Никто не хочет быть аксакалом

0
18

Теперь же всем зеленый свет,
инструкций нет таких,
чтоб отправляли под запрет
любой « приличный» стих.
С порога стих не завернут,
простят ему грехи…
Но только что-то не идут хорошие стихи.
Роберт Миннуллин

Если раньше писателей громко величали инженерами человеческих душ или прорабами перестройки, то сейчас они стали производителями такой же рыночной продукции, как косметика или продукты питания. Слово писателя обесценилось, и литература в целом отошла на задний план. В такой ситуации важно мнение тех, кто непосредственно «крутится» в этой сфере и старается делать все зависящее для улучшения ситуации. Сегодня на страницах журнала «Элита Татарстана» свой взгляд на проблему высказывает известный детский поэт, общественный деятель и депутат, председатель комиссии Госсовета РТ по установлению идентичности текстов законов Республики Татарстан на татарском и русском языках, член Комитета по государственному строительству и местному самоуправлению Госсовета РТ Роберт Мугаллимович МИННУЛЛИН.

«Неизвестные» члены Союза писателей
В Союзе писателей республики в настоящее время числится более 300 человек. Практически на каждом заседании правления принимаются новые молодые и не очень молодые авторы. Среди них, конечно, немало и бездарных, как это ни печально. Мы об этом много говорим, но они все равно без особых проблем проходят любое «испытание». Ведь чтобы пройти в Союз, достаточно издать одну-две книги. Конечно, существует приемная комиссия, проводятся заседания правления, работают секции прозы, поэзии, детской литературы, публицистики. А там сидит цвет нашей татарской литературы. Наши маститые писатели толкают хвалебные речи, пишут положительные рекомендации… Но потом многие из этих авторов исчезают с поля зрения. Почему-то нередко получается так, что отдельные представители Союза практически и не занимаются творчеством, а только требуют соблюдения их прав наравне со всеми. Речь, в частности, идет об издании книги на бюджетные средства. Тут есть и другая сторона медали. Возьмем такие важнейшие вопросы, как развитие литературного языка, содействие созданию настоящих произведений литературы и воспитание, поддержка молодых талантов. Кто должен всем этим заниматься? Прерогатива решения подобных проблем относится напрямую ко всей идее самого Союза. А сейчас ситуация такова, что вся деятельность организации чаще всего сводится к празднованию очередного юбилея, организации похорон, а также выездов в район за счет приглашающих. И, конечно, прием новых членов. К великому сожалению, нередко возникают и интриги, дрязги, особенно когда идет дележ разного рода премий, званий, когда раздают ордена и медали. Между прочим как и раньше. Всем хочется быть лауреатом, народным, орденоносцем. Мы же, писатели, ей богу, как дети. В этом виновато и общество, наш менталитет. Если у тебя нет высоких званий, государственных премий, если ты не член правления какого-то союза, общества, если ты без ордена-медали, тебя и за человека (писателя) не считают. У нас так принято!
Некоторая часть авторов пишет «в стол» и постепенно теряет представление о себе как о писателе. Им начинает казаться, что они никому не нужны. На этой почве можно вообще забросить творчество. В такой ситуации, как мне думается, важна роль организации, взаимной поддержки, чувство товарищеского плеча. А на практике получается, что некому подставить это самое плечо. Думаю, в Москве положение еще хуже, ведь там сразу несколько Союзов писателей, и они все время пытаются выяснять между собой отношения.
В целом писательская профессия подверглась жесткой материальной и общественной инфляции. Удастся ли вернуть утраченные позиции? Не думаю. Мы упустили более 20 лет, а это огромная, невосполнимая потеря в том динамичном мире, в котором нам выпало счастье жить и работать. Конечно, есть отдельные писатели, которые могут нас порадовать интересными, качественными изданиями. Но их мало. В большинстве своем литература как будто остановилась в развитии, мы никак не можем начать жить и писать по-новому. Кто-то вообще занимается только переизданием старого «багажа». Если посмотреть стихи, которые публикуются в периодической прессе, стыдно становится за их авторов и за издания, конечно. Это халтура в чистом виде.

Кто подаст бедному на пропитание?
На что должен жить писатель? Когда-то на гонорары можно было существовать вполне сносно. Авторы двух-трех опубликованных крупных произведений довольно длительный период времени могли прокормить семью на гонорары. Сейчас такого нет. Книги издаются чаще всего на свои личные сбережения либо на спонсорские средства. Спонсор помогает выпустить книгу, а автор уже сам распространяет, имея от этого какую-то небольшую выгоду вместо гонорара. Могу привести примеры, которые являются исключительными для республики. Есть у нас замечательная писательница Мадина Маликова, которая берет кредиты, выпускает на них книги, сама же занимается их распространением, а потом возвращает кредит. Но самый «продвинутый» автор на сегодняшний день, мне кажется, это Марат Кабиров. Прозаик, поэт, публицист, юморист. Недавно он переехал в Казань из Уфы. У него пока все получается: и писать «читабельные» книги, и распродавать их, причем не только традиционным способом, но и через Интернет. Он открыл прекрасный сайт, где читатели могут узнать о выходе новых произведений. Но это, пожалуй, один из тех немногих людей, которые надеются только на себя. Марат очень серьезно относится к литературе, но относится к этому и как к бизнесу. Время требует этого. Большинство же уверены в том, что государство должно их обеспечивать. А поскольку этого не происходит, многие занимаются различными сферами деятельности, числясь при этом в Союзе писателей.

А цензор кто?
Отсутствие цензуры — большая проблема. Раньше она была идеологической, коммунистической. Это я прекрасно помню. Особенно когда работал ответственным секретарем журнала «Казан утлары». К нашим татарским писателям у цензуры было особое отношение. А меня спасла детская литература. «Ревизоры» детские книги почему-то не читали. К тому же я в основном писал лирику. Сегодня цензура должна быть внутри человека, в его душе, сердце. Надо знать, как и о чем писать, а что является табуированной темой. Это зависит от уровня таланта, воспитания и внутренних качеств. Если я выпускаю книги на спонсорские деньги, то прежде всего договариваюсь с хорошим редактором. Но большинство издательств не придает значения издаваемым новинкам, не задумываясь особо над содержанием. Но ведь нельзя выпускать только эротику, детективы, триллеры. Книги, которые мы видим сегодня в магазинах, на 60 — 70 процентов макулатура. Я уже не говорю про орфографические ошибки. И никто даже не пытается искать выход из сложившейся ситуации. Писатель не вправе опускаться до уровня толпы, он должен подтягивать аудиторию к тем высоким идеалам, которые исповедует. Так было, например, в XIX веке, который поэтому и назван «золотым».

Книжные новинки республики
В последние годы выпускается довольно много книг. Они по тематике очень разные. Во-первых, в настоящее время много частных издательств. Заказов тоже достаточно много. Например, издаются шикарно оформленные юбилейные книги, посвященные районам, организациям, министерствам, учреждениям. Издаются научные труды, энциклопедии, справочники. Пишутся книги об олигархах, генеральных директорах, разного калибра руководителях производства, ученых, писателях. Журналисты также выпускают книги, собрав свои статьи, репортажи, заметки и информации, которые всю жизнь печатали в газетах. У кого нет статей, выпускают фотоальбомы. Свои сборники хотят иметь и самодеятельные поэты и писатели. Словом, кому не лень и у кого есть деньги, все занимаются книгоизданием. Кто — для своих коллег, друзей, кто — для своих детей и правнуков. Тем более что находятся хорошие дяди — спонсоры. А они, как нарочно, не разбираются в этих делах. Этим и пользуются разного рода халтурщики и графоманы. Вот и появляются на прилавках низкопробные, зато прекрасно оформленные никому не нужные книги.
Из бюджета также выделяется определенная сумма денег для издания книг наших писателей и поэтов. Государство пока нам помогает, понимая, что национальная литература нуждается в господдержке. Но всегда ли государственные издательства издают нужные, необходимые книги, высокохудожественные, читабельные произведения? Это большой вопрос…
Почти все, что выпускается на бюджетные деньги, практически не рекламируется и выглядит очень скромно в полиграфическом смысле. На рекламу издательства жалеют средства — это особый разговор. И выпускаются книги крохотными тиражами. В советское время, помню, у меня за несколько месяцев разошлась детская книга тиражом в 100 тысяч экземпляров. Сейчас самый большой тираж детской книги — 5 тысяч экземпляров. Проза — примерно пять-две тысячи, стихи — полторы-две тысячи. Но что-то надо делать. Вот я начал вести на местном телеканале «ТНВ» передачу «Китап» как раз в целях хоть небольшой, но пропаганды серьезных и полезных изданий. Передача очень скромная, без финансовых затрат. Народ смотрит, особенно телезрители за пределами Татарстана.

Стихи Тукая на английском — мечта или реальность?
Перевод татарских авторов на другие языки — мечта, далекая от реальности. Не всем писателям, а тем более поэтам удается найти «своего», близкого по духу, тонко понимающего переводчика. Я долгое время работал с Сергеем Малышевым, после его смерти как будто осиротел. Перевод — это школа мудрых. И не всем она дается. Татарская литература находится в трудном положении в плане дефицита вдумчивых, хороших специалистов для перевода на другие языки. Большая часть авторов уже и не мечтает об этом. Мол, меня татары знают — и хватит, я ведь для них пишу. Хотя понятно: их же читатели были бы рады тому, что с этими произведениями могут знакомиться и немцы, и французы, и англичане. Это, несомненно, наполнило бы их души здоровой гордостью за свой народ. И то, что наши литераторы мало заботятся об этом вопросе, неправильно. Еще раз повторюсь, очень трудно найти переводчиков высокого уровня. Для достойного результата должна быть взаимотяга, взаимоинтерес автора и переводчика. С нарушением литературных связей эта проблема стоит довольно остро. Когда-то книги известных авторов, представляющих союзные республики, тут же становились объектом внимания и калининградских, и владивостокских писателей и читателей. Знаю по себе.
Развал системы книгоиздательства и распространения книг — государственный ущерб, который нам еще аукнется. Уже сейчас люди перестают читать не только в угоду компьютеру, а потому что не могут найти хорошую качественную литературу, а детективы, эротика и триллеры всегда были на потребу небольшому проценту читателей. Обидно, что когда мы праздновали юбилеи выдающихся представителей татарской культуры — Г.Тукая и М.Джалиля, почему-то никто не подумал перевести их книги на другие языки. В принципе, при большом желании, это можно было бы организовать на государственном уровне. Но не нашлось человека, который смог бы все это осуществить. И, думаю, дело не столько в средствах, сколько в лени. Скоро опять юбилей великого Г.Тукая. Недавно у меня была встреча с министром культуры и туризма Азербайджана Абульфасом Караевым. И я поднял вопрос о юбилее Тукая, о переводе на азербайджанский язык его стихов. Нет проблем! Пожалуйста! Они готовы взяться за это благородное дело. Просто нужна инициатива со стороны Союза писателей, министерства культуры нашей республики. О чем я говорю? Нет Тукая, нет Джалиля, нет любого классика татарской литературы даже на марийском, удмуртском, башкирском, чувашском языках. Хотя они совсем рядом. Пригласи, договорись: все двери открыты.
И еще. Я убежден, что местные издательства могли бы выпускать книги небольшими тиражами на чувашском, марийском, удмуртском языках. Хотя бы для местных школ, где обучаются дети этих народов. Мы бы показали пример другим регионам страны в этом смысле. Но никто и за это не берется.

Воспитание читателя
Читателя надо воспитывать. Хочу поговорить в связи с этим о детской литературе. В советское время она была на высочайшем уровне благодаря Сергею Владимировичу Михалкову, который являлся председателем Союза российских писателей. В татарской литературе таким маститым автором считался и до сих пор считается выдающийся детский поэт Шаукат Галеев. Все мы (детские писатели) вышли из шинеля Шаукат абый. В советское время детские книги на татарском языке, в полиграфическом отношении, издавались серыми, скучными, неинтересными. А ведь читали. Потому что другого не было. Ради справедливости надо сказать, что Татарское книжное издательство и издательство «Магариф» в последние годы начали выпускать очень интересные детские книги. Они ищут, находят. Спасибо им. Но этого явно недостаточно. Возможности у них ограниченные. И еще. Татарские дети должны читать и Маршака, и Барто, и Родари, и Линдгрен на татарском языке. Раньше так и было. Мальчишки и девчонки моего поколения и Пушкина, и Толстого, и Жюль Верна, и Гайдара читали на родном языке. Я бы тоже перевел любимые детские книги. Но, увы!.. Татарская переводческая школа, к великому сожалению, перестала существовать.
Да, детские издания должны быть красочными, праздничными, и их должно быть много. Я бы, к примеру, с удовольствием выпускал по несколько таких книг в год, но нет государственных заказов. А когда отдаешь рукопись в издательство, а она лежит там несколько лет, не остается никакого стимула работать в быстром темпе. Вот поэтому наши детские писатели изредка пишут стихи, юморески, рассказики, изредка выпускают книги, иногда выступают перед детской аудиторией. А в основном скучают, бездельничают. Потому что нет заказов, нет стимула.
К тому же многие почему-то думают, что писать для детей — это очень легко, и вообще — это несерьезное дело. Американская писательница Урсула ле Гуин даже как-то сказала: «Что стоит писать для детей? Это же так просто, как родить ребенка!» Вот так вот!
Да, мы воспитываем, конечно. Но достаточно посмотреть одну пошлую передачу по телевизору, чтобы перечеркнуть все наши книги, разговоры. Это очень обидно.

Критика, как она есть. Вернее, ее отсутствие
Я стараюсь следить за появляющимися в республике книжными новинками, особенно поэзией и публицистикой. К великому сожалению, сегодня практически исчезла литературная критика. Кто пишет хорошо, кто плохо, какие издания представляют наибольшую ценность, какие были основаны на исторических источниках — никто ничего не знает и может только догадываться, опираясь на свою интуицию. В советское время критика была мощнейшая, о ней отдельно говорилось в нескольких постановлениях партии. С рухнувшей идеологией пропали и критики, кто-то «переквалифицировался» в научных работников, кто-то предпочел заниматься совсем не творчеством. Критика сегодня осталась только в виде поздравлений друг другу в дни юбилеев. Зато на эти поздравления никто не скупится. Такое ощущение складывается, что вокруг не осталось рядовых авторов, все знаменитые, выдающиеся, известные. Премии и звания раздают направо и налево. Вроде человек тоненькую книжицу безликих стихов выпустил, а уже сразу стал знаменитым. Столько новых премий появилось, что в них запутаться можно. Я иногда даже думаю: парадокс получается, выдающихся, интересных произведений нет, а количество лауреатов, «знаменитых, прославленных» авторов растет. В этом смысле критика молчит, она находится в каком-то консервированном состоянии. За 20 лет в литературе не появилось почти ничего нового, такого, чтобы осталось в памяти, запомнилось, чтобы показать хотя бы российскому читателю. Книги стали одноразовыми. Сейчас даже литературную премию им. Г.Тукая в нашей республике получают в основном за произведения, которые были написаны еще до развала Советского Союза.
Сейчас нам очень не хватает слова «аксакала» в литературе. В советской литературе были очень авторитетны Мустай Карим, Чингиз Айтматов, Расул Гамзатов, Давид Кугультинов. В нашей республике раньше тоже были весомые имена, к которым прислушивались, которых ценили — Наки Исанбет, Гумер Баширов, Сибгат Хаким, Амирхан Еники, Мирсай Амир, Хасан Туфан, чуть позже Гариф Ахунов, Ильдар Юзеев, Аяз Гилязов — громкие имена, благодаря чему слово писателя слышали и ценили разные слои общества. С ними считались и коллеги, и руководство республики, и читатели, разумеется. Их слушали, их слышали. Они были и учителями, и советчиками для молодых. Сегодня у нас нет таких величин, объединяющих народ и позволяющих литературе держать марку. Писатели старшего поколения как-то незаметно отошли в сторонку. Некоторым талантливым писателям, кому уже 65 — 70, не хватает мудрости, широты души. Некоторых подводит эгоизм, меркантильные интересы и т.д. У некоторых и желание есть, но авторитета нет, таланта маловато. Очень талантливый, ныне покойный поэт Роберт Ахметзянов однажды жаловался: вот, мол, раньше были какие аксакалы, сейчас таких нет. А тогда самому Р.Ахметзянову было уже 70. Действительно, места для настоящих аксакалов в татарской литературе пока пустуют. Вакансия есть, «специалистов» нет. Странно, никто не хочет быть аксакалом. Или их время безвозвратно прошло?

Альбина ХАЗИЕВА

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя