Патриотизм — это не только военные парады

0
19

Сегодня, как и сто лет назад, мы вновь задаем себе извечные философские вопросы: кто мы, откуда родом и куда идем? А в том, чтобы переосмыслить прошлый опыт и сформировать образ будущего, могут помочь музеи. Неправы те, кто думает, что там только пыль с витрин сдувают. На самом деле здесь идет серьезная и напряженная, активная и насыщенная жизнь. Сегодня, когда отмечается Всемирный день музеев, гостем нашего журнала стала директор Национального музея Республики Татарстан Гульчачак Рахимзяновна НАЗИПОВА. Она убеждена в том, что эти учреждения культуры могут и должны быть популярными, полезными и интересными.
— Гульчачак Рахимзяновна, какую, на ваш взгляд, роль музеи играют в современном обществе? Как им оставаться современными и востребованными в стремительно меняющемся мире?
— На Западе уже давно осознали важность сохранения истории и культуры. Когда российские туристы едут за рубеж в европейские страны, они имеют реальную возможность убедиться в этом, посвящая музейным экскурсиям большую часть времени. Парижский Лувр и мадридский Прадо, нью-йоркский Метрополитен, Лондонская национальная галерея, музеи Ватикана. Кто не слышал про эти замечательные центры художественной и культурной жизни? В древности в музеях были представлены все музы искусства. Сегодня это тоже храм, в котором собирают и берегут культурное наследие человечества. К сожалению, в нашей стране чаще всего музеи выживают, испытывая давление со всех сторон. Такое ощущение, что они нужны только узкому кругу работающих в них сотрудников. Но я надеюсь, что в этом смысле обязательно произойдет перелом в общественном сознании. Ведь если мы хотим, чтобы дети становились патриотами, а не превращались в американцев, испанцев и т.д., надо понимать, что роль культуры в становлении любви к Отечеству очень велика.
— То есть вы не согласны с теми, кто утверждает, что в век рыночной экономики музей сам может и должен зарабатывать средства на свое существование?
— Конечно, не согласна. Недавно министр культуры РФ Александр Авдеев совершенно ясно и четко сказал о том, что традиционные учреждения культуры — забота государства. Если на них взваливают не свойственные им функции зарабатывания денег, они превращаются в искусство для масс, некую «фабрику звезд». Наша функция — беречь и показывать истинное богатство народа, причем желательно показывать бесплатно. Только таким образом мы сможем воспитать человека, который будет гордиться своей родиной. Патриотизм — это ведь не только военные парады. Это чувство можно воспитать с помощью гордости за свою малую родину, где жили и творили известные писатели и поэты, создавали свои разработки прославленные ученые и т.д.
— Насколько богаты фонды Национального музея республики? Каков процент от имеющегося в наличии экспонатов выставляется? И есть ли такие экспонаты, которые не выставлялись ни разу?
— Национальный музей Татарстана — крупнейший среди всех регионов России, не считая Москвы и Санкт-Петербурга. В наших фондах представлено более 800 тысяч единиц хранения. Причем речь идет не только о предметах местного краеведения, но и о египетской, древнегреческой, восточной и западной коллекциях. В Казани был создан одним из первых в стране университет, ученые которого фактически создали этот музей. Сюда приезжали ученые со всего мира, они собирали богатейшие коллекции разной направленности, большая часть которых хранится сегодня в нашем музее.
Что касается тех экспонатов, которые никогда не выставлялись, могу сказать следующее. Предмет тогда приобретает музейное значение, когда он атрибутирован. По сравнению с другими региональными музеями, имея поддержку и помощь со стороны высококвалифицированных университетских ученых, большинство коллекций мы атрибутировали. Большинство, но не все. К примеру, не определена ценность восточных коллекций (китайских, монгольских). Есть также предметы археологического фонда, которые не успели пройти научную обработку. Не показаны публике и экспонаты, требующие реставрации. А что касается ценных рукописей, старых изданий, то их в принципе нельзя экспонировать. Потому что бумага боится света и воздуха, она должна храниться при постоянной температуре в темноте.
— Как часто и какими путями происходит пополнение фондов?
— Если музей перестает пополнять фонды, он умирает. Нельзя останавливаться в этом процессе. Что-то мы закупаем, что-то приносят жители республики. Кстати, традиционные дни дарения, которые мы проводим, бывают очень результативными. В прошлом году, помимо отдельных экспонатов, мы приобрели значительную коллекцию и солидную библиотеку известного ученого, коллекционера, профессора КГУ Г.Н.Вульфсона. Речь идет об антикварной мебели, осветительных приборах, часах, подсвечниках, живописных полотнах, предметах декоративно-прикладного искусства. В этом году нам подарили около 1000 единиц хранения. Это тоже ценнейшие экспонаты, к примеру, личные вещи из семьи друга Габдуллы Тукая Ахметгарея Хасани, известного издателя, а также письма жены поэта Фатиха Карима на фронт. Огромное количество книг историческо-культурной направленности поступает из республиканских издательств.
— Гульчачак Рахимзяновна, расскажите, пожалуйста, о легендах, связанных с отдельными экспонатами.
— То, как предмет поступает к нам, нередко превращается в увлекательную историю. Например, ценнейшая археологическая коллекция профессора КГУ, в свое время ведущего казанского эпидемиолога Н.Ф.Высоцкого. Когда в стране произошла революция, семья профессора собралась уехать и решила продать коллекцию. Но в такое тяжелое время не нашлось желающих ее приобрести. В результате сегодня отдельные предметы этого наследия можно искать и в Москве, и в Париже. К счастью, небольшая часть тогда была передана в музей родственниками профессора. Схожая ситуация с экспонатами этнографа, художника, краеведа Л.О.Сиклера. Наиболее ценной и уникальной частью его богатейшего собрания из 5 тысяч предметов являлись предметы одежды, быта и ювелирные украшения казанских татар. После его смерти коллекцию купила комиссия Грабаря. И.Э.Грабарь, в то время известный художник и искусствовед, вместе с А.В.Луначарским задумал создать Комиссию по раскрытию и охране памятников живописи и культуры. Ее представители занимались тем, что после революции закупали или забирали из всех заброшенных имений картины, предметы декоративно-прикладного искусства, дворянскую мебель. Вот и коллекция Л.О.Сиклера таким образом была увезена в Москву. Потом, спохватившись, профессора КГУ начали писать письма с просьбой вернуть ее в Казань. И вы не поверите, вернули, за исключением нескольких предметов, которые успели передать в Исторический музей. Расскажу вам интересный эпизод. Однажды к нам попал экспонат. Мы не сразу смогли понять, что это такое? Вроде похоже на оригинальную вазу. Обратились к специалистам в КГУ. Там нам объяснили, что это перевернутый снаряд. Во время Великой Отечественной войны в стране было не до подарков, но один умелец изготовил на заводе для своей жены своеобразную вазу из снаряда.
— Сегодня многие специалисты считают, что музей должен быть доступен и интерактивен. Как у вас происходит внедрение информационных технологий во все сферы деятельности музея? В принципе насколько актуален этот вопрос для вас?
— Очень актуальный. Не так давно министр культуры РФ. А.А.Авдеев говорил о том, что молодежь может прийти в истинную культуру, а может пойти в массовую культуру. Так вот, чтобы заинтересовать многих, мы должны быть так же вооружены информационными технологиями, как и различные «фабрики звезд». Молодежь по сути своей стремится к прогрессу, это совершенно нормально и естественно, а значит, мы должны всемерно учитывать пожелания нового поколения. Мы уже достаточно эффективно работаем в этом направлении. В частности, я говорю о концепции электронной экспозиции, которая начала внедряться у нас. Вообще, задумок очень много. Самое главное, что это реальные проекты.
— Тогда совершенно естественно возникает вопрос о кадрах. Чтобы воплощать в жизнь подобные идеи, нужны специалисты, которые могли бы не только владеть компьютерными технологиями, но и хорошо знать культуру и историю. Кроме того, на первый взгляд, многим работа в музее может показаться рутинной. Первое впечатление обманчиво?
— Конечно, обманчиво. Эта сфера деятельности настолько привлекательна, что о ней можно рассказывать часами. Но главное — общественная значимость. Это совмещение приятного с полезным. Если кто-то думает, что в музеях работают только старушки, уверяю, что это далеко не так. В частности, у нас сегодня сложился замечательный коллектив молодых сотрудников, закончивших разные вузы по специальностям, связанным с менеджментом, маркетингом, режиссуре, детской педагогике. Что только они ни придумывают, чтобы заинтересовать посетителей. Различные праздники, дни рождения, свадьбы, «ожившие» экспозиции, занятия в клубе «Витязь», где дети в ненавязчивой форме узнают о важных исторических понятиях и событиях. Наши двери всегда открыты для гостей, мы рады всем, кому не безразлична история и культура. Может быть, красота и не спасет мир, но, по крайней мере, помочь в этом может.

Альбина СУЛТАН

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя