ВОЙТИ:
логин:  
пароль:    
  [регистрация]
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

25.07.2017 | 9:39
Народный конкурс возвращается во дворы г.Казани
24 июля стартовал прием заявок на уникальный конкурс народного караоке «Голос нашей команды. Голос нашего двора»...

2



25.07.2017 | 9:35
В ИТ-парке состоялся первый выпуск участников социально образовательного проекта «inIT»
В ИТ-парке состоялся первый выпуск участников социально образовательного проекта «inIT»
0

24.07.2017 | 12:31
Бугульминский район – лидер по качеству образования среди районов Республики Татарстан
В Татарстане подведены результаты государственной итоговой аттестации по программам основного общего и среднего общего образования и олимпиадного движения в 2017 году...
9

24.07.2017 | 9:30
В ИТ-парке состоится первый выпуск участников социально образовательного проекта «inIT»
24 июля 2017 года в Технопарке в сфере высоких технологий «ИТ-парк» состоится подведение итогов и вручение сертификатов первым выпускникам социально образовательного проекта «inIT» по обучению PHP-про...
0

22.07.2017 | 8:48
В ИТ-парке состоится первый выпуск участников социально образовательного проекта «inIT»
24 июля 2017 года в Технопарке в сфере высоких технологий «ИТ-парк» состоится подведение итогов и вручение сертификатов первым выпускникам социально образовательного проекта «inIT» по обучению PHP-про...
4

20.07.2017 | 20:03
Победитель самой протяженной  в мире велогонки наградил юного казанского спортсмена
Победитель самой протяженной в мире велогонки наградил юного казанского спортсмена
14

20.07.2017 | 8:17
В Германо-Российском институте новых технологий (КНИТУ-КАИ) пройдет стартап-марафон
20 июля в стенах Германо-российского института новых технологий (КНИТУ-КАИ) пройдет стартап-марафон от Фонда Развития интернет-инициатив....
16

19.07.2017 | 9:03
В Татарстане пройдет арт-фестиваль "Сенофест"
29 июля в Заинском районе Республики Татарстан пройдет арт-фестиваль «Сенофест...
13

18.07.2017 | 18:13
Открыт прием заявок на Студенческий образовательный форум Республики Татарстан
Открыт прием заявок на Студенческий образовательный форум Республики Татарстан
14

18.07.2017 | 14:30
В Татарстане продолжается благотворительный марафон «Строим хоспис вместе»
В Татарстане продолжается благотворительный марафон «Строим хоспис вместе»
15

17.07.2017 | 9:18
Открыто голосование за лучшую концепцию музея техники внутри Ту-144
Казанский национальный исследовательский технический университет им. А.Н. Туполева открывает онлайн-голосование за представленные на конкурс проекты по созданию Интерактивного музея техники внутри сам...
12

14.07.2017 | 12:26
Эффективным продажам бизнес обучили в ТПП г. Набережные Челны
Эффективным продажам бизнес обучили в ТПП г. Набережные Челны
13

13.07.2017 | 10:05
Активисты «Том Сойер Фест» в Казани восстановили фасад исторического здания на ул. Волкова
Активисты «Том Сойер Фест» в Казани восстановили фасад исторического здания на ул. Волкова
19

13.07.2017 | 9:57
На острове Свияжск в четвертый раз открылась летняя театральная лаборатория «Свияжск АРТель»
На острове Свияжск в четвертый раз открылась летняя театральная лаборатория «Свияжск АРТель»
41


ВСЕ НОВОСТИ »


Беседы у мольберта

Заслуженный художник РФ, заслуженный деятель искусств Республики Татарстан Зуфар Фаатович Гимаев - выпускник Казанского художественного училища, Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры им. Ильи Репина и творческой мастерской Академии художеств СССР под руководством Хариса Якупова. Его произведения экспонировались на международных выставках в Турции и Словакии, они хранятся в музеях изобразительного искусства Татарстана, Чувашии, Перми и Красноярска, частных коллекциях России и за рубежом. Художник работает в различных жанрах изобразительного искусства: тематическая картина, пейзаж, портрет. Любопытно, что живопись - не единственное увлечение Гимаева. В свое время он успешно занимался пантомимой: руководил созданной им студией пантомимы «Бип» при Дворце культуры железнодорожников и преподавал пантомиму в Цирковой школе. Сейчас Зуфар Фаатович возглавляет правление Союза художников Республики Татарстан.

В мастерской под №33 в Союзе художников РТ, за веселой дачной шторкой «толпятся» люди, которых написал (художники не говорят «нарисовал») Зуфар Гимаев. Конечно, здесь хранятся не все его картины. Что-то приобрели музеи, что-то осело в частных коллекциях. То есть полотна «ушли в народ» и теперь живут своей жизнью.

У художника добродушное и как бы удивленное лицо. Седые волосы топорщатся ежиком. Голос вкрадчивый, обычно так говорят дотошные люди. Зуфар не суетлив, не прерывая работу у мольберта, он рассказывает мне о себе, о том, как и кого писал…

 

Зуфар, ты за свою жизнь многих запечатлел, известных и не очень. Во времена соцреализма отдал, наверное, дань и дояркам…

- Честно говоря, доярками особо не интересовался, за что меня руководитель творческой мастерской Российской Академии художеств СССР Харис Якупов даже ругал: «Почему ты пишешь каких-то деревенских бабулек, а не сильных красавцев, достойных кисти художника!» Очень уж он ополчился на одну мою работу. «Выброси!» - кричал. А это была Джамал-апа, я ее в деревне Кукеево нашел. Я ведь тогда много деревень Татарии объездил, лица искал. «Смотреть не могу на твоих старух! - не унимался Якупов. - Мелкая тема. Где размах, где рабочий класс? Почему нет КАМАЗов, строительных вагончиков, кранов, хотя бы колхозниц? Где все это?»

Когда в 1979 году эту работу отобрали на выставку в Москву и там она неожиданно «прозвучала», то мнение Якупова сразу переменилось. Он даже запретил ее продавать на сторону. Этой картиной мне удалось обратить внимание публики на то, что упорно не хотели замечать, называя мелкотемьем, - на «отдушину» для человека - тихую деревню, где ждет мама…

А Ленин тебя миновал стороной? В те годы каждый советский художник должен был изобразить вождя. Кто-то этим только и жил…

- И мне однажды пришлось... Помню, сижу как-то в мастерской, еще молодой художник, только что из Академии… Сижу без заказов, которые до меня просто не доходят, а оседают в руках «старичков». Они все себе забирают, а вот делать не успевают. Так в конце года несделанные заказы пропадают. Бывало, идешь в декабре по коридору худфонда, а тебя окликают и с барского плеча «сбрасывают» какой-нибудь горящий заказ. Так перепала мне заявка на портрет Ленина для завода имени Горбунова. Я его за две недели написал. Душу, конечно, не вкладывал, да этого и не требовалось. Никакой импровизации в изображении вождя не позволялось. Худсовет принимал лениниану строго! Но все же я творчески подошел к работе, просмотрел картины таких мастеров, как Серов, Фешин, Андреев, а также других художников, которые были современниками Владимира Ильича и писали его с натуры. На их портретах он еще живой, а не плакатный… 

Тебе позировал сам Шаймиев. Какой он в общении? И как тебя к нему занесло?

- Как-то тогдашнему мэру Казани Камилю Исхакову пришла идея организовать для местных художников несколько сеансов в Кремле, на которых бы им позировал сам Президент Татарстана. Кому ехать? Выбор пал на меня и Григория Эйдинова. Я с большим желанием взялся за эту работу, так как мне хотелось разглядеть в чиновнике такого ранга человека.

И вот я поехал в Кремль искать человека… И я его нашел! Шаймиев очень обаятельный и интересный «бабай». Он всем на свете живо интересуется. Умеет слушать, очень терпелив, тактичен. Во время одного из сеансов он спросил меня, как я отношусь к модному художнику Александру Шилову? И я честно выложил ему свое мнение: его картины, как яркая обертка у невкусной конфетки, которую сразу же выплюнешь!

Он призадумался. Позднее я узнал, что Шаймиев посещал мастерскую Шилова и, возможно, ему позировал.

«Бабай» был неплохо осведомлен о том, что происходит в Союзе художников Татарстана. Но, видимо, ему хотелось услышать об этом из первых уст. Он меня подробно расспрашивал, ну а я его просвещал, излагая свою точку зрения.

Многие спорят по поводу творчества Константина Васильева. Одни говорят - талантливо, другие утверждают обратное. Зуфар, а твое мнение?

- Впервые я увидел Васильева в нашем старом здании художественного училища на Комлева. Его уже тогда сопровождал за спиной легкий шумок. Для нас, студентов, он был московской знаменитостью!

Хоть мы и не часто встречались, но как человеку я ему симпатизировал. У Кости была положительная, добрая энергетика. До сих пор помню, какое впечатление произвел на меня его рисунок, вывешенный в коридоре училища. Значит, подумал я тогда, не случайно шумок ходит следом. Что-то здесь есть такое… И с тех пор я стал интересоваться его работами. Многие картины Васильева мне нравятся. Это был своеобразный художник, которого трудно уместить лишь в уготованные ему рамки русофильства и ницшенианства.

Тебе приходилось писать человека по фотографиям? Интересно, а способна ли она отразить внутренний мир так же, как и живописный портрет?

- По фотографиям писать очень сложно. Во-первых, она плоская, во-вторых, в ней мало информации, так как это всего лишь один миг человеческой жизни. И он не дает полной картины. Как-то меня попросили сделать сюрприз имениннице - написать ее портрет, но так, чтобы она об этом не знала. Чтобы такой портрет получился более-менее похожим, у художника должно быть много фотоснимков, и желательно любительских, на которых человек не позировал и был раскрепощен. Я написал, и в назначенный час за ним пришли ее дети. Нет, качают головами, это не она. Я им объяснил, что так портреты не создаются, и попросил одну встречу с именинницей, чтобы посмотреть на нее вживую, хотя бы инкогнито. Они эту встречу устроили, и я написал портрет всего за сутки. Заказчик остался доволен.

А над образом Салиха Сайдашева как ты работал, разве не по фотографиям?

- Мне повезло, что я видел Салиха Сайдашева. С ним дружил мой дядя и как-то привел его к нам в гости. Помню, как он погладил меня по голове, дал конфетку, спросил «халляр ничек?» (как дела?). Детские впечатления, они ведь на всю жизнь, он мне до сих пор снится! Я его написал на фоне крупной лиловой сирени, точно такой же куст цветет каждую весну во дворике бывшего радиокомитета (теперь на Горького, 15 находится «Болгар радиосы»), куда часто захаживал композитор, а проживал он совсем рядом - у театра имени Тинчурина.

Вообще-то я стараюсь писать портреты только тех, кто мне нравится, к кому испытываю симпатию. Взять, к примеру, портреты из серии «ЖЗЛ Татарстана». Я их с детства любил. Слушал музыку, песни, смотрел пьесы, читал книги, написанные ими.

Расскажи, каким ты увидел драматурга Туфана Минуллина, когда работал над его портретом?

- Помню, как Туфан-абый в первый раз пришел в мою мастерскую и стал рассматривать развешенные на стенах портреты, пейзажи, что-то я доставал ему со стеллажей. Потом мы стали пить чай и разговаривать. Он-то был уже известный литератор - в зените славы, а я кто? Молодой и многообещающий…

Час проходит за разговорами, два… Вдруг писатель встрепенулся, спрашивает меня, почему не работаю, только время зря теряем. Я говорю, что вообще-то, как только он порог мастерской перешагнул, я уже начал работать над портретом. Да, наверное, ты прав, отвечает.

О чем говорили? Да обо всем: о политике, истории, философии, природе и даже эксосенсорике и йоге… Ему все было интересно. Как знать, возможно, эти новые познания пригодились писателю и вошли в рассказы, эссе, пьесы… В свою очередь он меня просветил, что такое национальное искусство: «Думаешь, надел чаплашку и все?! Нет, этого мало, у тебя должны быть корни, которые питает вода родников твоей земли, и все это ради плодов!»

О Туфане Минуллине сложилось мнение, что он националист. Конечно, он очень переживал за свой народ, его беспокоило то, что татарская деревня исчезает, язык забывается, закрываются национальные школы и татары в городе перестают быть татарами. Но он так же переживал и за любую другую нацию, над которой нависали схожие проблемы. Он был человеком мира! И как депутат старался повлиять на ситуацию. Хотя было бы достаточно и того, что он делал в театре…

Конечно, до встречи с ним я не раз смотрел спектакли по его пьесам, читал книги, но мне не хватало неформального общения. Пусть это даже будет разговор ни о чем. Я должен был уловить интонацию, мимику, движения, реакцию… Увидеть, как лицо освещает улыбка, как меняет негодование или даже гнев. Все это очень важно. Портретист похож на губку, которая впитывает. Вот так мы с ним общались в течение пяти-шести сеансов. Он не капризничал, слушался меня. А говорили мы на татарском.

И вот настал тот день, когда я сделал последний мазок и поставил свою подпись. Показываю портрет Туфану-абыю. Он шумно реагирует, явно работа ему понравилась. Потом пришла комиссия из театра имени Камала во главе с Марселем Салимжановым принимать портрет. Кто-то из окружения начал было критиковать, но главреж как отрезал: «Хорошо сделано!» Потом, отведя меня в сторонку, поинтересовался: «Туфан-то сам портрет видел?» «Конечно, - говорю, - даже похвалил» «Странно, - рассуждает вслух Салимжанов, - ведь ты поймал его сущность, он получился у тебя жадным, нетерпимым диктатором! Неужели он этого не заметил. Я бы тебе не стал позировать…» Но все же Марселя-абыя я потом тоже написал, правда, уже после его смерти…

Ну а творческие неудачи, наверное, случались, когда портрет не получается и все, сколько бы ты не бился?

- Вспоминаю один такой случай, но это, как потом оказалось, скорее была удача, чем неудача. Просто было неприятие своего портрета человеком, которого я запечатлел. Это дирижер хора Семен Абрамович Казачков, он ходил ко мне позировать в течение года. Деликатно отказывался смотреть незавершенный холст, все откладывал на потом, когда на портрете будет сохнуть последний мазок. Я к работе подошел очень серьезно. Посещал его концерты, репетиции, ездил на гастроли и всюду делал зарисовки. Человек он был очень жесткий, требовательный, за фальшь мог, как и Шаляпин, вытолкать с репетиции взашей. Я собирал информацию, он мне позировал, я писал, переписывал, и вот наступил тот торжественный день, когда картина была завершена и можно ставить подпись. Казачков встал перед мольбертом, я отошел в сторонку, чтобы не мешать, но искоса наблюдал за реакцией. Он весь как-то посерел, вижу, очень переживает. И вдруг резко заявляет: «Это не я!» Как гром среди ясного неба! Столько труда было вложено в портрет, а тут… Спокойно ему отвечаю: «А я вас увидел таким. Интересно, а вы сами как себя представляете?» И тут он взорвался: «Я такой, я такой (и начал перечислять)… А вы меня изобразили… беззащитным!» Что ж, горько вздыхаю, извините, будем считать это творческой неудачей. На этом мы и распрощались.

Прошло время… Портрет дирижера появляется на выставке, где его многие увидели, в том числе ученики, коллеги, а также супруга Казачкова. Говорят, когда она посмотрела на портрет, то воскликнула: «Сеня, это ты!»

И вот мы случайно встречаемся с дирижером на улице. Он спрашивает, жив ли тот портрет и можно ли на него еще раз взглянуть… Конечно, говорю, и завожу в мастерскую. Семен Абрамович стоял перед своим портретом, наверное, целый час, даже слезы на глазах проступили. Потом повернулся ко мне и произнес поникшим голосом: «Зуфар, это я!» И тут мы обнялись…

Видимо, я разглядел его беззащитность перед большим искусством, которую он сам стеснялся показывать и поэтому долго не признавал. Он видел себя волевым, своенравным, а другие стороны своего характера подавлял, прятал.

Приходилось ли писать неинтересных тебе людей?

- Никогда не иду на поводу актуальной темы, модных тенденций, поветрий и указаний сверху. Главное, чтобы работа была мне самому интересной. Неприятных мне людей не пишу, все равно не получится. Хотя, если разобраться, то стопроцентных сволочей по земле ходит единицы, остальные в полосочку - и плохое в них есть, и хорошее. Надо только поискать это хорошее хорошенько.

…Помню, в 90-е годы мне «посчастливилось» писать бандита. Этот типаж тогда был «центровой» как в Казани, так и по всей стране. Золотые цепи, малиновые пиджаки, пальцы веером. Он приезжал в мастерскую с телохранителями, вел себя как хозяин. Ему, чтобы не скучал, привозили водку, пиво, деликатесы на закуску. Ладно, еще до девчонок дело не доходило. Разговор, а точнее, базар у него был примитивный, отражающий неглубокий внутренний мир. На третьем сеансе он, спустив штаны, заснул в туалете… Больше таких персонажей я к себе в мастерскую не пускал.

Интересно, как происходит восприятие и оценка живописного холста? Ты видишь школу, руку мастера, мазки… Или тебе важна энергетика, исходящая от работы?

- Я думаю, что восприятие картины происходит на тонком подсознательном уровне. Я как бы впитываю ее всеми органами чувств, но главное, конечно, сердцем. И даже не всегда ясно понимаю, что же мне в ней нравится, а что нет. Вот я долго рвался за рубеж, чтобы воочию увидеть шедевры мировой живописи, то, чем любовался в альбомах. Конечно, грезил Дрезденской галереей. И вот я там. Иду прямиком к Сикстинской мадонне Рафаэля. Стою и не могу понять: что в ней такого?! Чему здесь восхищаться?! Совершенно никакого впечатления она на меня не произвела. Разочарование полнейшее. Ушел в другие залы удрученный… Целый день блуждал, восторгался подлинниками, старыми мастерами, открывал для себя новые имена и уже перед самым закрытием, направившись к выходу, опять прохожу мимо Сикстинской мадонны и… столбенею. Что-то меня зацепило. Я почувствовал, как корешки моих волос начали шевелиться. Это был шок!

Тот же самый эффект произвела Джоконда в Лувре. Поначалу я стоял перед ней и не мог сосредоточиться, меня отвлекали вспышки фотоаппаратов, но потом картина затянула и приковала к себе. Я ушел в нее и уже не реагировал на окружающих.

Чтобы такой контакт произошел между зрителем и картиной, надо долго мечтать об этой встрече, рассматривая ее в иллюстрациях, а потом не ждать внезапного потрясения от первого же с ней свидания. Надо пройтись мимо нее несколько раз, потом вернуться, постоять… И, возможно, тогда это произойдет!

Из наших художников, которые меня согревают, назову Баки Урманче и Николая Фешина. Это великие мастера, у которых я учусь постоянно. Нравятся мне картины Коровина и Шагала. Из татарстанских - работы Хариса Хайдарова, Андрея Прокопьева, ранний Искандер Рафиков. Последним моим открытием было творчество Равката Каримуллина. Многие считают его картины мазней, но я сразу уловил, что передо мной самородок, жаль, недоучившийся и не получивший академического образования…

Подлинники и имитаторы - тема вечная. Не может быть абсолютно все высоким искусством! Тут еще многое от самого художника зависит, какую он перед собой задачу ставит. Одному важно передать свой внутренний мир, другому только внешнюю оболочку, удивить и сразить формой, ошеломить с надеждой, что зритель сам вложит в нее отсутствующее содержание…

Возьмем, к примеру, очень модного сейчас художника Никаса Сафронова. Я ходил на его выставку в Казани. Был ажиотаж, как будто бы приехала звезда эстрады. Но его портреты и натюрморты - это кич. Откровенный! К тому же автор привез копии, выдавая их за оригиналы. Сейчас появилась такая методика перенесения изображения на холст, когда с одной картины можно сделать сколько угодно копий. Неискушенный зритель смотрит - мешковина холста проглядывает, внизу стоит подпись автора, и думает, что это оригинал. Кстати, говорят, что один казанский бизнесмен клюнул и приобрел на той выставке за десять тысяч долларов картину Никаса Сафронова. Но гордился он покупкой недолго. Знающие люди открыли ему глаза. Бизнесмен бросился звонить Сафронову, чтобы вернуть деньги, а тот вежливо послал его к ушлым ребяткам, которые организовали этот бизнес на модном имени. В ответ на возмущение те хитро вывернулись, заявив, что оригинал стоит сто тысяч долларов, а за десять тысяч зеленых можно купить лишь копию с подпись художника. Никас Сафронов, конечно, никакой не художник. Он - успешный бизнесмен. Умеет пиариться, большие деньги вложил в собственную рекламу, на короткой ноге с известными и влиятельными людьми. Он раскрутил самого себя и теперь стрижет купюры. Молодец!

Я уверен, что только в нашей «стране дураков» может существовать такое явление, как Никас Сафронов, в Европе сидеть бы ему за решеткой за мошенничество.

Беседовал Адель ХАИРОВ


Дата публикации: 13:38 18.04.2013
Просмотров: 473

Комментарий будет оставлен от имени: Гость
(введите числом, сколько будет семь плюс четыре)

Комментарии (1):

Гость (18.04.2013):
очень интересное интервью. спасибо

Поэзия бронзыПоэзия бронзы
«Скульптор должен в своих произведениях выражать состояние души», – говорил великий Сократ. С этим полностью согласен прославленный мастер, народный художник РТ Махмут ГАСИМОВ, автор широко известных памятников и целой серии мемориальных досок. Каждый раз, приступая к очередному проекту, он тщательно изучает эпоху, в которую жил и творил человек, в определенной степени проживает жизнь своего героя, собирая разные свидетельства в единый портрет. В результате рождаются потрясающие образы, которые не могут никого оставить равнодушным...
14
В Казани покажут фильмы о культовых фигурах современной британской культурыВ Казани покажут фильмы о культовых фигурах современной британской культуры
Со 2 по 6 августа Британский Совет проведет в Казани и еще пяти городах России первый Фестиваль британского документального кино IN FOCUS. Показы в Казани организованы совместно с Центром современной культуры «Смена»...
0
Татарстанские теннисисты обыграли первую сеяную пару домашнего международного турнира
В первом раунде домашнего международного турнира «Kazan Kremlin Cup 2017» дуэт теннисистов сборной Татарстана Александра Боборыкина и Тимура Киямова обыграл первую сеяную пару турнира россиян Александра Павлюченкова и Маркоса Каловелониса. Счет матча, который продлился час и 19 минут 6:4, 7:6(4)....
0
Непредсказуемый Эрдоган: что дальше?Непредсказуемый Эрдоган: что дальше?
Когда в начале апреля Росавиация разослала авиакомпаниям предупреждение о возможной отмене чартерных рейсов в Турцию, объяснялось это предстоящим важнейшим референдумом о переходе страны на президентскую форму правления. Аналитики говорили: последствия народного выбора могут оказаться настолько непредсказуемыми, что не исключается даже гражданская война. К счастью, опасения не оправдались. Что это: затишье перед бурей или оппозиционеры смирились с нежелательными для них итогами референдума?...
15
РАСПАЛАСЬ СВЯЗЬ ВРЕМЕН…РАСПАЛАСЬ СВЯЗЬ ВРЕМЕН…
Эти слова принца датского с полным правом можно отнести к тому, что происходит в российско-украинских отношениях последнее время. Причем то, что мы видим по телевидению и в программах новостей, – лишь вершина айсберга, прошедшего всей тяжестью по судьбам отдельных людей, их семей и двух народов, на протяжении сотен лет остававшихся братскими по духу и крови. Долгое время я не только наблюдал за этими трагическими событиями, но и находился в самой их гуще и даже был участником....
17