Поклонник солнца

0
62

Александр ШАДРИН, член Союза художников РТ и РФ, лауреат серебряной медали Российской Академии художеств и премии им. Н. И. Фешина

 

 

 

В 2010 году известный казанский художник Александр Шадрин создал арт-проект «Маша остается жить у бабушки». Очень быстро проект, в котором приняли участие десятки художников, охватил огромную территорию от Перми до Ростова-на-Дону.

 

Александр, в истоках художественного произведения или картины лежит яркое впечатление, запомнившийся образ. Что послужило толчком для начала вашего арт-проекта?


– Я вижу вещие сны. Их не перепутать с обыкновенными, настолько они яркие, наполненные эмоциональными переживаниями. В начале 90-х мне приснился сон: по морю тянут невод холеные мужчины, похожие друг на друга, в одинаковых черных костюмах, черных очках и белых перчатках. Они тянут невод к берегу. В нем много рыбы различных видов: маленькие, большие, хищные, бьются в сетях, не могут выбраться на свободу и, не понимая, что происходит, начинают в панике пожирать друг друга. Я понимаю, что это не рыбы, а люди. И я среди них! Тоже бьюсь в безысходном страхе и тоске, хочу выбраться. И вдруг приходит осознание, что надо двигаться вперед, искать выход из этой сети!  

Это ощущение осталось и после того, как я проснулся. С каждым днем оно все крепло. Постепенно приходит понимание: нужно заполнить духовный вакуум, который охватил наше общество. Его все больше угнетала информационная агрессия. Нам активно внушали: «Все плохо, страна отстойная, мы полные бездари». Цель – сделать нас ущербными, отобрать наши язык и культуру. Казалось, все рушится! Такое ощущение в те годы охватило и Союз художников. Никто не знал, что делать. Заказы на Ленина и передовиков производства кончились. Рисовать не помнящих родства своего «новых русских», у которых один бог – «золотой телец» – было противно. Авангард, которому я посвятил восемь лет жизни, вел в тупик. В конце концов, понял: это разрушение. И разрушение специальное! Искусство ХХ века – уход от истинной красоты. Необходимо было что-то предпринять! Тогда и родилась идея: сделать наше, национальное, модным. Для воплощения идеи в жизнь постарался собрать людей, чей творческий путь начался в советское время и которые сумели сохранить творческую индивидуальность. Именно тогда сформировался мой стиль, основанный на национальной тематике. Я называю его ПЕРЦЕПТУАЛЬНЫМ – образно-чувственным. Своими картинами веду войну против уничтожения родовых связей между людьми, которое происходит путем насаждения в обществе так называемых европейских ценностей. Надо хранить родовые, национальные, родственные связи и свою историю, а главное – передавать знания внукам, чтобы была настоящая, полная связь поколений. Темы для своих картин черпаю из генетически накопленного опыта человечества и территории, где мы живем. 

А чуть позже появилась Маша. Название этого проекта пришло не сразу. Помню, мы как-то вечером сидели с пермским художником Виталием Ниточкиным и подбирали различные название, символы. Телега, тройка, езда – шумерские слова… Но все не подходило. И тут неожиданно по телевизору, по которому шел какой-то сериал, героиня сказала: «Все! Решено! Маша остается жить у бабушки!»

– Вот! Это и будет названием нашего проекта! – воскликнули мы.

И все-таки, несмотря ни на что, я благодарен перестроечным годам. В то время исчезла цензура, можно было экспериментировать…

 

Ваш проект быстро охватил огромный регион от Перми и Екатеринбурга до Ростова-на-Дону.


– Случилось чудо. Это как гнойный нарыв, который должен был прорваться. Проект стал быстро развиваться. Выставки проходили одна за другой: Казань, Пермь, Екатеринбург, Тюмень, Нижневартовск, Красноярск, Ижевск, Ростов-на-Дону, Алматы и так далее. Мы, как передвижники, кочевали по стране и приобретали все новых участников и сторонников.

 

Маша – не просто образ. Вы придумали переписку с ней, общались как с живым, близким вам человеком.


– Когда проект приобрел широкие масштабы, охватил много городов, мы решили: из каждого города художники будут писать письма Маше. Например, такие: «Здравствуй, Маша! Я в Тюмени. Оказывается, у нас такая огромная страна, и я о ней практически ничего не знаю…» И с каждым письмом Маша становилась все живее, и с каждым годом география проекта все больше расширялась. Прошло уже более 20 выставок.

 

В 2013 году проект «Маша остается жить у бабушки» был выдвинут Российской Академией художеств на золотую медаль.


– Нас хвалили: какие вы молодцы, нужную тему подняли. Но все на этом и закончилось.

 

Было обидно?


– Нет. Это было вполне ожидаемо. Большие концептуальные идеи обычно идут или сверху, или снизу. Наш проект был инициирован снизу. Он был как Золушка – чужим во дворце, и было непонятно, что с ним делать.

 

Александр, в ваших картинах много солнца, тепла…


– Я ярый поклонник солнца. Оно проникает во всю нашу жизнь, фактически творит ее. Живу по солнцу. Жду его как знака, как света, который преображает все вокруг. Делает чище, ярче, добрее… Вот только один пример. Мы с женой как-то ехали в Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь. Было пасмурно, и уже неделю шли дожди со снегом. Но я был уверен, что, когда мы приедем, обязательно будет светить солнце. И как только мы вошли в храм с мощами Серафима Саровского, небо раскрылось и через окна пролился, заливая все вокруг, солнечный свет. Все сразу преобразилось, заиграло красками. Как только мы вышли из храма и отошли на несколько шагов, небо закрылось и снова посыпал снег! Это впечатление от залитого солнцем храма останется со мной на всю жизнь… Свет ведет меня, подсказывает, помогает. Освещает людей и предметы с неожиданной, прекрасной стороны.

 

 

 

Герои ваших картин простые, доступные. Как вы их выбираете?


– Появляется человек, я общаюсь с ним. Не придумываю образ, а постепенно леплю. И получается искусство. Конечно же, человек должен быть плоть от плоти своего народа. Мыслить и чувствовать, как он. 

Мы проживаем одну из тысячи жизней. Нам кажется, что все случайно, а на самом деле мы встречаем людей, с которыми уже были энергетические завязки. И одновременно с этим в этих образах много очень личного. Настоящее творчество – окно в самого себя, проработка и путь к самопознанию.

Я часто говорю: чтобы не потерять большого, надо сохранять малое. Не случайно одним из символов нашего проекта стала картина «Бабушкины сказки». Для того чтобы не потеряться в глобальном пространстве, наши бабушки должны рассказывать внучатам сказки. О героях, о наших предках… Раньше герои Древней Руси – князья – были настоящими лидерами, защитниками, живущими по совести и по Роду. Они могли позволить себе быть сильным, не воспользоваться положением в эгоистическом плане. Сначала накормить стариков и детей. Всех! А уже самым последним взять пищу себе… В этом и была русская сила!

 

Меня поразили ваши виды Казани. Они необычайно праздничны, ярки. Улица Баумана на одной из ваших картин похожа на Монмартр

 

– Вы почти угадали. Картина создана в конце 90-х. Конечно, улица тогда выглядела не так, как сейчас. Была серой и унылой. А мне хотелось, чтобы наш город выглядел не хуже Парижа. Я придумал себе ирреальный город Казань-Париж. Праздничный, красивый, яркий… Придумал виртуального зрителя, который меня понимает и любит, и рисовал это полотно для него. Очень рад, что сегодня наш город все больше становится похожим на мои полотна…

 

Вы часто говорите о необходимости воспитывать зрителя.


– Воспитать вкус можно только своим талантом, своими делами. Надо вкладывать настоящие чувства, силы, энергию, и, может быть, со временем будет какой-то результат. Входить в среду и постепенно переформатировать ее. По мере сил я стараюсь делать это. Лет 15 назад художница Миля Нуруллина пригласила меня проводить мастер-классы для людей, которые никогда не рисовали, но очень хотели попробовать. Мы стали первыми, кто помог людям осуществить свою детскую мечту! Поначалу это было эксклюзивно-элитарно, но постепенно «течение» разрасталось, и через несколько лет идею подхватили другие художники. Теперь мы видим просто невероятный бум!

Случаются и не очень приятные вещи… Как-то на Арте слышал, как мужчина говорил соседке: «Такую фигню и я могу нарисовать». Как ему объяснить, что он невежда? Как докричаться до него? Это как в химии. Большинство из нас знает только ее азы и не берется судить о сложных вещах. А здесь – пожалуйста…

 

Что на данный момент для вас как личности важно?


– Сейчас для меня главная дилемма в том, чтобы сделать выбор дальнейшего пути. Или осознанно после земной жизни отказаться от «эго» и уйти в духовный свет – Абсолют. Или же после смерти остаться рядом со своими любимыми и родными и помогать им. И впоследствии неизбежно переродиться. Продолжить бесконечный круг перевоплощений и, движимый эгом, исправлять старые и делать новые ошибки. Сегодня я живу на грани этих двух направлений. И это очень сложно. Часто думаю: почему одному дано познать мудрость, а другому нет? Отчего одни с ведической начинкой, согласно которой человек пришел на Землю, чтобы развиваться и делать себя лучше. А вторые, паразитируя, живут за счет других… Вечные вопросы…

 

Александр, благодарю за содержательную беседу. Уверен, у вас и ваших сподвижников впереди новые интересные проекты.

 


Беседовал Сергей ОГРЫЗКИН

Фото из личного архива Александра Шадрина

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя