидентами Бизнес-инкубатора ИТ-парка Казани
5 стартапов стали новыми резидентами Бизнес-инкубатора ИТ-парка Казани
6

11.12.2017 | 10:38
Международный аэропорт «Казань» запустил версию сайта для пассажиров с ограниченными возможностями по зрению
Международный аэропорт «Казань» продолжает работу по увеличению доступности оказываемых услуг для категории пассажиров с ограниченными физическими возможностями: была разработана и запущена версия сай...
5

08.12.2017 | 12:24
Ученые САЕ «ЭкоНефть» получат гранты от РИТЭК на реализацию своих проектов
Сразу 2 научных коллектива КФУ стали победителями конкурса инновационных идей от АО «РИТЭК». Кроме финансовой поддержки грант предоставляет возможность реализации проекта на месторождениях компании...
7

08.12.2017 | 10:48
Председатель Госсовета РТ Фарид Мухаметшин награжден Почетной грамотой полномочного представителя Президента РФ в ПФО
Председатель Государственного Совета Республики Татарстан Фарид Мухаметшин выступил с докладом на тему «О подготовке к проведению мирового чемпионата по профессиональному мастерству WorldSkills в горо...
7

07.12.2017 | 20:01
Волонтеры Победы Татарстана присоединятся к Всероссийской акции «День героев Отечества»
Волонтеры Победы Татарстана присоединятся к Всероссийской акции «День героев Отечества»
9

06.12.2017 | 9:38
Михаил Бабич вручил государственные награды жителям Приволжья
На церемонии были отмечены успехи машиниста компрессорных установок завода этилена из Республики Татарстан Ибушева Владимира Николаевича, который вносит большое количество рационализаторских предложен...
10

05.12.2017 | 11:56
Открытие новых производств в Технополисе «Химград»
5 декабря 2017 года Президент Республики Татарстан Рустам Минниханов посетит Технополис «Химград» с целью осмотра производства ООО Научно-производственное предприятие «Ирвис» и примет участие в торжес...
52

05.12.2017 | 11:52
Анна Синеглазова: «Добровольцы Татарстана в финале Всероссийского конкурса «Доброволец России»
Анна Синеглазова: «Добровольцы Татарстана в финале Всероссийского конкурса «Доброволец России»
7

04.12.2017 | 12:56
КФУ вошел в число 35 победителей конкурса на получение мегагрантов Правительства РФ. На средства гранта на базе стратегической академической единицы (САЕ) “ЭкоНефть” создадут научно-образовательный центр по уникальным технологиям поиска и разведки месторождений нефти
КФУ вошел в число 35 победителей конкурса на получение мегагрантов Правительства РФ. На средства гранта на базе стратегической академической единицы (САЕ) “ЭкоНефть” создадут научно-образовательный центр по уникальным технологиям поиска и разведки месторождений нефти
30

04.12.2017 | 10:36
Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен: в Казани прошел митинг в честь Дня Неизвестного солдата
Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен: в Казани прошел митинг в честь Дня Неизвестного солдата
11

04.12.2017 | 10:28
Сметчики Республики Татарстан признаны лучшими в стране
Сметчики Республики Татарстан признаны лучшими в стране
27

01.12.2017 | 19:57
Стала известна детская программа Зимнего книжного фестиваля
Стала известна детская программа Зимнего книжного фестиваля
7

01.12.2017 | 10:35
Первый в России и СНГ Центр международной сертификации по арабскому языку открылся в КФУ
Официальное открытие площадки, предназначенной для организации языковой сертификации по уровням владения арабским языком и выдачи удостоверений о прохождении тестирования, соответствующего международн...
9


ВСЕ НОВОСТИ »


«Все мы – парни обыкновенные!»

Слева направо: Асхат Зиганшин, Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский, Иван Федотов

 

Правительственна телеграмма


Младшему сержанту Зиганшину Асхату Рахимзяновичу, рядовым Поплавскому Филиппу Григорьевичу, Крючковскому Анатолию Федоровичу, Федотову Ивану Ефимовичу.

Своим подвигом, беспримерной отвагой вы приумножили славу нашей Родины, воспитавшей таких мужественных людей, и советский народ по праву гордится своими отважными и верными сынами.

Никита Хрущев. Москва, Кремль

 

 

Нынешним летом тихо и почти незаметно прошла по страницам газет грустная новость: скончался Асхат Зиганшин. Читающая публика даже у нас в республике никак не откликнулась – уход «последнего символа героической советской эпохи» не задел ни сердце, ни память, в которой теперь хранятся светлые образы совсем другого сорта. Только в Питере, рядом с которым жил Зиганшин, всколыхнулись и со вкусом помянули «героев былых времен».

 

А ведь как в свое время соревновались в изобретении эпитетов для экипажа военной самоходной баржи, который без пищи и почти без воды около двух месяцев бился за жизнь в Тихом океане! «Унесенные ветром», «Робинзоны поневоле», «Четверо смелых»…

Путешественники и мореплаватели Хейердал, Бомбар, полярники Папанин, Толстиков, писатель Хемингуэй, президент Эйзенхауэр, генсек Хрущев – все слали четверке солдат-стройбатовцев в 1960 году приветственные телеграммы. Американский архитектор Альберт Кан, спроектировавший танковые заводы СССР, и вовсе прослезился: «Как обрадовался бы Джек Лондон при виде своих советских братьев – живых символов его веры в достоинство и силу человека!»

Событие изумило весь мир: 49 дней без еды и воды жили (и выжили!) в океане четверо советских солдатиков, унесенных на барже штормом. Да неужели такое возможно?!

Их приглашали на телевидение, брали у них интервью газеты, им посвятили фильм. Мальчишки пытались подражать, а девушки заваливали героев письмами. По радио о них шли передачи, про них снимали фильмы, писали газеты, молодежь распевала самую популярную в то время песню на рок-н-ролльный мотив Rock Around the Clock: «Зиганшин-буги, Зиганшин-рок, Зиганшин съел свой сапог».

Парни объездили всю страну, выступали на съезде комсомола, по двести-триста писем в день получали от девушек, которые мечтали с ними познакомиться. Только полет Гагарина перекрыл эту славу.

 

Юрий – Гагарин.

Зиганшин – татарин.

Герман – Титов.

Никита – Хрущев.

А ты – кто будешь таков?

 

Что же так поразило весь мир в далеком 1960 году?

Вполне обыкновенные советские деревенские парни, не помышлявшие ни о каком геройстве, служившие на чумазой барже у черта на рогах, выказали такой моральный дух в борьбе за жизнь, что стали вровень с лучшими путешественниками и мореплавателями.

 

«Так что ж поддержало их – наших парней…»

Солдатики служили на Итурупе – острове в группе Курильских островов, доставшемся Советскому Союзу после войны. Они составляли экипаж самоходной баржи, с помощью которой на рейде разгружали большие суда – берег был необорудованный. В заливе Касатка суда привязывали к рейдовым бочкам или мачте затопленного японского корабля. Вообще-то, баржа с двумя дизелями по 300 сил предназначалась для перевозки танков и десанта, но годилась и на другие случаи жизни. Работы было столько, что служивые и не сходили на берег, ночевали не в казарме, а в конуре кубрика, там же готовили и пищу. Помещались лишь четыре койки, печка да переносная радиостанция РБМ.

Поначалу сержант Зиганшин был один. Потом прибыли Анатолий Крючковский, Филипп Поплавский, Иван Федотов. Составился коллектив: тракторист, колхозник, слесарь сахарного завода, амурский речник. Татарин, два украинца, русский.

С началом зимы навигация закончилась, и все шесть самоходок трактора вытащили на берег. Однако, когда в январе сообщили о подходе большого корабля с провиантом, две баржи вытолкали обратно в незамерзающие воды океана – ждать транспорт. Дали по полторы тонны солярки и воды с продовольствием на три дня. «Т-36» Зиганшина встала на бочку-поплавок, а к ней прицепили «Т-96». За день до того они успели сходить в баню и получить деньги. Так с ними и отправились на баржу. Потом хранили их как памятные сувениры – длинные, как простыни, «тридцатки».

 

В ночь на 17 января разразилась зимняя буря, трос утром лопнул, и баржи понесло в океан. Собственно, это была почти штатная ситуация. Тросы здесь лопались регулярно, и суда своим ходом выбирались на берег. Точно так же развивались поначалу события и в этот раз. Баржи разъединились, и каждая занялась своим маневром.

Однако громадные шестиметровые волны и снегопад свели видимость к нулю, рация вышла из строя, ветер понес экипаж Зиганшина в океан. Когда к вечеру погода немного прояснилась и стал виден берег, старшина решил выброситься на него. В первый раз едва не напоролись на скалы – спас удачный разворот. На второй попытке днищем нащупали песок, но кончилось топливо, заглох движок, и судно, потерявшее ход и управляемость, понесло в океан.

 

О том, чтобы вплавь добраться до берега, не могло быть и речи. Ледяная вода, волны, страшный холод. Камнем пошли бы ко дну. Да и страх сидел прочно: как это можно бросить казенное имущество?

 

Вся баржа обледенела, цепи смерзлись. Что оставалось делать? Ждать на ржавой посудине окончания шторма и помощи с берега. Вопрос: с чем ждать? Обычно на барже был запас продуктов: галеты, сахар, чай, тушенка, сгущенка, мешок картошки, но перед зимой все перетащили в поселок Буревестник, в казарму. И весь наличный запас был на двое суток. Ведро картошки. Полтора кило свиного жира. Несколько горстей крупы. Три коробка спичек, пара пачек «Беломора». Неполный бак питьевой воды. Ее выпили в первые дни дрейфа. Потом, экономя каждый глоток, пили воду, перемешанную с соляркой, из двигателя. Все-таки целых 120 литров. Про положительный опыт мировых мореплавателей, ставивших как раз в те годы опыты по употреблению морской воды, они ничего не знали. Шарили по всем углам – нашли «Красную Звезду», где прочитали сообщение: всем запрещалось до марта заходить как раз в тот район Тихого океана, где находилась баржа. Обозначился «край» – март. Появилась цель – дожить до марта. Между прочим, помогло. Спасли их 7 марта.

 

«Мы старались спокойно рассуждать о том, что нас ищут. Не допускали разговоров, что нам труба. Все-таки надеялись на спасение», – рассказывал потом Зиганшин.

Они не знали, что однополчане нашли на другой день на берегу Итурупа спасательный круг с баржи и разбитый ящик из-под угля с бортовым номером «Т-36». Естественно, решили, что баржа разбилась и затонула с экипажем. Командиры сочинили телеграммы с соболезнованиями родственникам, и часть занялась повседневными делами.

А на барже представляли себе, что делается в казарме. Старались всеми силами занять себя. Две недели, пока не заклепали деревянным «пластырем» и домкратом дыру в борту, ломались, откачивая воду из трюма. А то и лежали пластом, когда снаружи ревел океан. Так и жили – супчиком из пары картофелин, в который закладывали по щепотке тушенку. Ели раз в сутки. Каждому доставалось по кружке супа. Воду пили три раза на день – из крохотного бритвенного стаканчика. Но вскоре и эту норму пришлось урезать вдвое. Никто за все время даже намека на жадность и рвачество не выказал. Именинникам выдавали вторую стопку воды. Однако Крючковский отказался есть «именинный торт» в одиночку – поделился с товарищами. Даже День Советской Армии умудрились отметить – вспоминали, разговаривали. Зиганшин предложил растянуть праздник – сегодня выкурить последнюю папироску, а «торжественный обед» съесть на другой день.

На другой день и съели последнюю картофелину. Пробовали есть мыло, зубную пасту. После этого голодали 12 суток. Пытались делать снасти и ловить рыбу. Но океан оборвал все приспособления. Нечем было бить и альбатросов. Крысы сбежали еще раньше. Временами охватывало безразличие.

Потом узнали, что никакой живности в тех местах не водилось из-за мощного океанского течения, которое японцы называют «течением смерти». Да и сил на рыбалку уже не оставалось.

 

 

Еще несколько веков назад было замечено, что иногда японские рыбаки, уйдя даже в тихую погоду на промысел, не возвращались домой. Подхваченные мощными потоками Куросио восточнее островов Рюкю, где его скорость достигает 78 миль в сутки, японские рыболовные суда оказывались вынесенными в Тихий океан. В большинстве случаев японские рыбаки, попав в плен Куросио, погибали на двенадцатый-тринадцатый день не столько от истощения, сколько от сознания, что они находятся в плену «синего течения», или, как называют Куросио японцы, «течения смерти». Особенно опасно Куросио зимой, когда в северо-западной части Тихого океана свирепствуют циклоны, относящие рыбопромысловые суда в океан.

Л. Скрягин «Куросио – течение смерти».

 

Были у них часы с календарем. Но скоро за временем следить перестали. Даже судовой журнал заполняли редко и записывали про общее настроение и расписание на работы. Потом писать стали реже – каждый предыдущий день походил как две капли воды на последующий, ничего нового не происходило. Всплывали в разговоре и сюжеты из уголовного фольклора – про беглецов, которые сманивали с собой какого-нибудь простака в качестве «живых консервов». После этого самый молодой Федотов начал спать с топором под подушкой.

Бывали и галлюцинации. Голоса слышали, гудки кораблей. Иногда вылезали на палубу и разглядывали стаю акул вокруг баржи. На 30-е сутки дрейфа приплыли чуть не к Гавайям. Акулы чуяли чужую беду и ждали, не свалится ли кто за борт.

Договорились так: если у кого-то иссякнут душевные силы, то остальные поймут, попрощаются по-человечески. Последний живой запишет в журнал имена.

 

Тут Зиганшин вспомнил рассказы учительницы о рыбаках, которые ободрали на своем судне всю кожу, сварили и съели, чтобы выжить. Старшина нарезал на лапшу свой кожаный ремень и ремешок от часов, сварил и поджарил на «буржуйке», которую топили кранцами – покрышками, навешанными на борта для удобства швартовки. Далее употребили ремни с рации. Сыграв в последний раз на гармошке «Амур-батюшка», мореходы съели кожу с клавиш. Это было как мясо высшего сорта. Потом однополчане шутили: теперь у вас музыкальные желудки!

Правду говоря, сам Зиганшин потом в разговорах с газетчиками временами отрицал гармошку, относил ее на счет сочинительства авторов материалов. Трудно поверить и в те статьи, где расписывалось, как мореходы укрепляли свой дух хоровым исполнением под аккомпанемент Поплавского песен вроде «Дивлюсь я на небо», да еще в продолжение нескольких часов. Не вспоминал Зиганшин и про то, как в особо трудные минуты Федотов читал им «Мартина Идена», не до того было.

 

А какие красивые «пассажи» были в газетах тех лет!

«Вы молились во время шторма?» – спрашивали моряков корреспонденты американских изданий. «Да, мы молились и даже «священник» у нас свой был, рядовой Иван Федотов. Он нам рассказывал о челюскинцах, об Алексее Маресьеве, Иване Папанине, о героях Брестской крепости. Всех их, о ком он рассказал, мы знали раньше. Но на этот раз и Маресьев, и Папанин вроде стояли рядом с нами на барже и говорили: «Крепитесь, братки! Ведь вы же советские люди».

Это тот Федотов-«священник», который с топором спал.

 

Суп из сапогов

И настало пора приняться за сапоги. Были и свои, и дембелей, служивших ранее на этой посудине. Надо сказать, что сапоги были кирзовые, с могучей пропиткой. Как они ели этакое?

Сначала съели кожаную их часть. Потом разрезали голенище на кусочки, долго кипятили в океанской воде, обжарили на сковородке с техническим маслом, намазывали солидолом и жевали. Чем не жареная картошка?

Не то у Солженицына, не то у Шаламова есть рассказ, как зэки от голода сожрали бочку солидола. Им, должно быть, было невдомек, каковы бутерброды с кирзой.

И ни у кого не было расстройства желудка. Правда, не пробовали, как путешественник Уиллис, пить машинное масло. Ребята и до службы имели дело с моторами и знали, что к чему. Потом, на пути домой, механик теплохода «Куин Мэри», рассказал им о своих приключениях на судне, которое в шторм лишилось связи и руля. Там часть экипажа погибла как раз из-за отсутствия твердых моральных установок.

  Много лет спустя, к одной из годовщин памятного дрейфа, журналисты попробовали провести опыт поедания кирзовых сапог. Сбегали в строительный магазин, притащили пару сапог. Сделали все честь-честью: кипятили, жарили, резали на кусочки, но проглотить «деликатес» не смогли. Списали все на перемену в качестве «кирзы». Дескать, в конце 50-х пропитка была «натуральной», съедобной, а теперь одна «химия». Может, оно и так, но скорее дело в том, что на барже выбирать не из чего было.   К слову сказать, во время многочисленных встреч с народом после спасения им задавали массу вопросов, среди которых постоянно присутствовал и вопрос о сапогах. Дети – те вообще более всего были впечатлены именно этим фактом. Все спрашивали: вкусен ли суп из сапога? Герои отвечали: попробуйте и узнаете. Некоторые мальчишки, должно быть, все-таки сварили свои сапоги.    

 

Почти одновременно с четырьмя советскими воинами, только за тысячи миль от них – в Тиморском море Индийского океана, попал в беду экипаж рыболовецкой шхуны «Семенгет Бару». Эти люди находились в более благоприятных условиях: их было двадцать два человека, они могли во время дрейфа ловить рыбу. Но у них отсутствовало главное: сплоченность, взаимное доверие, выдержка. За тридцать пять дней дрейфа двенадцать рыбаков погибли от голода, жажды и болезней. Когда остальных прибило к острову Батерст, восемь рыбаков оставили на берегу двух больных товарищей и ушли, заботясь лишь о спасении собственной жизни. Одного из больных, потерявшего человеческий облик, 7 марта подобрал австралийский эсминец «Кункмэтч», судьба другого неизвестна.
Газета «Советская Россия»

 

«Нас возили в кадиллаках»

2 марта они увидели судно – оно было слишком далеко. 6 марта прошел еще один борт. Они не успели задымить костерчик на палубе. Только 7 марта, когда оставалось полчайника воды, над баржей повисли вертолеты. Зиганшин, когда его впоследствии спрашивали, на сколько дней оставалось у экипажа сил, шутил: «Пожили бы еще – на мне оставался второй сапог». Врачи считали, что через день-другой они бы умерли.

 

 

Четверо русских были одеты в загрязненную и порванную военную форму. Они были небриты, с длинными волосами. Они могли передвигаться, но довольно неуверенно из-за слабости. Они были спокойны, последовательны в разговоре, свободно отвечали на вопросы, которые им были заданы на корабле через переводчика. Каждому дали по нескольку глотков бульона, молока и маленькие кусочки хлеба. Затем – фруктовый сок.

Из отчета военных врачей авианосца «Кирсардж».

 

Их обнаружили американцы. В советских газетах писали, что капитан авианосца Kearsarge, приметив баржу, потребовал по радио: «Измените курс!» – та не откликнулась. Вертолеты, поднятые с палубы, увидели неуправляемую посудину с поднятым сигнальным флагом «Терплю бедствие». На палубу с трудом выбрались диковатого вида люди. Американцы обозначили район сигнальными ракетами, выбросили веревочные трапы. А терпящие бедствие не торопились принять помощь. Зиганшин решил: «Поставлю как командир условия: дайте продукты, топливо, карты, и мы сами домой доберемся». Пилоты не поняли и улетели. Прилетели другие – картина та же.

Тогда авианосец развернулся и отправился за горизонт. Мореплаватели испугались. Начали махать руками, кричать. К счастью, корабль вернулся, и на ломаном русском их спросили: «Помощь нужна?», путешественники замахали руками, и Зиганшин первым влез в спущенную люльку. На борту вертолета ему сунули в зубы сигарету, и он с наслаждением затянулся. Потом героям дали бульона, хлеб. Зиганшин предупредил, чтобы не наедались с голодухи. Американцы удивились. Зиганшин усмехнулся: не голодовали вы, как у нас в Поволжье.

 

 

Я полярный летчик. Жил и работал среди очень сильных людей, которые попадали в чрезвычайно трудные положения. Но такого еще не бывало. Этот дрейф – сгусток всего героического, с чем мне приходилось сталкиваться.
Герой Советского Союза М. В. Водопьянов.

 

Американцы отправили их в душ, дали белье, бритвы. Зиганшин в душе потерял сознание. Когда очнулся через трое суток, первым делом поинтересовался, что там с баржей. Когда осознал, что судно оставили на волю волн, что он на борту злейшего врага, сильно струхнул. Все, конец пришел: если не американцы, то наши непременно прижмут к ногтю. Имущество утратил, оказался в плену. Что теперь будет?

А американцы выказали благородство, верность морскому закону.

Потом писали, что они пуговицы на сувениры отрывали от рванины, которую наши скидывали в душе, – даже не дожидаясь, когда они разденутся. Остались фотографии: обросшие, исхудавшие… «Фокус» показывали – становились втроем и обхватывали себя одним солдатским ремнем.

 

Сначала «толмачил» кок – американец западноукраинского происхождения. Он им и вареники готовил. Потом переводчик с Гавайских островов прилетел. В лазарете все старались услужить – чуть что, несли питье, сигареты. «Каждый зажигалку подставлял, каждый чем-то хотел помочь, я удивился, ведь в армии нас учили, что американцы – враги!» – говорил потом Зиганшин. Ежевечерне – кино, музыка. Командир авианосца подарил каждому по блоку сигарет и зажигалке, постоянно приходил, справлялся, все ли в порядке.

На пресс-конференцию прилетели полсотни журналистов. Американцы только успели поинтересоваться «ду ю спик инглиш», как у Зиганшина пошла носом кровь, и мероприятие свернули.

Против ожиданий героической четверки, никто не пытался их допросить, разузнать советские секреты. Предложили только подумать остаться в США, но ни на чем не настаивали. А наши чуть что твердили: «Хотим домой и точка!»

Парни впервые в жизни увидели свои лица на экране огромного телевизора! Погуляли по улицам Сан-Франциско, мэр которого вручил им символический ключ от города, побродили по Нью-Йорку.

Их приодели: купили каждому пальто, костюм, шляпу, галстук. Наши застеснялись узких брюк, остроносых туфель. На родине стиляг гоняли. Подарили пляжные трусы с картинками ковбоев. Они их спрятали за батарею отопления. Возвращались морем, через Францию.

 

«Давайте сделаем из них героев!»

По большому счету, героями их сделали американцы, которые «распубликовали» на весь мир свой исключительно человеколюбивый поступок в отношении русских. Паблисити прежде всего!

Между прочим, когда их провожали в порту Сан-Франциско на берег, командир приказал выстроить всю команду авианосца – так отдавали честь моряки.

С нашими же – и хуже, и туже. Мало того, что махнули рукой и не стали тратить солярку и авиабензин на поиски баржи, так еще и оттоптались на бедных родственниках, сраженных потерей сыновей. Сначала им прислали соболезнования «Ваш сын и брат…», а потом тайком обшарили семейства – заподозрили какое-то дьявольское дезертирство.

Много времени спустя, когда Зиганшин приезжал в свою Шенталу, соседка отозвала его в сторону и повинилась за мужа-милиционера, которого в 1960 году сотрудники госбезопасности привлекли к обыску в доме родителей Асхата. Попавшие в беду парни боялись в виду берега покинуть вплавь посудину – казенное имущество!

Не сразу сели и в люльки вертолетов. Все думали, как вверенное им имущество уберечь.

Потом, в теплых постелях, испытывали озноб от мысли: спасли американцы! Ждали, когда от банкетного стола, от пресс-конференций их повезут в подвалы Лубянки, в «Матросскую тишину» и спросят, отчего не сиганули за борт, когда вертолеты «врагов» повисли над палубой баржи.

Эти опасения были вполне основательны. Если бы американцы не раззвонили по всему свету об «отважной четверке», которая выказала «силу духа», наши пропагандисты ни словом не обмолвились бы об этом происшествии. Ведь нехорошо это выглядело: бросили своих солдат на произвол судьбы. Не вмешайся случай, ограничились бы невнятной новостишкой в две-три строки. А «случаем» стал Алексей Иванович Аджубей – редактор «Известий» и зять Хрущева.

 

Слева направо: Филипп Поплавский, Асхат Зиганшин, Иван Федотов, Анатолий Крючковский

 

Как раз в начале марта, после командировки, он заглянул в редакцию, чтобы оценить готовящийся к печати номер. И сразу понял: нет «гвоздя» – материала первой полосы. Из телетайпной как раз доставили новость о спасении четверки. И Аджубей мигом мобилизовал всю корреспондентскую рать – от Америки до областных спецкоров – на этот «хит».

Однако в ЦК партии были категорически против этой публикации. Аджубей уламывал Фурцеву, рисовал мрачную перспективу оказаться «в дураках», но ничего не помогало. Только когда Аджубей пригрозил обратиться лично к тестю, согласилась: «Под вашу ответственность! Со мной разговора не было».

16 марта, на девятые сутки пребывания солдат в Америке, в «Известиях» вышла статья «Сильнее смерти». Стоит заметить, что народ в стране узнал о спасении четверки не из газет, а из «Голоса Америки».

Однако все завертелось: в Америке – карнавал, в Союзе – толпы, торжественные обеды, приемы. Потом так встречали только Гагарина.

Но с наградами вновь случился конфуз. Их представили к званию Героев Советского Союза. Но министр обороны Малиновский уперся и дали только ордена Красной Звезды. На встрече, где вручали отличия, маршал то улыбался, то хмурился. Сунул коробочки со специальными наручными часами, «чтобы не блуждали», поздравил и отошел в сторону. Родион Яковлевич был убежден, что ребята «надрались», в результате чего баржу и унесло в океан.

И вообще, разговоров было много: баржу как следует не закрепили, время и обстоятельства происшествия скрыли, запутали поисковиков, дав неверные данные. И воды там было достаточно, и «жрачки». Но никто не мог подвергнуть сомнению сам факт – 49 дней дрейфа на грани гибели. И все признавали, что сравнение с Хейердалом и Бомбаром – за уши притянутое. Иностранцы ставили хорошо подготовленный эксперимент, их не теряли из виду, а наших парней обстоятельства сделали персонажами настоящей драмы.

Дома кроме наград дали двухнедельный отпуск. Потом отправили в Гурзуф, в генеральский санаторий. Там с ними какой-то влиятельный военный прокурор коротко сошелся и посоветовал в морское училище поступать, и письмо написал.

После санатория поехали герои дослуживать свой срок на Дальний Восток, в свою часть, где им, наконец, «удалось бухнуть по-человечески». Из округа пришли бумаги, к ним приставили учителей, чтобы готовиться к поступлению, – с ними и «бухали». Особенно после того, как в «Комсомольской правде» прочитали, что на самом деле уже зачислены на первый курс. У героев за плечами было по 7–8 классов образования. Учились, как признавались позже, «между выступлениями». До 12 раз за день рассказывали о своей эпопее. «Как стишок» заучили, «пафосу подпускали».

Потом судьба разбросала. Зиганшин прослужил больше сорока лет в аварийно-спасательном дивизионе Ленинградской военно-морской базы – с пожарными, водолазами. В Москву на парад в честь Дня ВМФ ходил. На пенсии подрабатывал сторожем на лодочной станции. И с квартирой у него никакого волшебства не случилось. После женитьбы семь лет жил в коммуналке. Нормальную «двушку» получил только в 1991 году. Между прочим, в народе долго ходили россказни о том, что Зиганшин пригласил на свою свадьбу мэра Нью-Йорка. Тот вежливо отказался, но прислал подарок – мебельный гарнитур.

Поплавский, окончив училище в Ломоносове, никуда уезжать не стал, там и осел навсегда. Участвовал в экспедициях в Средиземном море, Атлантике, вел наблюдение за космическими аппаратами.

Федотов на Дальний Восток вернулся. Крючковский в Киеве всю жизнь проработал на судостроительном заводе.

 

«Зиганшин-буги, Зиганшин-рок!»

О них сняли фильм «49 дней». Сценарий написали мэтры советской прозы Юрий Бондарев, Владимир Тендряков и Григорий Бакланов.

Высоцкий написал о героях песню. Поэты и писатели плотно отработали «тему».

Народ валом валил на встречи с героями, а на улицах самодеятельные певцы наяривали на рок-н-ролльный мотив Rock Around theClock:

Зиганшин – буги, Зиганшин – рок!

Зиганшин съел один сапог.

Но сорок дней немалый срок –

Зиганшин съел второй сапог!

Зиганшин – рок, Зиганшин – буги,

Зиганшин – парень из Калуги,

Зиганшин – буги, Зиганшин – рок,

Зиганшин слопал свой сапог!!!

Поплавский – рок, Поплавский – буги,

Поплавский съел письмо подруги,

Пока Поплавский зубы скалил,

Зиганшин съел его сандали!

Пока Зиганшин рок долбал,

Гармонь Федотов доедал.

Это, конечно, была всенародная слава. Такого отпечатка – в фольклоре – удостаиваются считанные персонажи. Наш народ безоговорочно восхищался подвигами, но очень был насмешлив к дифирамбам и фимиамам – старался нейтрализовать их избыточность анекдотами и куплетами. Слава четверке обломилась грандиозная. Но поскольку событие не значилось в «планах партии и правительства», да и состоялось с немалым участием американцев, осталось оно каким-то особняком в череде наших великих свершений. Потом журналисты даже жалели, что Поплавский, Федотов, Крючковский и Зиганшин чином не вышли – в том смысле, что не были профессиональными звездами на виду у начальства, удовольствовались тем малым, что им предложили. Зиганшина даже советским Форрестом Гампом называли. Дескать, и не понял, какой след оставил в истории и культуре, и не воспользовался огромными возможностями, которые ему подарила всемирная слава. Даже жены подходящей себе не добыл – сочетался просто с любимой женщиной, без связей, приданого. А мог бы, если бы расстарался, и до генерала дорасти. Одно слово – колхозник. Подарки, вырезки из газет, памятные фото не собирал – за него это делали другие. Если бы не сделали – и предъявить доказательств своих подвигов не смог бы на старости лет. Зиганшин был не в обиде. Полагал, что жизнь и он, и его товарищи прожили хорошо. Да еще считал, что ему повезло – есть что вспомнить. Впрочем, порою он тяготился всем этим, считал, что было бы лучше, если бы ничего такого и не происходило. А в целом судил так: как легло, так и легло.

В Черемшане, на родине родителей, у Зиганшина есть мемориальный музейный уголок, в самарской Шентале, где родился, – улица, названная его именем.

 

Подготовил Иван ЩЕДРИН


Дата публикации: 11:27 12.09.2017
Просмотров: 38

Комментарий будет оставлен от имени: Гость
(введите числом, сколько будет три плюс три)

Комментарии:

Пока не добавлено ни одного комментария.

Не все мечты сбываютсяНе все мечты сбываются
Имя актрисы Светланы СВЕТЛИЧНОЙ у многих зрителей ассоциируется с ролью обольстительной блондинки в советской комедии «Бриллиантовая рука». А ведь она снялась еще более чем в трех десятках фильмов, работала в театре и на одном из кинофестивалей была награждена специальным призом «За преданность кинематографу». И сегодня Светлана Афанасьевна старается жить активно, принимает участие в кинофестивалях, проводит творческие встречи. Наш разговор с актрисой о ее непростой судьбе и о том, что не все мечты сбываются...
12
В Республиканской юношеской библиотеке состоится встреча, посвященная памяти Николая Константиновича РерихаВ Республиканской юношеской библиотеке состоится встреча, посвященная памяти Николая Константиновича Рериха
16 декабря в Республиканской юношеской библиотеке (г. Казань, ул. Ибрагимова, 53 Б) состоится встреча, посвященная памяти великого русского художника Николая Константиновича Рериха. В программе – выступления сотрудников Татарстанского рериховского культурного объединения по темам «Жизнь и творчество Н.К. Рериха – как служение человечеству», «Н.К.Рерих – Великий сын России», «Рерих и Индия»....
6
Итоги финала Чемпионата мира «Бои по правилам TNA на кубок TATNEFT» сезона 2017 годаИтоги финала Чемпионата мира «Бои по правилам TNA на кубок TATNEFT» сезона 2017 года
14 декабря в «Татнефть Арене» определились победители 10 сезона чемпионата мира «Бои по правилам TNA» на кубок TATNEFT. В лёгкой и тяжёлой весовых категориях пояс чемпиона надели россияне Илья Фрейманов (до 70 кг) и Турпал Токаев (свыше 80 кг), а в средней категории (до 80 кг) – боец из Узбекистана Шер Мамазулунов....
8
Турция далекая и близкаяТурция далекая и близкая
С тех пор как открылся железный занавес, то есть с 1990-х годов, немало наших соотечественников волею судьбы оказались в Турции. Кто-то решил остаться там после получения образования в местных вузах, другие создали семьи, третьи приехали на заработки в динамично развивающемся туристическом секторе. А кто-то, просто увидев впервые чарующий, таинственный Стамбул во всем его великолепии, с многочисленными «следами» Османской империи, не мог устоять перед соблазном остаться здесь если не навсегда, то, по крайней мере, на продолжительное время. К ним относится и известный художник, татарин по национальности, Илдар АХМЕТВАЛИЕВ, Член Санкт-Петербургского отделения Союза художников России...
11
ВолгопоклонникВолгопоклонник
Прапрадед Павла Тиняева имел орден за военный поход и собственную баржу, на которой жил с семьей, зарабатывая перевозкой грузов по Волге. Прадеда-священника расстреляли в Гражданскую. А сам Павел много лет бороздит волжские просторы на ретро-яхте, восстановленной им из металлолома, неся в массы «культ воды» и мечтая о кругосветке...
20