В Думе вот-вот примутся за криптовалюты

0
77

 

Пресса сообщила, что в Думе вот-вот примутся за два принципиально важных законопроекта. Они будут регулировать криптовалюты и денежные суррогаты.

 

Массе народа, даже финансово грамотного, нет прямого дела до спекуляций с биткоинами – разве что со страниц газет и экранов телевизоров наконец исчезнут нескончаемые диспуты о судьбе виртуальных денег. Но в подоплеке этих процессов лежит действительно практический вопрос. Скажем, для известного всей стране фермера, изобретшего «суррогат»-колион взаимозачетов между участниками сельской производственно-коммерческой кооперации, эта новация обернулась судебным разбирательством. Есть, однако, и «мавродики». Примеров не счесть.

 

Почему эти вещи нужно обсуждать «в пакете»? Неприятие Центральным банком биткоина и даже стремление вывести его из пределов правового поля долгое время объясняли тем, что закон запрещает оборот денежных суррогатов. Оговаривались, конечно, что закона о денежном суррогате с определением сего предмета и его границ нет, но распространяться по этому вопросу не спешили: суррогат и точка!

Еще весной 2016 года был создан законопроект, согласно которому майнинг приравнивался к уголовному преступлению. И вот теперь, когда в Думе «надумали» поставить точку в этом вопросе, выходит, что биткоин, то есть «суррогат», будет узаконен?

Еще раз напоминаем: еще вчера, до известного выступления Путина, одно упоминание этого слова перечеркивало все виды на будущее цифровых денег. Получается, в вопросе о природе денежного суррогата произошли решительные теоретические и правовые подвижки?

Ведь действительно: статья 75 Конституции запрещает выпуск и оборот иных, кроме рублей, денег на территории России, а статья 27 Закона о Банке России объявляет единственным законным средством обращения рубль и запрещает выпуск денежных суррогатов. Все вполне ясно и определенно. С этой точки зрения биткоин, казалось бы, незаконный участник финансового рынка. Банком России не выпускается, не контролируется, но «преступно» претендует на роль платежного средства.

Однако из стана финансистов раздавались голоса: вот векселя – это что такое? Банки имеют ведь полное право выдавать вместо денег векселя.

А иностранные деньги? Ими расплачиваются направо-налево все кому не лень и никому из авторов проекта о незаконности биткоинов-суррогатов в голову не приходило причислить к ним доллары, к примеру. Что же следует понимать под словом «суррогат»?

 

Многолетняя дискуссия о природе платежных средств, инструментов финансового рынка определяла природу денежных суррогатов исходя из комментариев к советскому УК, которые называли суррогатами финансовые «документы и предметы, которые пускаются в оборот вместо государственных денег… займы, облигации, другие виды ценных бумаг, боны… иные денежные суррогаты… денежные квитанции, расписки и т.п…»

Были мнения, что и переводной рубль, и банковские гарантии, и платежные средства непризнанных государств, и приватизационные чеки, и дорожные чеки – все это суррогаты.

 

С точки зрения теории денежным суррогатом считают неполноценные, неполные деньги. Нет у них «покупательной способности» в магазине, например. Все эти векселя, чеки, срочные и сберегательные депозиты, депозитные сертификаты, краткосрочные государственные ценные бумаги и пр. – только «орудия обращения кредита», которые легко могут обращаться и в обычные деньги.

 

Словом, предмет сей был весьма спорен. Хотя сам смысл слова «суррогат» – surrogatus – подразумевал замену одного (денег) другим, обладающим некоторыми свойствами первого. Делается это из необходимости, из соображений удобства, безопасности и т.п.

Значит, действенный запрет на выпуск суррогатов должен был, по идее, распространяться только на предметы, которые могут выполнять в полном объеме все функции рубля! Иное толкование фактически означало бы запрет на использование разнообразных финансовых инструментов в экономике Российской Федерации, выполняющих отдельные функции денег.

 

Стало быть, запреты, о которых идет речь в законах, можно распространять лишь на некие знаки, выбранные на роль денег рынком без согласия на то государства – знаки, которые вполне способны выполнять все функции рубля, установленные законом Российской Федерации. Если же речь идет о знаках, выполняющих лишь некоторые задачи валюты и признанных государством в качестве финансового инструмента, то запреты на суррогаты здесь ни при чем. И в полемике о суррогатах надо провести разделительную линию между легитимными и нелигитимными суррогатами.

 

Классификация законных суррогатов, к примеру, предлагается такая:

– денежные суррогаты, способные выполнять все установленные законом функции валюты Российской Федерации;

– денежные суррогаты, способные выполнять установленную законом часть функций валюты Российской Федерации;

– денежные суррогаты, способные выполнять одну из функций валюты Российской Федерации.

 

К денежным суррогатам, способным выполнять все установленные законом функции валюты Российской Федерации, относится, безусловно, наличная иностранная валюта: банкноты, казначейские билеты, монеты и пр.

 

Иностранная валюта, как всякие обычные деньги, выполняет важнейшую из функций денег – функцию соизмерения стоимости, поскольку в экономической системе государства, санкционирующего выпуск этой валюты, существуют своя денежная единица и свой масштаб цен, устанавливаемый законодательством государства.

 

И российский закон допускает выполнение этой функции иностранной валютой на территории нашей страны при «естественных обстоятельствах». Так, в соответствии со статьей 317 ГК РФ в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах («специальных правах заимствования» и др.).

Можно использовать иностранные деньги и иностранные долговые расписки, гарантии, чеки и прочие документы и в качестве средства платежа. Резиденты и нерезиденты могут делать это без ограничений. Расчеты иностранной валютой между россиянами допускаются в установленных законом пределах и случаях.

Есть у иностранной валюты и прочих платежных документов на территории России и функции средства накопления, средства образования сокровищ, мировых денег.

 

Вторую группу составляют по преимуществу ценные бумаги. Ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении – ну вот вексель, к примеру, которым можно расплатиться.

Средством платежа может стать в известных случаях и казначейское обязательство – по сути, облигация. Казначейские обязательства являются государственными ценными бумагами и могут приниматься в качестве оплаты за реализованные товары и представленные услуги без ограничений.

Казначейские обязательства – это, по сути, целевые облигации – они предоставляют своим владельцам иные возможности, нежели получение денежного дохода, и называются инскрипциями.

Но это неважно, называются или нет государственные и муниципальные ценные бумаги облигациями или суррогатами облигаций – по характеру удостоверенных прав они ими, безусловно, являются.

К инскрипциям относятся и жилищный сертификат, и золотой сертификат, и государственная сберегательная облигация, и др. Жилищный сертификат удостоверяет право на приобретение квартиры, а золотой сертификат удостоверяет право на получение золота в слитках.

 

К третьей группе относятся, к примеру, казначейские налоговые освобождения. Некогда они были именными и не подлежали передаче другому лицу. Потом вышло разрешение на передачу казначейских налоговых освобождений кредиторам их получателя, но «при условии, что кредиторы имели задолженность перед бюджетом на ту же сумму и тот же срок, который был указан при выделении казначейских налоговых освобождений».

К этой же группе можно отнести и драгоценные металлы.

 

Законные суррогаты классифицировались также по другим признакам:

– государственные денежные суррогаты;

– негосударственные денежные суррогаты – векселя, складские свидетельства и т.д.;

– иностранные денежные суррогаты – иностранная валюта, ценные бумаги;

– федеральные денежные суррогаты;

– суррогаты части территории РФ – региональные налоговые обязательства, областные «валюты» и чеки эпохи 90-х гг.

 

Из этой классификации естественным порядком рождается вопрос: может ли какой-то иной, помимо государства, субъект выступать в качестве организатора денежного обращения? Теория так называемых «частных денег» разрабатывается давно и весьма плодотворно. «Частные деньги» – это

обязательства некоего лица принимать в качестве средства оплаты, размена на государственные деньги, золото и некие товары, свои собственные «знаки»-инструменты, выраженные в какой-либо валюте или товаре.

Идея «денационализации денег», их «приватизации» в наиболее полном виде сформулирована известным экономистом Хайеком. По его мнению, государственная монополия на выпуск денег противоречит духу свободной конкурентной экономики и создает массу препятствий и почву для злоупотреблений. Обществу нужны такие деньги, которые максимально быстро и точно передавали бы правильную ценовую информацию о сделках не только текущих, но и планируемых, фьючерсных. Государственная денежная система, подконтрольная политической системе, произвольно регулирующей цены, способна только дезинформировать население. Инфляция, порождаемая правительствами для сбалансирования бюджетов, – органическое порождение такого порядка вещей. Об этом говорит вся история денег.

И от этого не избавиться, пока деньги «печатает» только государство.

Разумеется, частные деньги никаким запретом не искоренишь. Люди и предприятия как давали долговые расписки, так и будут их давать, расплачиваться ими, пускать в оборот, торговать ими, отдавать в залог и т.д. И особенно большие размеры это явление приобретает, когда в экономике случается переворот, который государство плохо регулирует. «Частные деньги» как бы компенсируют перекосы государственной денежной политики – возмещают издержки государства по организации денежного обращения.

Вспомните хотя бы «областные» денежные суррогаты эпохи Гражданской войны, эпохи Ельцина – все эти жетоны, боны, чеки, «уральские франки», нижегородские «ефимки» и пр.

Если нынешнее колебание долларовой системы, конфликты в Северной Африке, арабские революции и Украину считать глобальным кризисом, то явление биткоина вполне закономерное! Какая-никакая «подпорка» под зашатавшейся мировой валютной системой.

Волей-неволей государству приходится разрешать в той или иной степени существование частных денег. Но оно не может совершенно отказаться от своей денежной монополии – ему постоянно приходится бороться с асоциальными явлениями в виде терроризма, незаконным обналичиванием денежных средств, отмыванием преступно нажитых денег, предупреждать сбои платежных систем и т.д. Не без издержек: время от времени оно сажает за решетку энтузиастов типа фермера, изобретшего «колион».

Вопрос: способен ли колион подвинуть рублевый оборот в России? То есть может ли он полностью заменить законные деньги? Нет конечно. Сомнительно, что и биткоин вдруг завладеет умами и кошельками десятков миллионов россиян и они начнут им, к примеру, квартплату вносить, хотя какое-то место в потоке расчетов, в торговле, накоплении активов, мировой спекулятивной игре занять может. Может ли он бесконтрольно плодиться? Вряд ли – его эмиссия ограничена техническими условиями. Вот накачиваться на манер пирамиды или «пузыря» – запросто. Однако эта история длится более трех веков – с достопамятных тюльпановых луковиц – и ничего, до мировой катастрофы не довела. Вразумлять граждан и осаживать спекулянтов вообще забота государственной пропаганды и соответствующих органов.

 

И все-таки: что нам предложат в качестве нормы закона относительно криптовалют?

Есть мнение, что закон по криптовалютам может квалифицировать создание криптовалюты специально для расчетов как уголовное наказуемое деяние. Может. Но только как он предотвратит это кругообращение криптовалюты?

«Наказания будут разными, в основном административными, но в случае, если кто-то специально организовал криптовалюту с целью каких-то расчетов, то будет уголовное наказание». Так планируют организовать дело. Пока, как пишут газеты, биткоин используют как средство накопления – курс бешено растет. Но на пороге стоит спекуляция – то есть движение «валюты». Пойдут расчеты. И чем это можно будет остановить?

Нам напоминают, что в стране действует конституционный принцип, согласно которому все расчеты проходят в рублях. Сейчас за нарушение этого конституционного принципа нет наказания. Обещают прописать: «Пропишем более детально реализацию конституционного принципа и наказания за разные степени его нарушения». Адова работа! Впрочем, почему бы и нет? Это же колоссальный фронт работы для тысяч служащих, «органов».

Кроме уголовной ответственности за выпуск криптовалюты для расчетов в крупных размерах будут и другие виды наказания, в основном административные.

Уголовное наказание также может быть предусмотрено за создание финансовой пирамиды или эмиссию криптовалюты для замещения рубля с целью неуплаты налогов. Это, конечно, пирамиды, и налоги – святое дело. Как сообщается, соответствующие поправки, согласованные с ЦБ РФ и правоохранительными органами, в будущем будут внесены в КоАП и Уголовный кодекс. Хотя почему бы просто не обложить налогами каждое движение этой самой криптовалюты? Актив, товар, платежный инструмент, фондовая ценность – какая разница? Главное – доход государству. Надо просто половчее это обставить.

Основная идея наших «регулировщиков», кажется, в том, чтобы приравнять криптовалюту к финансовому активу – облигации, например. Их не смущает, что народ в массе своей как-то и теперь слабо клюет на приманки в виде ценных бумаг, даже и государственных, «твердых» – типа ОФЗ. Не мудрено: все еще крепка память о «народных» IPO «народных банков». Если теперь на наш худосочный фондовый рынок запустить такого зверя, как биткоин, он все деньги на себя оттянет и прочие обитатели биржи типа облигаций просто в угол спрячутся.

И главное, использование актива-биткоина будет доступно только для участников регулируемой биржи, которая, в свою очередь, работает с ЦБ. Фактически это будет означать запрет свободного хождения криптовалюты. Напрямую биткоином рассчитаться будет нельзя – только обменять. Но биткоин привлекателен именно свободой передвижения платежной единицы. Получается, физические лица не смогут пользоваться криптой и проводить расчеты?

Будут регулироваться и майнинг, и реестры. Для разрешенного государством майнинга, очевидно, установят скидки на электричество, а подпольное производство биткоинов будут тормозить сверхвысокими тарифами. Или даже введут обязательный норматив потребления энергии – на квартиру, к примеру.

Основное достоинство криптовалюты видели как раз в том, что регулируется она самим сообществом пользователей, неким аналогом «гражданского общества». А теперь, выходит, планируют бюрократическую надстройку из «регуляторов» посадить на нее. Усидят ли?

 

Фото с сайта:  io9.gizmodo.com

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя