Каково время, таковы и книги

0
16

В прошлом номере нашего журнала известный общественный деятель, депутат Госсовета Республики Татарстан Роберт Миннуллин высказал свою точку зрения на то, что происходит в современной литературе. Наболевшая тема не могла оставить равнодушными деятелей культуры республики и вызвала различные отклики. Сегодня мы решили опубликовать некоторые из них.

Мадина МАЛИКОВА — писательница:
— Конечно, со многим из сказанного можно согласиться. Но, критикуя Союз писателей, надо помнить, что сегодня он не располагает теми инструментами воздействия и средствами, благодаря которым можно решать большие задачи. Ведь почти нет самой главной возможности для любого автора — возможности своевременно издавать свои книги. В нашей республике благодаря Союзу писателей можно разве что надеяться опубликовать свои произведения в журнале «Казан утлары», учредителем которого руководство союза и является. Но писателей много, журнал один, отсюда обиды, конфликты. Вряд ли в современных условиях Союз писателей может что-то изменить, он делает только то, что в его силах. Юбилеи проводятся исправно, но ничего плохого в этом нет, каждый юбилей — это праздник, а праздники всегда нужны. Стабильно проводятся и встречи с читателями. Но это — тема для отдельного разговора. Думаю, эффект от них небольшой. Писателя лично видеть не всегда обязательно, можно ведь и разочароваться. Он не артист, и далеко не всегда может вызвать впечатление, восхищение своим обликом. Не приучены наши авторы выставлять себя напоказ. Да и не их это задача. Пусть лучше будут востребованы их книги.
Я как-то не задумывалась о численности Союза писателей. Я делаю свое дело, пишу, издаю, продаю свои книги без чьей-то помощи. Хотя могу понять, что любой автор нуждается в заботе, какой бы то ни было поддержке своего творчества, поэтому он и обращается в союз, «надежды питая». Но сегодня такое время, когда никто тебе не поможет, кроме тебя самого.
Если говорить о качестве произведений, то, заметим, ситуация кардинально не менялась. Что мы знаем о литературе прошедших ста-двухсот лет? За этот огромный период совсем немного авторов «уместилось» в школьную программу, значит, талантов как таковых и в те времена было мало. То, что мы изучаем сейчас как классику, переживет века, но ведь в любые времена беллетристов, не претендующих на гениальность, было большинство. Их произведения в свое время были модными и «читабельными», поднимали актуальные вопросы, но названия большинства из них сегодня мы не знаем. Почему? Видимо, не было в них высокохудожественных достоинств. Пишут ведь не только гении. Стремление к творчеству присуще человеческой натуре. Я бы даже назвала это естественной потребностью. Плохо это или хорошо, другой вопрос. Если сравнить книжную полку с грядкой в огороде, то увидим, что на ней полно «сорняков», но «прополка» идет читателем. Он выберет то, что ему нужно. Если ошибется один раз, в следующий раз точно будет знать, что ему нужно, а что нет.
Материальная сторона вопроса неоднозначна. В свое время именитые авторы, к примеру Ф.М.Достоевский, получали часть гонорара заранее, что позволяло им спокойно творить, не отвлекаясь на поиски хлеба насущного. Сейчас об этом даже мечтать не приходится. Но это не вина Союза писателей, он бессилен. Я как профессиональный автор не знаю, чем может мне помочь Союз писателей. К примеру, если предоплату на выпускаемые книги дать мне не могут, на что я должна жить, пока пишу? Откровенно говоря, несмотря на возраст я приспособилась к новым условиям. Получаю не гонорары, а деньги за продажу своих книг. Сама выступаю как издатель и книготорговец. Но я ведь не профессиональный издатель, и нет у меня торговых точек. В итоге оказываюсь бессильна перед условиями книжных сетей. Сдаю в магазины свои книги за одну цену, а там, чтобы обеспечить свою прибыль, ставят более высокую цену, причем никаких издержек при этом не несут. Никаких складских или транспортных расходов. У меня склад дома. В моей небольшой квартире умещается 8 с лишним тысяч книг. А чтобы доставить какое-то количество из них в магазин, нанимаю такси. И при этом выплатить положенные за проданные книги деньги магазины вовремя не могут. Разумеется, меня не устраивает подобное положение дел, хотя, кроме как смириться, ничего сделать не могу. Но разве писатель должен совмещать в одном лице и автора, и издателя, и продавца? Почему мы поставлены в такие условия?
Считается, что местных авторов мало читают. Но книги продаются, пусть не сразу, но продаются. По крайней мере, у тех, кто пишет давно, есть свои постоянные читатели, которые ждут новых произведений. И это при отсутствии какой бы то ни было рекламы. Еще несколько лет назад было немного проще, поскольку сельские районы приобретали в достаточном количестве нужные им книги, в том числе и мои. Но сейчас государство не выделяет денежные средства на приобретение книг сельским школам, библиотекам, что очень печально. Почему никто не задумывается о читателях, которые живут не в крупных городах, об их воспитании, их внутреннем мире? Если государство хочет, чтобы образованное общество сохранилось, чтобы не происходило духовного обнищания, то надо что-то предпринимать. Есть ведь люди, которые отвечают за это…

Салават ЮЗЕЕВ — кинорежиссер, писатель:
— Начнем с того, что сейчас уже нет такой профессии — писатель. Где вы найдете сегодня человека, который живет только этим трудом? Картина мира за последние два десятилетия изменилась кардинально, а по отношению к литературе — особенно. Сегодня она уже совершенно не играет той роли, которую играла когда-то. В этом нельзя не согласиться с Робертом Мугаллимовичем. В Советском Союзе действительно литература была составной жизнью общества, книги и толстые литературные журналы выходили огромными тиражами. Если литературный журнал выходил тиражом в миллион экземпляров, то каждый экземпляр читало еще как минимум несколько человек: члены семьи, родные, знакомые. Причем «Новый мир», «Знамя», «Дружба народов» и остальные издания не мешали друг другу, все они занимали какую-то важную необходимую нишу в обществе. Да что там тиражи, был период, когда книги крали друг у друга, и это не считалось воровством, то есть прощалось. ведь человек стремился к знаниям, жаждал читать. Влияние литературы на умы было сильнейшим. И ответная реакция чувствовалась. Писатели жили жизнью общества и своим творчеством как-то воздействовали на людей. Они считались уважаемыми людьми, участвовали во всяких государственных комиссиях по различным актуальным общественным проблемам. Евтушенко, Распутин, Айтматов — от этих имен зависело немало. Сейчас, с какой точки зрения ни подходить, литература утратила все свои позиции. Журналы стали выходить от силы по паре тысяч экземпляров. Писатели совсем незаметны. И на слуху только те, кто прославился в советское время.
Подавляющее большинство авторов, которые появились после распада Советского Союза, не заметны и ничего не значат для нас или «широко известны в узких кругах». Да, все это так. Но… изменилось общество. Если бы сейчас писатели уровня Распутина, Айтматова писали то же самое на злобу дня, что когда-то, думаю, их голос повис бы в бездне. Не было бы никакой реакции. Это хорошо или плохо? Трудно сказать объективно. Мы можем с ностальгией вспоминать то, что было раньше. Но сказать, что сейчас все катастрофически плохо, тоже неправильно. Просто наступило другое время, это естественный процесс. Мы не можем влиять на время, и не все может происходить и зависеть от нашего желания.
Сегодня уже не может быть такого количества читателей, что раньше. Надо учитывать, что в советское время не было Интернета и огромного количества телеканалов. Информационный голод сейчас есть чем утолять. Видимо, неизбежно то, что литература начинает занимать узкий сегмент в жизни общества. При современном раскладе нетрудно понять, может ли Союз писателей выполнять те функции, которые выполнял раньше. Когда-то была гарантия безбедного существования благодаря Литературному фонду, выдавались квартиры, существовали дома отдыха для писателей и т.д. и т.п. Сегодня ничего этого нет, функции союза резко сузились, что же мы можем требовать от него?
И все равно, в Татарстане ситуация отличается в положительную сторону. Я не один раз наблюдал, как проходят у нас съезды писателей. Это не просто междусобойчик, где собрались и чаю попили. Там поднимаются вопросы о судьбе народа, о том, кто виноват и что делать дальше. Видели бы вы, какие драмы там разворачиваются! Так что в нашей республике литература никуда не исчезла. Она была, есть и будет.
И вообще, Союз писателей Татарстана — это особое сообщество. Там совершенно невообразимая плотность уникальных людей на квадратный метр площади. Более того, возьму на себя смелость сказать следующее: татарская нация интересна и самобытна во многом благодаря Союзу писателей. Именно он порождает тот нерв, пульсирующую жилку, благодаря которой можно сказать: да мы еще живы! Да, мы еще вам покажем, как жить, вашу мать!
Что касается книг, которые выпускаются в республике… К сожалению, у читающей публики есть определенный стереотип, а именно: у нас ничего путного написать не могут. В открытую об этом не говорится, но почему-то мало кто заходит в магазин, где продаются исключительно издания местных авторов, хотя эти книги стоят в несколько раз дешевле. Та же ситуация в кино. Когда мы в рамках кинофестиваля «Золотой минбар» показывали экспериментальный фильм о Габдулле Тукае, зрителей оказалось не так много. Но когда этот же фильм показываем в других регионах страны и даже за рубежом, везде наблюдается аншлаг.
Если же говорить о воспитательной функции литературы, думаю, что воспитываться надо на классических образцах, где четко определены понятия добра, совести, чести. Однако роль литературы не сводится только лишь к воспитанию. Это нечто большее, без чего жизнь во всей ее полноте и гармонии невозможна. Поэтому тот, кто скажет, что век литературы ушел, окажется очень и очень неправ.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя