СПАСИТЕЛЬНЫЙ МЕТАЛЛ

0
35

Президент страны Владимир Путин подписал закон, который отменяет НДС с оборота физического золота в рамках банковских операций.

 

Вернулись на двадцать лет назад?

Ретроспектива

Газеты тут же вывели: гражданам предлагают альтернативу долларам… дедолларизация на марше! Кстати, дедолларизация этого рода обсуждалась, и весьма активно, довольно долго. А осуществили ее в одно касание только теперь – внесли изменения в статью 149 части второй Налогового кодекса Российской Федерации. Не успели авторы проекта раздать комментарии в прессе насчет своего почина, как соответствующая поправка прошла в Налоговый кодекс – с началом действия коррективы с января
2020 года.

Должно быть, у кого­то из числа руководящих товарищей в памяти всплыли драматические картинки двадцатилетней давности, из времени Великого дефолта 1998 года. Гигантские очереди у банков, петиции, демонстрации…

Кому он теперь нужен, растущий спрос на валютные депозиты и «наличку» в период кризиса? Ведь речь­то о факторе порядка шесть триллионов рублей!

Тогда, в 1998 году, банки были просто в отчаянии – не могли расплатиться с вкладчиками даже рублями. Банки и пустили в оборот пылившиеся в хранилищах золотые слитки.

В стране именно тогда появилась масса «золотых» идей по части работы с инвесторами, вкладчиками. Родился проект «металлического вклада». Банки указывали ЦБ на опыт немцев, у которых Центральный банк размещает золото на депозитах в коммерческих банках, отдает 10% резервного золота в «золотой лизинг».

Дело двадцать лет назад дошло до обсуждения возврата «золотого стандарта», явилась мысль выпуска золотого червонца как реальной альтернативы американскому доллару. Она прозвучала на конференции Ассоциации российских банков. Банки хотели приобрести средство борьбы с ажио­тажем на валютном рынке. Речь шла, по сути, о свободной конвертации рубля в золото, то есть о вещи, существовавшей в стране в 1920­е годы. Планировали таким способом выправить положение, успокоить народ, а потом запустить обратный выкуп по продажной цене и убрать из оборота монетное металлическое золото, заменив его казначейскими билетами «с золотым обеспечением», как это было в 1924 году.

Именно монеты типа памятных обсуждались на форумах как инструмент, не облагаемый, подобно товарному золоту, налогом на добавленную стоимость. Такой задумывался ход в обход Налогового кодекса.

Картина грядущей эмиссии расписывалась в красках. В червонце, оформленном как памятная монета, будет 7,74 грамма чистого золота 900­й пробы – как в царской золотой десятке, в червонце 20­х годов и в червонце, выпускавшемся в СССР во второй половине 70­х. Золото в червонцах этих эпох оценивалось по мировым ценам. Преемственность!

Однако именно обеспечение новой металлической монеты (мировые цены на золото) дало повод председателю Центробанка Дубинину пригрозить: с понижением цен и обеспечение снизится. В чем же тогда принципиальная разница между металлическими и бумажными деньгами?

Это, конечно, было лукавство. У золота масса приятных отличий от кредитных банковских билетов. Золото в крайности можно просто обменять на продукты, сдать в «лом», ему не указ национальные денежные законодательства. Здесь же присутствовало другое соображение. «ЦБ в принципе не хотел возвращаться к идее обсуждения «золотого стандарта», – так заявил Дубинин.

Он полагал, что при широком золотомонетном обращении придется и масштаб цен, и объем денег, находившихся в обращении, привязывать к размеру золотовалютного резерва Центрального банка. Главное же, как это проделать в отдельно взятой стране, встроенной в мировую систему безналичного обращения, размеры которого привязаны к долларовой эмиссии?

Как, понимаешь, в глаза смотреть друзьям и учителям из МВФ, у которых кредиты клянчишь? Придется ведь думать и об ограничениях внешне­экономической деятельности, фиксированном курсе рубля, обязательных продажах экспортерами валютной выручки. Да и как не вспомнить про печальный опыт реформы Сергея Витте! Золотые рубли из оборота вымывались с огромной скоростью и оседали в кубышках граждан.

Впрочем, в кубышках оседали и оседают и доллары.

А что делать с привязкой рубля к курсу золота? Как редактировать существующие банковские законы?

В общем, отказались тогда обсуждать проект «чрезвычайно жесткой денежной политики, запрещающей эмиссию наличных или безналичных кредитных денег свыше определенного уровня». Что в такой системе делать коммерческим банкам?

Постановка вопроса в такой полемически заостренной форме, несомненно, была крайностью. Банки обсуждали всего лишь «золотой маневр», чтобы снять валютное напряжение, а для этого предлагали вариант с «трехмесячными» монетами, позволяющими проделывать операции купли-­продажи без НДС. Это, должно быть, напугало налоговое ведомство, Министерство финансов, пекущееся о поступлениях в бюджет. И хотя эти поступления были ничтожно малыми, правительство выдержало принцип, потому и поднял Дубинин тон обсуждения на такую высокую ноту.

 

Золото возвращает позиции мировых денег

Но тема всплывала вновь и вновь, и в самых разных аспектах. Обозревая текущие обстоятельства, касающиеся коммерческих банков, эмиссии, кредитной политики, роста золотых резервов, замечаешь громадные перемены в сравнении с линией Дубинина и приходишь к выводу: с развитием кризиса в долларовом хозяйстве роль золота в денежном обороте неизбежно будет нарастать.

Уже в прошлом году тема звучала чуть ли не каждодневно. Премьер Медведев своим указом записал в стратегический ресурс государства лом драгметаллов – со всеми возможными последствиями в виде уголовного наказания и штрафа за нарушения закона, за незаконный вывоз металла из страны. К расширению поля деятельности золота и связанных с ним инструментов подталкивали и возросшие риски валютного рынка, и санкции, и сами игроки. Снова зазвучали речи о необходимости монетизации золота как способе приостановить уход средств из России.

Новый импульс дало обсуждение банковского стандарта Базель III, который переводит физическое золото на балансах банков в первую категорию резервов, позволяет оценивать этот актив не в 50% рыночной цены, а во все 100%. Это неизбежно должно привести к росту цен на металл. Камнем преткновения считалось налогообложение оборота золота. Откуда взялся НДС на золото?

Этот драгоценный металл был выведен из состава «денег» еще в 1970–1980­е годы и приравнен к обычному биржевому «товару» типа, скажем, кофе или зерна. Произошло все вследствие того, что доллар заменил золото в роли «мировых денег». Существующий механизм биржевой торговли золотом подавлял рост его цены в угоду доллару. Было даже жесткое правило: цена барреля нефти должна быть не меньшей, чем цена грамма золота.

И вот пошли «подвижки». Завели разговоры о долларе «внешнем» и «внутреннем», Центробанки, коммерческие банки начали скупать золото, в двусторонних расчетах стран появились национальные валюты… Встал вопрос о новых наднациональных деньгах – и золоте!

Почему так быстро решился вопрос о НДС именно теперь? Неужели столь велики страхи перед «грядущим штормом»? Тогда стоит ли ждать принятия и других законопроектов, предложенных сенаторами: о страховании «обезличенных металлических» вкладов и об отмене 13% НДФЛ на доходы по ОМС? Тема острая, но, если судить по триллионам, потраченным в последние пять лет Агентством по страхованию вкладов, дело это крайне затратное и невыгодное государству. Так что этот вопрос – открытый.

Но если есть мировая линия на возврат золота в разряд «денег», то следует ожидать и роста кредитного мультипликатора, возможного обесценения национальных валют, снижения и даже списания громадных долгов по всему миру. Зачем же приобретать чужую валюту, то есть чужие долги?

Или так: зачем физлицам скупать валюту, которой и так не хватает для решения государственных задач?

В верхах теперь даже ждут репатриации капиталов и роста продаж чуть не до 50 тонн в год. Соответственно пойдут десятки миллиардов рублей налоговых поступлений. Будет и золотодобытчикам куда продать (кроме банков) добытое золото, которое санкции из Лондона заперли в стране.

А перспективы­-то какие! В Китае физлицам продавали по триста тонн золота в год, в Германии – почти сто, а в России – всего три тонны. И поступления от НДС были очень уж скромными – порядка двух миллиардов рублей. Вот если будет 50 тонн, появится и размах!

 

Купите унцию­другую

Но это все заработает на развитом, обустроенном рынке. Предполагается, что он наладится как­-то сам собою. Так ли это?

На практике дело пока выходило и выходит по-­иному: валюту скупали и скупают, а слитки золота брать не спешат. В кризис, конечно, когда цена на все падает, золото, как правило, стоит крепко. Однако это пока не высокодоходная инвестиция. Вот если есть в запасе лет 10 – другое дело.

А главное, какой­то обременительный предмет этот самый слиток! Граждане возмущались: «Налог на золото в слитках составляет 20% НДС и 13% НДФЛ. Налог по доходу на «обезличенном металлическом счете» обходится в 13%. Но ОМС не застрахован и не спасает от дефолта и от банкротства банка».

Да и возни не оберешься. Продают слитки многие банки, но выкупает практически только Сбербанк. И банки делают разницу между ценой покупки и продажи. Она может доходить до 5–10%. Чем меньше слиток, тем больше переплатит покупатель в расчете на 1 грамм. И хранить золото нужно аккуратно, в упаковке, не прикасаться голыми руками. Любая царапина на слитке сразу делает его дешевле. Даже в банке такой металл примут только со скидкой. Ну и ячейка в банке, она тоже денег стоит.

Отмена НДС, по мнению многих, все равно не сделает покупку золотых слитков выгодной для народа.

У нас в стране официально слитки стали продавать в 1997 году. ЦБ в тот год выпустил постановление №772 о правилах купли­продажи драгоценных металлов.

Сбербанк одним из первых получил лицензию на осуществление этих сделок. И фактически стал монополистом рынка: сотни банков торгуют физическим золотом, но подавляющее большинство сделок приходится на Сбербанк.

Пока цена слитка включает в себя цену по курсу ЦБ, маржу банка и НДС. На монеты из драгоценных металлов, являющиеся законным платежным средством (то есть имеющие номинал), данный налог не распространяется.

Можно ли сегодня, до вступления в силу вышеназванного закона, как­то избежать НДС, покупая слитки?

Рекомендуют, к примеру, приобретение золота в слитках с последующим хранением их на «металлических» счетах ответственного хранения Сбербанка. Это не «Обезличенные металлические счета – ОМС», но мало чем от них отличаются, так как физическое золото находится в банке.

Соблазнителен вариант приобретения слитков за рубежом. Там НДС не взимается. Но есть помимо проблем оформления ввоза металла в страну и другой важный вопрос: как продать при необходимости такое золото без заметного дисконта?

Без НДС купить слитки может, впрочем, и обычный ювелир – индивидуальный предприниматель или юрлицо со специальным разрешением Пробирной палаты РФ.

Кстати, закон запрещает осуществлять куплю-­продажу слитков между физлицами. Проблему решают, оформляя «дарение», но это очень обременительно. И рискованно: технологии подделки золотых слитков, чеков, сертификатов достигли высокого уровня.

И закон будет не на вашей стороне.

Стало быть, физическое лицо может проводить операции со слитками, только если его контрагент будет ИП или юридическое лицо, осуществляющее операции с драгметаллами, которое должно иметь свидетельство о постановке на специальный учет в инспекции пробирного надзора Пробирной палаты РФ.

Но совсем не обязательно продавец золота примет его при необходимости обратно по приемлемой цене. Реальность такова, что в России надежнее всего сделки, проводимые в Сбербанке. Слиток, купленный там, можно будет без проблем продать в любом другом месте.

Слиток золота 999 вам дадут в пластиковом контейнере. Его можно открывать, но делать это нежелательно – каждое прикосновение будет сказываться на внешнем виде. При достаточно сильных повреждениях: царапинах, вмятинах, цветовых изменениях – банк предложит цену с дисконтом.

Вместе со слитком выдается сертификат. Соответствие сертификата и слитка выражается через номер, название металла, наименование страны, в которой этот слиток отлили, указание массовой доли золота в пробе (999,9), номинальной массы слитка в граммах и товарный знак предприятия­-изготовителя.

Сертификат следует хранить не менее тщательно, чем сам слиток. Утрата сертификата практически гарантированно ведет к отказу в обратном выкупе банком золотого слитка. Его можно будет продать в ломбард или еще куда по цене лома. Проблемы с реализацией слитка можно получить, если сертификат будет в плохом состоянии, надорван, на нем будут присутствовать посторонние надписи, пятна, разводы. В этом случае слиток признают удовлетворительного (а не отличного) качества, цена его будет ниже.

Лучше наличных

Понятно, что в эпоху мировых платежных систем, наднациональных денег, биткоинов и планов по совершенному вытеснению наличных денег из оборота как-­то архаично выглядят рассуждения о золоте как средстве обращения и платежа. Но если дать себе труд вспомнить, в какой реальности живут люди, возникнет настоятельная необходимость подкрепить свою виртуальную финансовую устойчивость чем­-то сугубо вещественным.

Чем, к примеру, не аргумент блэкауты в Венесуэле, закрывшие банки и банкоматы? Только наличные и золото из домашней заначки могут спасти в этой ситуации.

Помимо прочего, золото прекрасно подходит для того, чтобы прихватить с собой, спасаясь бегством. Оно даже лучше любых купюр.

Монета весом чуть больше 30 граммов в кризис потянет тысячи на полторы долларов (а в серьезный кризис – и на две). Столбик из 20 таких монет – 30 000. По весу он вдвое больше трех пачек стодолларовых купюр, но места занимает раз в пять меньше.

Золото, несмотря ни на что, сохранило за собой, пусть и сильно урезанную, функцию расчетного средства, средства платежа. Если ему вернут это полномочие в полной мере, цена на него подскочит до многих тысяч долларов за тройскую унцию. На купюрах появится надпись типа «содержится … долей и … золотников чистого золота», как на старинных дензнаках. И свободный размен бумажных денег на золото в какой-­то мере вернется. И многое другое. А почему нет?

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя