ХУДОЖНИК – ПРЕДСТОЯТЕЛЬ НАРОДА

0
94

Человеку свойственна потребность познавать мир и свой мгновенный жизненный полет в пространстве Вечности. Но только в искусстве познание находит духовный отклик окружающей реальности и, обогащаясь им, уходит в будущее. Произведения музыки, живописи, архитектуры – источники высокой энергетики, которая поднимает дух и сознание. Когда же в персональном творчестве находит отражение и народная культура, ее глубинные смыслы и образы, такое искусство становится особенно притягательным и значительным. Наверное, этим, в числе прочего, можно объяснить роль заслуженного художника России Ивана ЯМБЕРДОВА, которого широко знают и любят в Поволжье, по всей стране, а в Марий Эл почитают как современника-мудреца и даже шамана – носителя сокровенных знаний.

В феврале – марте выставку Ивана Михайловича в очередной раз принимала Казань – Музей Амира Мазитова. Открытие выпало на холодный день и плохую погоду, но вьюги и метели с ледяным ветром не остановили многочисленных друзей художника из Татарстана, Марий Эл, Башкортостана, Кировской и Ульяновской областей на пути к дорогому их сердцу мастеру. Встреча получилась необычной: зазвучала гитара, представители Йошкар­Олинского драмтеатра вовлекли всех в импровизированный концерт, многоголосным а капелла полились марийские песни… Нашлось вдохновение и для танцев. Быстро стерлись границы между гостями, среди которых присутствовали Генеральный консул Венгрии в Поволжье Адам Штифтер, член­корреспондент Российской академии художеств Фиринат Халиков, народный художник Башкортостана  Георгий Калитов, друзья­фотографы, члены семьи художника, студенты­искусствоведы. Иван Ямбердов умеет объединять. Все, кто приходит к нему, становятся равными соучастниками некоего таинства, переданного в полотнах. Ты чувствуешь, как прикасаешься к живой истории, у которой нет начала и конца. То, что происходило до нас в далеком прошлом, и будущность – все слито в единой метафоре, символе. Так, образ белого коня, рожденного из священного дерева, выражает самые разнообразные аспекты Бытия: пространство и время, движение и энергию, жизнь и традицию, прошлое и будущее…

– Изобразить бегущих лошадей – очень трудная задача, – говорит художник. – Все в них должно быть подчинено смыслу. Для чего это движение? Сделать фасовое решение или писать животных в профиль? Так получается, что лошади идут прямо на меня и вдруг, независимо от моего выбора, встали на дыбы! Картина начинает жить своей самостоятельной жизнью. И в этом холсте есть логика мироощущения художника, его философский взгляд, мышление, переданное через кончики кистей и краски. Композиция всегда имеет ритмическую основу: цветовую, философскую, космическую, если хотите… В размышлениях над тем, как это сделать, в попытках выразить смыслы и образы, в постоянном стремлении улучшить написанное и проходит жизнь художника. Мы пытаемся понять и запечатлеть мгновения бытия, которые сменяются непрерывно. Быстротечность жизни может разочаровать, показаться бессмысленной. Вот для того, чтобы этого не произошло, человеку необходимо знать и чувствовать не только свою собственную историю, но и историю рода.

Когда вы начали изучать фольклор родного марийского народа, этнографию?

– Это происходило не специально, а естественным путем. Человек появляется на свет, растет, и все окружающее питает его жизнью, как, например, дерево – солнце, вода, ветер, почва. А наша почва – это народная культура, откуда произрастаем корнями.

Каждый человек представляет свой этнос. И художник в этом смысле особо ответствен, он, можно сказать, предстоятель народа в искусстве. Считаю, если ты не знаешь и не любишь родной язык, культуру, какой из тебя художник! Любое авторское искусство должно нести черты национального, только тогда оно может получиться интернациональным… Да, да. Убрать из произведений Пушкина образы, предания из народного русского творчества – что останется? Автор стремится выразить логику и чувства своего миропонимания. И разве есть для этого средства лучше, чем почерпнутые из национальной культуры? Ведь ближе и дороже материнского молока нет ничего на свете. Вот это надо сохранять.

Что необходимо делать автору для того, чтобы обрести узнаваемый почерк?

– Непрерывно учиться. Размышлять, кто ты как художник, что тебя искренне волнует, что хочется сказать в этом мире. Одного желания недостаточно, необходимо еще умение заговорить красками, через язык изобразительного искусства, а это нелегко. Потому каждый автор учится непрестанно, иначе нельзя. Долгое время я стеснялся называть себя художником. Сомневался: имею ли право? Это чувство неуверенности всегда присутствует. Пока картина находится со мной, не отдана в галерею, не подарена или не продана, продолжаются поиски, как ее улучшить. Дописываю, переписываю…

Как вы определяете свой стиль?

– Художник не придумывает стиль, а занимается самовыражением. Просто Иван Ямбердов. Многие называют меня символистом, этносимволистом. Как говорится, называйте по­всякому, только в печку не ставьте. Мне близки и родственны многие художники, причем «предпочтения» меняются стихийно. Сегодня самым родным и великим кажется Александр Иванов, завтра – Василий Суриков, далее – Эль Греко, Микеланджело, Рафаэль, Тициан… У каждого есть то, чему можно поучиться. А потом ты аккумулируешь эти знания и передаешь свое «я». Только в этом взаимообмене можно достигать мастерства. Никто не рождается готовым художником. Я часто учусь и у авторов фотографий. Смотрю на изображения и думаю: «Как здорово скомпоновано, какой сюжет, образ!» Если ты сможешь заметить и понять достижения другого, честь тебе и хвала. Значит, больше, лучше получится потом сделать у тебя самого.

Для каждого художника найдется свой зритель. Надо не угождать, а петь свою песню. Как у Высоцкого: «Я согласен бегать в табуне, но не под седлом и без узды!» Это поведение делает тебя в чем­то слабым, но одновременно и сильным. Закон единства и борьбы противоположностей – он движет нами. Идти своим путем, падать и вставать, двигаться вперед. Говорить спасибо за критику, нелестные отзывы, пощечины. Трудностями растем, иного пути нет.

 

Валерий Ряшин, фотограф, друг и сослуживец художника (г. Зеленодольск):

– У Ивана Ямбердова стоит поучиться жизненной стойкости. Он рано потерял родителей, оказался предоставлен самому себе. Провинциальным мальчишкой поступал в знаменитый Суриковский институт и набрал проходной балл. Однако количество таких абитуриентов оказалось больше выделенных на обучение мест. Иван отнес документы в театральное училище, но параллельно послал обращение в приемную Минкультуры СССР. И результаты экзаменов были пересмотрены, Ямбердова приняли в институт, и не просто так, а на курс самого Юрия Королева, бывшего директора Третьяковской галереи! Вот в этой верности призванию – весь Иван. Он никогда не писал «десятирублевки» – портреты членов политбюро, даже если приходилось сидеть на капусте и воде. Его искусство честное, искреннее, выстраданное. А мастерская художника у реки Корчаги – это настоящий этнографический музей Республики Марий Эл!

 

Эльвира Колчева, кандидат искусствоведения (г. Казань):

– Исконный марийский дух оживает в полотнах Ивана Ямбердова. Он, можно сказать, и глаз, и глас своего народа. Доминирующий темный колорит передает мистицизм, свойственный культуре марийцев, ее древность и богатство. Глядя на картины, ты погружаешься в этот мир, чувствуешь его бесконечность, ощущаешь неразрывную связь времен и поколений.

 

Валерий Тумбаев, фотограф (г. Йошкар­Ола):

– Думаю, место и значение творчества Ивана Ямбердова в искусстве еще не определено, это дело будущего. Слишком много философского, глубинного смысла в его картинах, они словно зашифрованы, и разгадать их еще предстоит людям, потомкам. Любимый цвет художника – синий, цвет Космоса. Вселенная с ее излучениями находит отражение в символических работах Ямбердова.

 

Диана ГАЛЛЯМОВА

Фото Валерия РЯШИНА

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя