Счастье — в любимом деле

0
173

Ильдар АХТЯМОВ

 

Каждый из нас выбирает свою дорогу в жизни. Или она выбирает нас? Чем определяется этот выбор — способностями, примером родителей, случайностью? Наверное, у всех по-разному. Но есть сферы деятельности, где без призвания обойтись вообще нельзя. Бесспорно, к ним относится медицина. Человек, который несет ответственность за здоровье и жизнь людей, не просто специалист, не просто профессионал, а человек с особым складом характера и умением сопереживать. Один из них — Ильдар АХТЯМОВ, ведущий в республике хирург в области патологии крупных суставов.

 

Совсем недавно, в сентябре нынешнего года, Ильдар Ахтямов получил в Санкт-Петербурге золотую медаль им. Н.Н. Приорова. Это высшая награда для медиков, специализирующихся в травматологии и ортопедии. Основанием для награждения явился цикл работ по проблемам лечения патологии тазобедренного сустава у детей и взрослых. Еще одна награда, полученная врачом недавно в Казахстане, оказалась приятной неожиданностью, поскольку медалью Министерства здравоохранения Республики Казахстан в России удостоены единицы. Награда была вручена за многолетнее сотрудничество по подготовке научных и медицинских кадров, а также внедрение современных, высокотехнологичных методов в области травматологии и ортопедии Казахстана. По мнению самого Ильдара Фуатовича, эта медаль является некоторым авансом для дальнейшей совместной работы в клиниках этой республики, ведь у него там много друзей, что дает возможность часто встречаться по профессиональным вопросам.

 

Ильдар Фуатович, что повлияло на ваш выбор профессии? В медицину просто так не приходят, а вы уже тридцать лет в ней…

— Разумеется. В семье медиков, наверное, не могло быть иначе. До 14 лет я прожил в Уфе и хорошо помню, как там довольно часто бывал на работе у мамы (врач-рентгенолог железнодорожной поликлиники) и папы (преподаватель кафедры рентгенологии Башкирского государственного медицинского института). У родителей  всегда было много рентгенограмм. Черно-белые снимки, запах проявителя и фиксажа запомнились на всю жизнь. По- видимому, именно это сказалось на любви к фотографии, с одной стороны, и на «угадай патологию», с другой, поскольку в травматологии и ортопедии без рентгенографии сегодня делать нечего.

Переезд в Казань, учебу в школе и медицинском институте помню очень хорошо. Дружеские отношения с одноклассниками сохраняются и по сей день, причем и в Уфе, и в Казани. Мы каждые пять лет встречаемся большими компаниями обменяться новостями и успехами, да и просто пообщаться. У нас был очень дружный выпуск педиатрического факультета 1983 года, а поскольку многие из моей группы работают в Казани, то периодически видимся то по работе, то на конференциях. Конечно же, есть и те, кто живет далеко за пределами республики, но юбилейные встречи в июне собирают моих друзей со всей России и из-за рубежа.

По окончании института я пришел работать в Казанский НИИ травматологии и ортопедии (КНИИТО). До этого, в течение четырех лет, сочетал учебу с практикой в приемном покое этого института в качестве санитара и медицинского брата. Работа по неотложной помощи научила многому. Хочу выразить слова глубокой благодарности моим старшим коллегам за учебу и помощь в эти годы, и, прежде всего, профессорам Абраму Лихтенштейну и Узбеку Богдановичу. Кстати, Узбек Богданович — основоположник нового направления в травматологии и ортопедии — применения ядерно-магнитно-резонансных исследований и лазеротерапии.

 

Вы помните, как начиналась ваша профессиональная деятельность в Казанском НИИ травматологии и ортопедии? В те годы это учреждение стало филиалом Курганского центра под руководством академика Гавриила Илизарова. Как вы относитесь к его методу лечения травм и патологии суставов?

— Я начинал свою работу здесь в качестве врача детского отделения, и первыми моими подопечными были девочки-подростки со сколиотической болезнью. В то время профессор Анвар Латыпов активно использовал для коррекции позвоночника свой уникальный аппарат, к сожалению, ныне забытый специалистами. Проходя по длинным коридорам красивейшего старого здания института (который находился тогда на улице Горького, дом 3), то тут, то там можно было видеть двух-трех «ангелочков». Так мы называли пациенток, поскольку простыни, накинутые на корригирующий аппарат, за плечами подростков очень напоминали белые крылья.

Что касается метода Илизарова, то, конечно, он оказался доминирующим в хирургической практике. До него лечение общепринятыми методами переломов костей и ложных суставов требовало довольно продолжительного времени, и проблема поиска новых методов, сокращающих сроки сращения костей и восстановления трудоспособности, была очень актуальной. Дешевизна аппарата Илизарова, возможность его многократного применения, мобильность пациента после операции и возможность постепенного исправления деформации стали и остаются бесспорными плюсами метода. Во второй половине прошлого века только сконструированный Илизаровым аппарат, одобренный ученым и техническим советами Минздрава СССР, создавал оптимальные предпосылки для процесса регенерации костной ткани и восстановления утраченной функции конечности, что приводило к многократному сокращению сроков лечения. Наше учреждение активно использовало его как во взрослой, так и в детской практике. Корифеем в работе с аппаратами внешней фиксации в Казани был доцент Камиль Нигматуллин. Использование этого метода стало следующим направлением и в моей работе в детском отделении. Бывали и неудачи, ведь аппарат Илизарова требует к себе большого внимания, умения, тщательного ухода со стороны врача и самого пациента.

В последние годы совершенствование и внедрение новых вариантов лечения больных с заболеваниями и повреждениями опорно-двигательной системы серьезно скорректировали показания для этого метода, но он все равно остается неотъемлемой частью нашей специальности. Метод Илизарова — гордость отечественной ортопедии и травматологии, признанный во всем мире.

 

Вы ведь долгое время работали в детском отделении. Наверное, это очень непросто…

-Да, я лечил ребятишек, страдающих патологией тазобедренного сустава, в частности, врожденным вывихом бедра. Еще на лекциях по детской хирургии в медицинском институте нам неоднократно говорили, что перед педиатром каждый раз возникают, как минимум, три больных: пациент-ребенок и оба его родителя. Найти общий язык с каждым из них и добиться успешного результата в лечении — непросто, но я всегда хорошо ладил с детьми. Что касается именно хирургии крупных суставов, то особое отношение к этому направлению мне привил профессор Хайдар Гафаров. Все годы в КНИИТО мы работали бок о бок, и именно его поддержка стала основой для моего профессионального роста. Он научил меня оперировать, правильно общаться с больными детьми. Хайдар Зайнуллович ввел меня в круг детских ортопедов. В России это особая каста специалистов. Их мало, но они очень дружны. До сих пор я поддерживаю контакты с коллегами из других городов страны.

В последующем, в связи с переходом на кафедру Казанского медицинского университета, я вынужден был перейти во взрослую сеть, но опыт работы с детьми оказался неоценим, поскольку именно там познавались основы так называемой классической ортопедии. Занимаясь сейчас в основном лечением крупных суставов, я часто встречаюсь с моими бывшими пациентами, которые выросли, выучились, создали семьи. Они приходят за советом, за помощью по поводу своего здоровья, здоровья близких и детей. Приходят за советом и помощью и их родители.

 

А как сильно изменилась отрасль, в частности, травматология и ортопедия, за последние годы?

— Произошли кардинальные изменения в оснащении и внедрении новых методов лечения благодаря введению в нашу практику инструментария и технологий, разработанных в ведущих странах мира. Интрамедуллярный остеосинтез, транспедикулярная фиксация позвоночника, артроскопия и, конечно, моя любовь — эндопротезирование стали основой революционного прорыва в травматологии и ортопедии. Все это пришло в Казани на рубеже ушедшего и нового веков и бурно развивается в наши дни. Представьте себе, что за последние 10-15 лет в отделениях, где я работаю и которые курирую, количество операций увеличилось кратно, а оперативная активность выросла с 35 до 95%. Это значит, что стало возможным стационарно вылечить значительно больше пациентов, чем раньше. На сегодня крупнейшие клиники республики хорошо оснащены и позволяют проводить лечение самых сложных пациентов по наиболее современным методикам. Стали общедоступными и замена суставов, лечение деформации позвоночника, пластика связок и многое другое. Поэтому, откровенно говоря, меня удивляет стремление ряда администраторов ориентировать наших пациентов на лечение в федеральных центрах за пределами республики, тогда как гораздо эффективнее было бы развивать эти направления в Татарстане. Для этого у нас есть все: кадры, новые клиники, учебные учреждения. Только взгляните: создан институт фундаментальной медицины при КФУ, открылась прекрасная клиника при седьмой городской больнице, проведен капитальный ремонт в РКБ и т. д. Но, к сожалению «нет пророка в своем отечестве».

Поскольку я в последние годы занимаюсь проблемой инфекционных осложнений, хочу подчеркнуть, что их стало значительно меньше, чем раньше. Этому способствовало применение новых технологий. Но проблемой остается недостаточное снабжение клиник современным хирургическим инструментарием и расходными материалами (фиксаторами, эндопротезами), которые на фоне дорогостоящей диагностической техники находятся в конце списка.

 

Ильдар Фуатович, конечно, медицина занимает в вашей жизни огромное место. Но наверняка у вас остается время на хобби, ведь врачу необходимо уметь расслабляться и отдыхать. Что для вас отдых?

— Чтобы ответить на этот вопрос, надо вспомнить про детство. Помню, как каждый год мы с родителями приезжали в Казань к тетушкам (сестрам моей мамы) и все лето отдыхали на Волге. Раньше принято было снимать дачи. Родным местом для меня тогда стала деревня Бахча Сарай (Матюшино) на крутом берегу Волги, что располагается между Ключищами и Ташовкой. Здесь собиралась большая семья Ялта (фамилия родителей мамы), приезжавших из Казани, Москвы, Уфы, Ижевска, Агрыза и других городов. Купание в Волге, сенокос, набеги на колхозные сады с местной ребятней надолго остались в памяти. Мы ходили пасти скотину, собирали урожай помидоров. Лучше и слаще плодов в Казани было не сыскать, да и сейчас матюшинские помидоры считаются самыми знатными на сельскохозяйственном рынке. Здесь отец научил меня ловить рыбу, и эта страсть сохранилась до сегодняшнего дня.

Я люблю порыбачить по мере возможности, но привлекает меня сам процесс, а не размер улова. В последние годы мы с семьей построили дачу в тех же местах, рядом с деревней Матюшино, и я частенько выхожу посидеть с удилищем. Здесь принято рыбачить на леща «в отвес» с лодки. Даже когда не клюет, просто отдыхаешь и наслаждаешься волжскими просторами. Нынче рыбалка на леща на Волге уже не та, и мы с друзьями периодически выезжаем в другие регионы России. За последние годы съездили в Карелию, на Кольский полуостров, в Астрахань, на Камчатку. Особенно запомнился зимний лов на Байкале. Сидя на топчане в настоящей бурятской юрте при растопленной печке-буржуйке, в хорошей компании, поднимаешь с глубины 17 метров из-под прозрачнейшего льда уникального омуля. Это ли не праздник для рыболова?

А еще я люблю путешествовать как по России, так и за ее пределами. Этому способствуют многочисленные контакты с коллегами, выездные лекции, конференции, показательные операции. С семьей и друзьями выезжаем за рубеж, а в последние годы «зачастили» в Юго-Восточную Азию. Очень люблю поездки в европейские страны. Мне нравится гулять по улочкам, любоваться старинной архитектурой зданий, свежестью и ухоженностью парков, чистотой горных рек. Часто возникает желание сесть с удочкой на берегу, но правила там очень строгие, не как у нас.

Практически в каждом крупном городе стараюсь посещать зоопарк или океанариум. В связи с интенсивной работой в клинике возникает желание и «поматрасничать» — несколько дней поваляться на лежаке, позагорать, искупаться в море. Вне отпускного периода отдыхать люблю на природе. Мы с семьей летом выезжаем по выходным на Волгу, а зимой на Яльчик, всегда в окружении друзей. Вот где получаешь истинное наслаждение от общения.

Я человек не особо спортивный, но стараюсь ежедневно поплавать в бассейне, при возможности зимой катаюсь на горных и беговых лыжах.

И, конечно, свободное время люблю проводить в кругу семьи. Мне очень повезло с супругой Еленой, которая отличается деятельным и инициативным характером. По образованию она историк и психолог, долгое время работала в службе экстренной психологической помощи, несколько лет занималась медицинским бизнесом, а в настоящий момент получает третье высшее образование — в Санкт-Петербургском государственном академическом институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина, пишет маслом. Она всегда занимается тем, что близко ее душе, и не боится перемен. Мне очень импонирует эта черта ее характера. А дочь Диана, закончив КФУ (КГУ), факультет журналистики и социологии, решила продолжить образование в Москве в бизнес-школе, заниматься спортивным менеджментом.

 

Беседовала Альбина ХАЗИЕВА

 

Справка

АХТЯМОВ Ильдар Фуатович. заведующий кафедрой травматологии, ортопедии и хирургии экстремальных состояний КГМУ, ортопед-травматолог высшей категории. Автор более 300 научных публикаций, в том числе десяти монографий и руководств для врачей, 80 изобретений, защищенных авторскими свидетельствами и патентами, более 30 рационализаторских предложений. За активную изобретательскую деятельность в области медицины удостоен почетных званий «Заслуженный изобретатель РТ» и «Заслуженный врач РТ»

За совместные разработки проблемы торсионного развития нижних конечностей и ее практическое применение в лечении детей с врожденными и приобретенными пороками развития И.Ф. Ахтямов вместе с коллегой Х.З. Гафаровым удостоен звания лауреата Государственной премии РТ по науке и технике за 1995 год. Внедрение метода Г.А. Илизарова в детскую ортопедию и значительные достижения в этой области стали причиной присвоения этим же авторам премии Фонда имени Г.А. Илизарова.

Ильдар Ахтямов — член правления Ассоциации ортопедов-травматологов Российской Федерации. Участвует в научно-исследовательской программе Академии наук Татарстана, научно-исследовательского отдела Республиканской клинической больницы. Член диссертационных советов при Башкирском ГМУ и при РНЦ «Восстановительная травматология и ортопедия» имени академика Г.А. Илизарова. Член ученого совета Казанского государственного медицинского университета. Принимал участие и выступал с докладами на всероссийских и международных конференциях и конгрессах по ортопедии и травматологии.

За последние десять он лично провел более 2000 эндопротезирований, а также показательные операции и подготовил бригады хирургов по данному направлению во всех крупных городах Республики Татарстан. 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя