Сохранить самобытность

0
16

 

 

 

Свое мнение о сохранении историко-культурного наследия в республике на страницах журнала «Элита Татарстана» представит наш гость — президент московского Фонда поддержки научных и культурных программ имени Ш.Марджани Рустам СУЛЕЙМАНОВ. Эта негосударственная общественная организация широко известна в стране благодаря успешной реализации отечественных и зарубежных проектов, направленных на сохранение культурного наследия народов Евразии.

 

Было бы желание

 

С тех пор как Казань с размахом отметила свое 1000-летие, приобрела статус третьей столицы России, получила право на проведение летней Универсиады-2013, в городе значительно увеличилось количество сувенирной продукции. Однако подавляющее большинство ее составляют тарелочки, магниты, тюбетейки, произведенные в Китае (!), а значит, не имеющие никакого отношения к традициям местных мастеров. В Казанском Кремле продают турецкие и сирийские платки. И только кое-где, изрядно потратив время, можно обнаружить авторские работы, изготовленные татарстанцами. Но ведь, приезжая в любую страну или в любой уголок России, мы стремимся приобрести сувениры, которые являются символами конкретного места, олицетворяют дух народа, а не китайский ширпотреб.

Будучи вовлеченным в последние годы в культурно-просветительскую деятельность (издательская и научная деятельность, организация и проведение выставок классического, современного и декоративно-прикладного искусства) и сотрудничая с представителями многих регионов страны, заметил, к сожалению, одну неприятную особенность. Я высоко ценю многое, происходящее в Татарстане, с удовольствием мы сами реализуем разные культурные проекты по татарской теме. Однако, по-моему, того, что делается сегодня для сохранения исторического наследия в республике, явно недостаточно. Причем вроде бы есть желание, есть ресурсы, но нет результата. Ни в коем случае не хочу никого наставлять или взывать к чему-то, но разве в последние годы мало говорили о том, как разрушаются ценные исторические памятники в Казани, как стерли с лица земли гостиницу, где жил и писал свои творения Габдулла Тукай, как исчезла Татарская Слобода? История уничтожается, и с каждым днем все интенсивнее. А голосов интеллигенции, национальной элиты совсем не слышно. Или, вернее, их голоса слышны, но властью не воспринимаемы. У чиновников своя правда, они убеждены, что развалюха в центре города портит вид, надо поставить вместо нее коммерческое сооружение, это будет приносить доход в казну. Но пройдет лет пятьдесят, и будут забыты как эти чиновники, так и интеллигенция, которая не смогла, не отстояла, не успела. А безликие здания останутся…

Когда в Фонде им. Ш.Марджани выпускается продукция, непосредственно связанная с прошлым и настоящим татарской нации, включая научные издания, детские и популярные книги, татарстанские чиновники на словах готовы закупить ее у нас для дальнейшего распространения там, где она нужна. Но только на словах, в отличие от других регионов. При этом я не беспокоюсь о выручке — речь не об этом. Удивляет равнодушие, возможно, связанное с тем, что министерства живут в своих измерениях, а реальная жизнь течет по-своему.

Конечно, в республике есть люди, которых по-настоящему заботит духовное прошлое и будущее народа. Я говорю, прежде всего, о представителях интеллигенции. Каждый из них на своем месте пытается что-то делать для сохранения культурных традиций. Но этого недостаточно. Сама среда должна быть подготовленной, а социум должен быть сформированным для восприятия национального, тогда будут и результаты. Меня, к примеру, поражает почти полное отсутствие или, вернее, малое количество произведений декоративно-прикладного искусства в республике. Есть только отдельные мастера, которых можно пересчитать по пальцам. Причем, как правило, это люди старшего поколения, так что актуальна проблема подготовки новых кадров. А ведь на территории современного Татарстана когда-то распространены были кожаная мозаика, узорное ткачество, вышивка и ковроделие, ювелирное искусство, производство керамики, искусство каллиграфии. Продукция мастеров и ремесленников пользовалась спросом не только потому, что была качественной, но и потому, что несла на себе знак национального, самобытного.

Знаменитые ювелирные традиции казанских татар берут начало со времен Волжской Булгарии. Серебряные изделия включали в себя мотивы цветочно-растительного и геометрического орнаментов. Ювелиры изготовляли оригинальные женские украшения, браслеты и застежки. А восхитительная кожаная мозаика! Превосходной обработкой кожи в свое время славились еще булгары. Цветная узорная обувь — сапожки (ичиги) приобрели популярность благодаря тонкому умению и технической изобретательности создателей, сложной природе этого вида шва, оригинальному расположению мозаичных узоров, скрывающих место стачки швов. Подобные швы не зафиксированы ни в древнем, ни в современном искусстве других народов.

А как можно забыть золотное шитье, занимающее особое место в искусстве вышивки у татар? В конце XIX века искусство шитья золотом было одним из процветающих промыслов Казани и Заказанья. Татарские ткачихи освоили практически весь известный арсенал техники домашнего ткачества. То же можно сказать о керамике — изделия гончаров поражали изяществом, богатством форм, великолепным орнаментом.

Что мы имеем сегодня? С кожаной мозаикой, в частности, с изготовлением узорной обуви, работают от силы десять мастеров, и то только на заказ. «Ювелирка» почти исчезла, если не считать нескольких энтузиастов. В качестве национального продукта широко предлагаются мужские головные уборы не самого типичного для казанских татар фасона, украшенные безвкусным шитьем. Ткачества нет. Керамики нет. Хотя, если говорить о керамике, то это легко возрождаемый и легко популяризируемый жанр, который обязательно будет пользоваться спросом. Кроме пиалы с изображением мечети Кул-Шариф, нет авторской посуды с национальными мотивами. Если бы были качественные авторские работы, на смену им пришли бы и серийные, массовые изделия. А сейчас нет поддержки, нет спроса, нет культуры потребления. Но все это можно развивать, было бы желание.

Могу привести ярчайший пример — возрожденное искусство крымских татар. В 1990 году, когда они стали возвращаться на историческую родину, у них не было практически ничего, разве что небольшие средства на строительство жилья. Но достаточно было собраться нескольким энтузиастам, выбить грант у некой американской благотворительной организации в 2000 долларов — и работа закипела. Сегодня там есть специалисты, владеющие языком крымско-татарского орнамента и техникой работы с разных материалами: тканями (вышивка, ткачество), металлами (филигрань, чеканка), глиной, деревом, ювелирным серебром. Гончарные мастера загружены заказами на год вперед. Они понимают, что знания о прошлом дают возможность народу не терять своеобразия, не раствориться среди других и не исчезнуть с лица земли. В национальных изделиях заключены душа народа, уникальный код духа нации, если можно так выразиться. А ведь крымских татар совсем немного по сравнению с поволжскими татарами, и возможностей у них гораздо меньше. Да, во многом эту красивую национальную продукцию приобретают туристы, но уже многие крымско-татарские семьи считают правилом иметь свои, родные изделия у себя в домах.

Мы выпустили недавно опытный образец татарского чайного сервиза на императорском фарфоровом заводе в Санкт-Петербурге. Конечно, перед этим советовались со многими художниками, объявляли конкурс на лучший проект, прежде чем довести идею до конца. Результат впечатлил многих, представители Татарстана восхищались, выразив желание подумать о закупках. Но опять все осталось на словах. Многие полезные проекты оказываются за пределами интереса тех, кого это должно заинтересовать хотя бы по долгу службы. Однако я не уверен, что, даже если выставить этот сервиз в татарстанских магазинах, он будет раскупаться. У нас ведь люди слишком практичные, а за практичностью нередко теряется самобытность. В индийских («фирменных», но произведенных в Индии или иных странах) джинсах, конечно, проще ходить, но почему хотя бы не вдеть в них татарский ремешок? Здесь опять встает вопрос воспитания культуры потребления. Нет необходимости создания госзаказа на национальный продукт, достаточно будет помочь создать моду на него.

Конечно, хочется надеяться на лучшее, но для этого нужно, чтобы власть, бизнес и ученые, деятели искусства смотрели в одном направлении, а культура имела приоритет выше рынка. Без этого невозможно сохранить нацию.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя