Альберт Гильмутдинов: «Мы будем растить лидеров»

0
20

Начался новый учебный год. И начался он с нового витка обсуждения проблем образования. На уровне федерального правительства разрабатываются новые стандарты для средней школы. В Татарстане тоже ведется большая работа по разработке новой стратегии развития образования. Эту работу возглавляет лично Президент республики М.Ш.Шаймиев. Реформа должна стартовать в следующем учебном году и обещает стать настоящей революцией. Но некоторые элементы вводятся уже в этом году. Речь идет о новом школьном курсе «Основы лидерства». Инициатором введения нового предмета стал министр образования Республики Татарстан Альберт Харисович ГИЛЬМУТДИНОВ. Он же первый и начал преподавание этого курса. Именно после такого урока о необходимости новой дисциплины, о проблемах современного образования и методах решения этих проблем Альберт Харисович рассказал в эксклюзивном интервью нашему журналу.
— Альберт Харисович, действительно, в обществе давно созрело понимание необходимости реформирования школы, потому что качество обучения как упало в 90-х годах…
— Да, так и лежит.
— И все это поднимать очень сложно. Тем более что образование — одна из самых консервативных систем. На кого будете опираться в проведении реформы и кто ваши союзники?
— Сама постановка вашего вопроса предполагает, что кроме союзников у нас есть и противники. Я не могу согласиться с таким подходом, я хотел бы, чтобы нашим союзником стала вся республика. Такая у нас задача. Это чрезвычайно важно, поскольку реформу образования мы проводим не ради министерства, а ради тех детей, с которыми мы сегодня общались. Мы хотим, чтобы у нас была такая система образования, которой бы республика гордилась. Разве у нас не достойная цель, не  правильная? И достижение этой цели предполагает, что союзниками будут все.
— Какая сейчас самая острая проблема в средней школе?
— Самая острая проблема и в средней школе, и в высшей школе — во всем образовании в целом — это потеря качества. Пик проблемы пришелся на 90-е годы прошлого  века, когда в течение целого десятилетия система образования в буквальном смысле находилась на грани выживания. Но корни проблемы еще глубже — в 70-х годах. Советская система образования, некогда одна из лучших в мире, в полной мере ощутила все «прелести» застоя того времени и начала медленно деградировать вместе с другими институтами советского периода. Сейчас мы живем в принципиально новом обществе и в принципиально новом времени. Располагая мощной инфраструктурой образования, созданной поколениями наших предшественников, наша задача заключается в том, чтобы модернизировать эту систему в соответствии с новыми требованиями времени.
— Каким образом?
— Главный фактор в этом процессе — учитель. Мы для себя вывели формулу, что роль хорошего учителя в системе образования больше, чем сумма всех других факторов вместе взятых. Весь мир убедился в том, что качество любой системы образования не может быть выше уровня работающих в ней учителей. Один фактор учителя важнее, чем новые здания, интерактивные доски, компьютеры и т.д. Хотя роль материально-технического оснащения образовательного процесса тоже важна — слов нет. Нужно понять простую мысль: даже если мы построим сотни великолепно оснащенных «школ будущего», а туда придут работать слабые учителя — там будет такое же слабое образование. Поэтому чрезвычайно важно привести в школу сильных учителей-лидеров.
— Где же мы возьмем учителей-лидеров? Ведь их тоже растить надо?
— Что мы и делаем. С этого учебного года мы ввели в старших классах средней школы курс «Основы лидерства». Будем растить лидеров. Кто-то из них придет  работать в школу.
— Но ведь это еще один обязательный предмет в школе. Действительно ли это нужно?
— Дело в том, что у нас со времен Советского Союза, и это перешло в Российскую Федерацию, создавалась так называемая «знаниевая» школа. В ее основе — тщательно продуманная система передачи знаний от учителя ученикам. Но в XXI веке эта парадигма образования показывает свою ограниченность, и это подтверждается низкими результатами наших учеников, которые принимают участие в сопоставительных международных испытаниях. Сейчас для школы разрабатываются стандарты второго поколения. Они существенно расширяют парадигму образования — к знаниям добавляется компетенция, то есть умение эти знания использовать. В работе над новой стратегией развития образования мы поняли, что даже эта обновленная парадигма — знания плюс компетенция — тоже ограничена. И ее нужно дополнить третьей компонентой, превратив в триаду: знания плюс компетенция плюс лидерство. Почему? Объясню очень упрощенно: если знания — голова, компетенция — руки, умение эти знания применять, то лидерство — это дух. И в этой триаде, если подумать, еще неизвестно, какая составляющая более важная. Кстати, здесь же кроется ответ на очевидный вопрос, когда говорят, что сплошь и рядом троечники руководят работой отличников. Как же так? В стандартной классической парадигме — знания плюс компетенция — это непонятно. Ответ очень прост: в этих случаях у троечника более развита третья составляющая -лидерство. За счет этого он оказывается в жизни более успешным и конкурентоспособным.
— Бытует мнение, что лидерство — это врожденное качество. Как же его тогда можно воспитать?
— Конечно, крупным лидером можно только родиться — вне всякого сомнения. Но ведь любой, кто руководит работой даже двух-трех людей, — уже лидер. Он должен уметь ставить задачу, мотивировать людей, планировать ресурсы для решения этой задачи, в конце концов, уметь спросить исполнение. И такому лидерству можно и нужно учить. Вот это мы и собираемся делать. Наша страна сегодня недостаточно конкурентоспособна по одной причине – по причине неконкурентоспособности людей, живущих в ней. В том числе потому, что нет культуры воспитания лидеров.
— Каково содержание этого курса?
— Первое, чему мы должны научить ребенка, — задуматься, чего же он в жизни хочет. Дальше — уметь строить отношения, публично выступать, управлять своим временем, разрешать конфликты. Вот в общих чертах содержание этого курса. Теперь я спрашиваю: если под руководством опытного, зрелого, состоявшегося, успешного человека, который к детям придет и будет с ними без всяких нотаций разговаривать на эти темы, просто как старший товарищ, это будет полезно для ребят? Уверен — это будет огромное благо.
— Значит, этот курс будут вести не учителя?
— Не только учителя. На сегодняшний день несколько десятков людей уже пришли в школу, чтобы эти уроки преподавать. Я бесконечно благодарен тем, кто  откликнулся на эту инициативу. В частности — победителям проекта партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ» «Кадровый резерв — Профессиональная команда страны». Дети хотят видеть не только учителей. Мы, люди, которые отвечаем за образование, должны предъявлять им успешных людей. Им как воздух нужно общение с такими людьми. И я на свои уроки буду приглашать не только успешных людей из бизнеса, из государственных структур, но и людей выдающихся. И мы будем давать открытые уроки лидерства.
— Согласно реформе в школу в следующем году должны прийти новые специалисты, высококвалифицированные кадры. Они придут на чье-то место?
— Нет. Во-первых, у нас сейчас дефицит педагогических кадров — порядка нескольких сотен мест по всей республике, в том числе и в школах Казани. Вот на эти вакансии они и придут. Потому что поначалу у нас в любом случае не будет сотни новых педагогических кадров, которых мы действительно будем отбирать поштучно. Дай Бог, несколько десятков набрать, а на несколько десятков у нас вакансии есть. Это первое. Во-вторых, у нас происходит стремительное старение кадров. Та педагогическая элита, которая работает еще с советских времен, она еще работает, но в любом случае работает последние годы. Мы худобедно еще держимся на этом кадровом заделе, но скоро этот задел будет полностью исчерпан. К этому времени мы будем готовить новое поколение учителей-лидеров.
— Вы сказали, что вакансии в школах есть. Но ведь у нас в республике готовится достаточно много педагогических кадров, просто они не идут в школу. В то же время государство тратит немалые средства на обучение этих людей. Не думаете ли вы о том, чтобы, кроме стимулирующих мер для привлечения новых кадров в школу, ввести такую меру, как, например, при приеме на бюджетное отделение заключать договор о том, чтобы человек после окончания учебного заведения проработал какое-то время в школе?
— Я объясню, почему я против такой меры. Мы можем заставить выпускника пойти работать в школу. При большом желании у государства рычагов хватит. И вот представьте: мы привели человека против его воли в школу. Работать в школе он не хочет. Нам нужен такой учитель?
— Наверное, нет.
— Не нужен. Категорически. Пусть его лучше вообще не будет. Потому что учитель как раз та профессия, где фактор призвания играет огромную, если не определяющую, роль. Если человек будет заниматься нелюбимым делом, дети увидят это мгновенно, они не будут у него учиться, они будут мучиться, и он сам будет мучиться. Кому это нужно?
— Это все верно. Но зачем он тогда идет учиться на педагогическую специальность?
— Это вопрос второй. Вот мы с вами пришли к той мысли, что надо не заставлять немотивированных людей идти в учителя, а надо просто сократить прием. И  оставить меньшее число мест, но набирать туда людей, которые хотят стать учителями. Такая молодежь ведь тоже есть. Среди учителей, в том числе молодых, — огромное количество потрясающих людей. Благодаря им я понял, что в этой работе у меня никогда не опустятся руки. Я точно знаю, что с такими людьми можно горы свернуть. И мы их свернем.
— Если учитель — яркая личность, то и дети, ученики, тоже вырастут личностями. В советское время у нас были такие учителя, именно учителя, а не просто преподаватели отдельных предметов. Мы хотим, чтобы у нас были такие учителя?
— Все правильно. Именно такого учителя, наставника, мы хотим видеть в нашей школе.
— И какими мы хотим видеть наших детей, если у нас все получится?
— В проведении глубинных изменений в системе образования чрезвычайно важен принцип «не навреди», потому что если мы сделаем какие-то ошибки, последствия общество будет ощущать многие годы. Чего мы хотим от школы и какие задачи стоят перед школой? Я для себя сформулировал пять пунктов. Первое -мы хотим, чтобы школа обеспечивала физическое и нравственное здоровье наших детей. Второе — развитие интеллекта, потому что в XXI веке весь мир строит общество, основанное на знаниях. Третье — привитие устойчивой привычки к труду. Четвертое — мы хотим научить наших детей жить среди людей, то есть понимать, что ты в этом мире не один, тебя окружают люди, у них есть свои интересы, которые надо уважать. И только пятое — основы знаний, основы математики, физики, химии и т.д. Как видите, получение знаний — это важная, но только одна из пяти задач. Первые четыре задачи не менее важны. И проблема современной школы в том, что в значительной степени она сфокусирована только на пятой задаче. Посмотрите, среди этих пяти задач, — какая неправильная или избыточная?
— Все правильные.
— Вот. Поэтому когда вы спрашиваете, какими мы хотим видеть наших учеников, можно ответить так: мы хотим видеть их физически и нравственно здоровыми, с развитым интеллектом, умеющих жить среди людей, ценящих труд и имеющих глубокие, надежные знания.
— Скоро профессиональный праздник — День учителя. Что бы вы пожелали нашим учителям?
— Учителям я бы пожелал, чтобы наконец-то их труд оценивался в соответствии со значением этого труда. Пока учителя, к сожалению, — самая недооцененная категория трудящихся в нашей стране. Это неправильно. Ведь мы им доверяем самое дорогое, что у нас есть, — наших детей. И в то же время за такую работу даем низкую заработную плату. Получается, что та ответственность, которую мы делегируем, совершенно не соответствует тому вознаграждению, которое они за свою работу получают. Я бы хотел пожелать, чтобы это пришло в соответствие.
— Государство со своей стороны будет что-то делать для того, чтобы ситуация изменилась?
— Обязательно будет. Зреет понимание, что в сфере образования действительно допущены серьезные ошибки. Есть политическая воля, и она обязательно будет  материализована в виде конкретных решений. Следующий год объявлен Годом учителя в стране. Это тоже отражение того факта, что государство, наконец, приходит к истинному пониманию роли учителя.
— Не только государство, но и общество недооценивает учительский труд.
— Да, к сожалению, это так. Поэтому перед нами стоит задача: поднять престиж учителя. Не на словах, а на деле. И я согласен, что материальная составляющая — важная, но только часть этой проблемы. Нужно поднять престиж учителя в комплексе, включая и уважение к нему и его труду. Это надо менять. Поэтому главнейшая наша задача — привлечь в школу новое поколение учителей-лидеров. Он — учитель, значит, он уважаемый суперуспешный человек. Вот этого надо добиться.
— И мы добьемся?
— Добьемся. Без булдырабыз!

Марина ГОРШКОВА

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя