Вектор созидания

0
140

Накип Галимов «Мебельная фабрика Ак Барс»

Накип Галимов, генеральный директор ООО «Мебельная фабрика Ак Барс»

 

В январе 2017 года мебельной фабрике «Ак Барс» из Набережных Челнов исполнится 35 лет. Более половины этого срока ею руководит заслуженный строитель Республики Татарстан Накип ГАЛИМОВ, человек творческий и незаурядный во всех отношениях.

 

В жизни челнинской фабрики отразились все перипетии в развитии мебельной индустрии нашей республики. Были времена, когда, казалось, хуже некуда, но всегда находились люди, которые распутывали клубок экономических противоречий, и то, что еще вчера казалось концом, становилось началом новой жизни. Накип Галимов — из этой плеяды.

Судьба привела его в мебельную отрасль в 1998 году, когда Накип Наилович, отдавший более двух десятков лет знаменитому заводу ячеистых бетонов (ЗЯБу), был назначен генеральным директором мебельной фабрики «Ак Барс», которую и возглавляет по настоящее время. Хорошо помнит те годы, еще доперестроечные, когда в республике было 17 мебельных фабрик. Из них четыре, оснащенные современным оборудованием, действовали в Челнах, не успевая за потребностями быстро растущего города. И не только. Около магазинов стояли очереди с чернильными номерами на руках, а у складов под погрузкой — КАМАЗы с разнарядками Госснаба на поставку мебели сибирякам. «Веселое» было время, а потом началось смутное. И когда Галимов принимал фабрику, а она была рассчитана на выпуск уголков отдыха, кроватей, матрасов, производила, по воспоминаниям Накипа Наиловича, 12 видов продукции вместе с рукавицами и червяками.

Сегодня, в канун своего 35-летия, ООО «Мебельная фабрика «Ак Барс» — единственная, выжившая из тех четырех крупнейших фабрик Набережных Челнов. Мало того, она занимает лидирующие позиции в Республике Татарстан как крупнейший поставщик мебели для бюджетных организаций. Ее продуктовая линейка включает более 250 наименований мебели. Это уже заслуга ее бессменного директора и коллектива, сплоченного общими бедами и устремлениями.

Вроде бы можно было довольствоваться местом под мебельным солнцем, потихоньку укрепляя позиции, упреждая конкурентов, словом, мыслить категориями, не выходящими за рамки достигнутой компетенции. Ан нет. Идущий да обрящет. А идущий в лице мебельной фабрики и ее директора довольствоваться своим положением не стал — за державу обидно, ту, которая рядом — Челны, Закамье, Татарстан, за былую славу местных мебельщиков.

— Нашлись люди со старой закалкой, опытом и знаниями, — вспоминает Накип Наилович, — и решили создать Ассоциацию мебельщиков Набережных Челнов и Закамья. Цель была четкая — заявить о себе, как-никак в городе работает около двух тысяч грамотных мужиков-мебельщиков, способствовать решению общих проблем и улучшению условий ведения деятельности в мебельной индустрии на территории города и региона. Идею поддержал руководитель ТПП Набережных Челнов и региона «Закамье»  Юрий Петрушин.

20 марта 2013 года Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности Набережных Челнов и Закамья была создана. Сегодня в ее рядах 13 предприятий. Чтобы развивать производство, отвоевывать местный рынок, нужно было изучить ситуацию на местном мебельном рынке. Посчитали, и получилось — только в Закамском регионе, грубо говоря, требуется мебели ежегодно на 2 млрд руб.

— Мы в состоянии освоить только треть, — говорит Накип Наилович. – Значит, две трети уплывают на сторону!  Как потеснить заезжих конкурентов и усилить позиции местных производителей? Родилась еще одна идея — создать на базе нашей Ассоциации мебельный кластер и продвигать мебель под единым брендом татарстанской мебельной продукции. Это позволит рассчитывать на государственное финансирование, получать право на крупные заказы. Обратился к только что назначенному главой Набережных Челнов Наилю Гамбаровичу Магдееву: помогите! Честно скажу, надежды особой не было. Но Магдеев оказался человеком слова. Через две недели привез решение Президента о создании на базе нашей Ассоциации мебельного кластера. И первое приобретение, которое хотим сделать благодаря кластеру, — приобрести на всю Ассоциацию роботов для покраски фасадов, так называемой «одежды для мебели».

Лед тронулся, вроде и передохнуть можно, но Накип Наилович верен себе: на очереди новый проект, имеющий социальную направленность. Его суть заключается в реализации новых квартир, полностью укомплектованных мебелью.

— Ипотечный кредит составляет около 11-12%, — рассуждает Галимов. — Мы предлагаем строителям сразу заложить в стоимость, скажем, однокомнатной квартиры условно 100000 рублей и предлагать покупателю сертификат на мебель с дизайн-проектом. Нами разработано 6 вариантов комплектации квартир.  Он может и не взять этот сертификат. Но это же выгодно: под 12% ипотеки, а не под 28% потребительского кредита, получить дополнительные 100000 рублей и разделить их лет на 20!

Сейчас задача — соединить интересы мебельщиков, строителей и банков. А пока в виде эксперимента несколько меблированных квартир уже готовятся к сдаче. Оказать реальную помощь малому бизнесу, как считает Накип Галимов, необходимо и еще в одном вопросе.

— Государство размещает тендер на большие суммы для строительства социальных объектов через  ГКУ «Главное инвестиционно-строительное управление РТ». Разумеется, тендер выигрывает крупный генподрядчик, так как «потянуть» эти суммы небольшие предприятия не могут. Он начинает искать субподрядчика, вокруг которого я сегодня вынужден танцевать краковяк, чтобы он заключил договор со мной на комплектацию мебелью школ, садиков, больниц и т. д. Нужно разработать четкую систему заключения малым бизнесом прямых контрактов с ГИСУ, минуя посредников в лице генподрядчика и субподрядчика.

Решая вопросы развития мебельной Ассоциации, Накип Галимов продолжает также четко выверять производственный вектор собственной фабрики:

— Натура у меня такая, я себя и коллектив должен постоянно зажигать чем-то новым. Мне давно нравилась плетеная мебель из искусственного ротанга,  очень  экологичная, качественная, красивая и практичная. Не боится ни мороза, ни жары, ни воды.  В этом году мы первые в Татарстане освоили ее выпуск. Это ручное производство, которому мы обучили около 20 работников. В России такую мебель делают только Москва, Питер и с недавнего времени Ульяновск. Теперь и мы.

Накип Наилович может часами рассуждать о любимом деле, причем, рассказывая о своем предприятия и новых задумках, неизменно связывает их с любимым городом и развитием мебельной отрасли республики. По-другому и быть не может: дело, которому отдаешь лучшие годы своей жизни, должно непременно оставить свой след для тех, кто пойдет по этой дороге завтра.

На этом можно было бы и завершить разговор, да вот всплыла вдруг нежданно песня в исполнении Салавата Фатхетдинова«Жэяуле буран», и попытка тогда же, на ходу, переложить ее на русский язык: «Пеший буран метет и бежит. Я тоже мчался за ним, опережая свою жизнь»…

А вместе с песней вдруг вспомнилось имя автора текста — Накип Галимов. Совпадение? Да нет. Вот он, рядом, автор двух поэтических сборников, музыку на чьи стихи пишут известные в республике композиторы, а песни исполняют кумиры татарской эстрады. Только у народного артиста Татарстана, заслуженного артиста России, заслуженного артиста Республики Башкортостан Салавата Фатхетдинова их на целую программу: «Килмэ син, килмэ янадан», «Кипкэн чэчэклэр», «Жан дустым», «Ашыктырма гомер», «Гаделлек сагында», «Баланы читкэ жибэру», «Шатлык та соенеч тэ», «Жиде буын жавап тотасы», «Кадерле соекле картларым», «Хыянэт газабы»,«Жэяуле буран»…

Тронули эту душевную струну — зазвучала она и открыла совершенно новый образ собеседника. Так часто бывает: заслушаешься — и не хочется лезть в душу с вопросами, перебивать, особенно, если каждая фраза — как стихотворная строчка.

Каждый человек должен оставить след в этой жизни. На что мы ее тратим? На мелочные ссоры, пустые разговоры, на обиды, на зло, на ложь, на хвастовство, на имидж. Постоянно куда-то спешим, что-то ищем, что-то теряем. Боимся искренней нежности, любви, ласки. Боимся радоваться, мечтать, верить в сказки. А надо принимать жизнь во всех ее проявлениях, и на работе, и дома, тратить ее на дружбу, заботиться о близких людях. Теперь я уже дедушка.  Внучке уже 15 лет, внукам — 4 и 2 годика. Вот оно — настоящее счастье. Каждый день спешу домой, а когда уезжаю куда-нибудь, всегда думаю о них. Жаль, что для детей времени почти не было. Жизнь идет, не остановишь, нужно все делать вовремя, приносить больше радости и добра, уметь прощать и просить прощения.

На все эти темы — и стихи Накипа Наиловича: о любви, о родине, о деревенской доле, о стариках и молодежи, о смысле жизни, о плохом и хорошем в жизни человека. Словом, обо всем, к чему тянется душа в разные мгновения своего состояния.

А первый стих он написал в шестом классе и до 40 лет вообще стеснялся кому-то говорить об этом увлечении. Никогда до этого не ставил перед собой цели стать поэтом и до сих пор таковым себя не считает. И не забывает при этом повторять, что он до мозга костей производственник, любитель поэзии, и быть сорняком на поэтической грядке не хочет. Несколько раз его приглашали вступить в союз писателей. Всегда отвечал: пока не созрел, «у поэтов есть свои причуды»…

 

Позабудьте, в сердце не держите

Зла на них — они в своей неволе…

Вы в глаза их лучше посмотрите —

Сколько в них любви и сколько боли.

 

— Я не пишу мудреными словами, стараюсь писать просто и  понятно для любого человека. Такие стихи от сердца становятся и песнями от сердца. Вот слушает человек песню о матери. После этого у него должно появляться желание бросить все и бежать к ней, дорогому и любимому человеку, и нести ей свою любовь, чтобы она знала это, чувствовала и гордилась детьми. А ведь мы в жизни все время опаздываем, а потом, когда уже ничего нельзя изменить, каемся, что не смогли все это сказать и сделать вовремя. Вот такая сила должна быть в песне. То же самое, когда слушаем песню о своей малой родине. Человек должен задуматься, на что он тратит свою жизнь, вспомнить детство, свою деревню, своих предков, оставить все жизненные передряги и бежать туда, к родным местам, могилам, чтобы отдать дань уважения…

В творческом багажеНакипа Наиловича есть стихотворение «Нишлэр иден?» («Как бы ты поступил?»). Оно про старца, у которого автор спросил, как бы он прожил последние три дня. На что старик ответил, что хотел бы попросить у бога не три, а четыре дня. Один день провел бы дома с семьей, собрал всех детей и внуков, второй — пошел бы на работу и пожал на прощание руку своим сотрудникам и друзьям, на третий день съездил бы на родину на могилу матери, прошелся по родным местам, встретился бы с родственниками и знакомыми, а на четвертый попросил бы прощения у тех, кого невольно обидел.

Такой он и сам, Накип Галимов, в работе своей, в стихах, во всей жизни, у которой никогда ничего не брал взаймы. Только отдавал. Что и продолжает делать.

 

Алексей ДВИНСКИЙ

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя