Будить сердца людей

0
63

Веселая Смеральдина и серьезная Беатриче в спектакле «Слуга двух господ» Карло Гольдони, русская деревенская женщина Прасковья в «Грешнице» Марии Сторожевой, Мамаша Кураж из пьесы «Мамаша Кураж и ее дети» Бертольда Брехта, узбечка Оптубхан из пьесы «Последний выстрел» Ульмаса Умарбекова и множество других разноплановых ролей. 55 лет и больше 150 амплуа на сцене Татарского государственного театра драмы и комедии имени Карима Тинчурина! Безусловно, Исламие МАХМУТОВОЙ, заслуженной артистке РСФСР и народной артистке РТ, есть чем гордиться. Она и сейчас по максимуму востребована в профессии, ездит на гастроли и искренне радуется очередным премьерам.

Практически до самого распада Советского Союза актеры Передвижного театра (сегодня это Татарский государственный театр драмы и комедии имени К. Тинчурина) месяцами ездили по деревням республики и другим российским регионам на гастроли. Строго выполняли государственный план для театров по «обеспечению» населения (особенно сельского) культурой. У коллектива до 1988 года даже не было постоянного собственного помещения. А гастроли по деревням означали десятки и сотни километров на лошадях, грузовиках, стареньких автобусах – в жару, в лютые морозы, осеннюю и весеннюю распутицу. В клубах порой негде было гримироваться или переодеваться, приходилось играть в нетопленных помещениях. Актеры болели от холода, нерегулярного питания, постоянного недосыпания. Но постепенно суровая реальность делала их сильными, преданными своей работе до мозга костей. Ведь переносить тяжелые условия можно только благодаря беззаветной любви к сцене и зрителю.

Исламия Идиятулловна знает это хорошо на своем примере. Недоброжелатели даже пугали ее в начале творческого пути, мол, у тебя не будет ни мужа, ни детей, ни квартиры, ни денег, разве что признание зрителей. Стоит ли карьера актрисы таких жертв? Но мечта оказалась сильнее. И, как показала судьба, противники выбранного ею пути сильно ошиблись. Ведь сегодня за плечами актрисы – богатейшая актерская деятельность, удачный опыт работы в качестве режиссера восьми спектаклей, звания заслуженной артистки РСФСР и народной артистки РТ. И в браке с Халилом Махмутовым, актером того же театра, она сорок шесть лет прожила душу в душу, пока его не стало. Вместе они переносили трудности гастрольной жизни, часто были партнерами на сцене.

В 1967 году у супругов родилась дочь Лилия. В то время еще не было своего жилья и приходилось ютиться в бараке. Когда Лилии исполнилось четыре года, Махмутовы получили однокомнатную квартиру в Казани. Вскоре родилась и вторая дочь Ляйсан. С рождением детей Исламия Идиятулловна окончательно опровергла прогнозы окружающих о том, что карьера в театре закроет ей путь к женскому счастью.

Актриса появилась на свет в Алькеевском районе, в селе Верхнее Алькеево. Мама Исламии родила 12 детей, из них выжили только шестеро. Отец, вернувшийся раненным со Сталинградского фронта, сразу же был назначен бригадиром в местном колхозе и многое сделал для спасения села от голода. Он никогда не выдавал земляков, которые могли унести с колхозного поля горсть гороха, ржи или пшеницы. А еще он был замечательным гармонистом и прекрасно пел, односельчане называли его «певец Хидиятулла». Впрочем, в роду Мотыгуллиных (девичья фамилия Исламии Идиятулловны) многие пели. Так что музыка в семье была в почете, а маленькая Исламия любила танцевать, когда ее отец или брат брали в руки гармонь. Ее мечта стать актрисой в то время была, мягко говоря, странной для односельчан. Ведь тогда никто толком не представлял, в чем заключается эта профессия, почти ни у кого в деревне не было радиоприемника или телевизора, благодаря которым можно было бы услышать или увидеть творческие передачи. Единственное развлечение – гастроли Передвижного театра. Как же юная Исламия ждала их! Тем более что в деревнях артисты останавливались в домах своих преданных зрителей и рассказывали жителям о секретах работы. В любой деревне с большим нетерпением ждали актеров, угощали тем, что было в доме, обогревали, топили баню, искренне радовались гостям, потому что жизнь вымышленных персонажей на сцене воспринималась как другая действительность, заставляла сопереживать, радоваться или сочувствовать героям, вызывала неподдельные эмоции. Исламия Махмутова вспоминает свое детство как счастливое время, несмотря на все испытания, ведь рядом были родители, большая дружная семья, а еще артисты, которые приезжали надолго с гастролями.

В 1960 году труппе Передвижного театра выделили помещения в Спасской башне Кремля (склады, небольшие служебные кабинеты и место для репетиций). Здесь театр находился более четверти века. Однажды после окончания школы Исламия Идиятулловна приехала в Казань повидаться с подругой, которая обещала показать ей достопримечательности столицы республики. Обнаружив театр в Спасской башне, девушки зашли туда, и Исламия уверенно заявила первому попавшемуся человеку, что хочет здесь работать. Уверенность девушки настолько подкупила, что ее не прогнали, а устроили настоящее собеседование – проверили слух, вокальные данные, ритмику, хореографические способности. Она и спела, и сплясала, и прочитала отрывок из спектакля. Помог опыт участия в художественной самодеятельности своего района. На работу ее приняли. Но, прежде чем стать актрисой, она прошла в театре путь кассира, бутафора, рабочего сцены, зато имела возможность порой присутствовать на репетициях. И тот факт, что она пришла без актерского образования, говорит, что только природный талант, беззаветная любовь к искусству и трудолюбие сделали ее профессионалом своего дела.

– Выбрав путь служения театру, надо уметь быть сильной, не поддаваться обидам, негативным эмоциям. Главное – чтобы тебя принял зритель. Если от публики не чувствуешь отдачи, тогда работаешь впустую, – убеждена Исламия Махмутова, – ничто не сможет сломить актера так, как равнодушие зрителя. К счастью, татарстанский (особенно татароязычный) зритель долгие годы предан традициям нашего театра. Не растерять их и соответствовать времени – сложная задача. Мы ответственны за душу человека и должны соблюдать критерии морали, установленные предками. Чтобы не раствориться в общероссийской культуре, традиционные учреждения культуры и театр остаются центром сохранения национальной культуры. Но это совсем не значит, что не надо развиваться. Если не ставить спектакли в соответствии с требованиями времени, не учитывать современные тенденции (конечно, не кардинальным образом), тогда мы потеряем даже самого постоянного зрителя. Людей сегодня трудно чем­то удивить, но театральное искусство эмоциональное. Только через эмоции, энергетический поток можно воспитывать зрителя, пробуждать в нем какие­то «нити», которые давно «дремали», напомнить ему о том, что он Человек. Нужны спектакли, которые заставляют задуматься, волноваться, задевать за живое. Нужно остро ощущать происходящую жизнь, ведь меняются интонации, энергии, ритмы, и не замечать этого нельзя. Но не действовать так, как некоторые московские режиссеры, которые пытаются удивить, произвести внешний эффект, то есть считают важным не то, что показать, а как показать. Надо уважать зрителя. Если спектакль ни о чем, если в нем нет ни идеи, ни содержания, ни смысла, тогда зачем он нужен?

Исламия Махмутова – яркий представитель поколения артистов, которые тщательно берегут основанные сто лет назад традиции татарского театра. Создавали их, кстати, молодые шакирды – учащиеся медресе, у которых не было никаких материальных условий: помещения, денег на зарплату, жилья, только идея и беспокойные сердца… Но прошли годы, десятилетия, и сегодня татарский театр не утратил то ценное, что всегда являлось его важной творческой составляющей – раскрытие человеческих характеров. Он помогает объединить рассеянных по свету татар, не давая им забывать свой родной язык и культуру, отражает надежды народа, раскрывает его горести и радости, стремление к будущему. И роль артистов в этом процессе бесспорна.

Габдулла Тукай написал прекрасные строки: «Театр – и зрелище и школа для народа, будить сердца людей – вот в чем его природа! На путь неправедный он не дает свернуть, он к свету нас ведет, открыв нам правый путь. Волнуя и смеша, он заставляет снова обдумать прошлое и смысл пережитого. На сцене увидав правдивый облик свой, смеяться будешь ты иль плакать над собой». Эти слова великого поэта являются и девизом Исламии Махмутовой.

Впрочем, артист редко бывает удовлетворен своей сценической судьбой. Даже если сыграны десятки, сотни разноплановых ролей. Вот и Исламие Махмутовой не довелось исполнить свою мечту – сыграть Марию Стюарт. Однако театр для нее всегда был и остается великим праздником – праздником, который всегда с ней.

 

Альбина Султан

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя