БОЛЬШЕ, ЧЕМ ГУМАНИТАРИИ

0
18

 

Мир вокруг непрерывно меняется. И мы — вместе с ним. Во многом благодаря медиатехнологиям, которые стали и аккумуляторами, и генераторами изменений. Профессиональный и проницательный Леонид ТОЛЧИНСКИЙ, с весны 2016 года возглавляющий Высшую школу журналистики и медиакоммуникаций Казанского федерального университета, делится своим видением происходящего на рынке СМИ.

 

Леонид Григорьевич, условия, в которых вы приступили к подготовке кадров, не назовешь простыми, ведь изменилась сама парадигма профессии. Информация перестала быть дефицитным, дорогим ресурсом. Если это и не умаляет, то уж точно меняет в чем-то роль журналиста…

— Исследовательские центры по всему миру заняты прогнозированием, каких профессий в будущем не станет, а какие, напротив, выйдут в ряд приоритетных. Но то, что все они непрерывно трансформируются, даже самые на сегодняшний день новомодные, заметно каждому. И журналистика здесь — не исключение. Да, действительно, информация перестала быть прерогативой избранных. Любой из нас, у кого в кармане тот или иной гаджет, — своего рода медиапроизводитель, создающий контент самого разного толка и содержания. То, о чем так долго говорили: XXI век станет веком информации и информационных технологий, — произошло. Поэтому было бы очень нелогично рассуждать, что как раз специалисты этой отрасли исчезнут. Никто же не берется утверждать: чем более бурно развиваются медико-биологические исследования, тем менее нужны врачи. Это просто смешно.

Так вот, если в нашей жизни информационные потоки начинают играть самодовлеющую роль, если они стали тотальными и глобально существуют, то этот гигантский поток обязательно требует своего сопровождения, обслуживания и профессиональных подходов. Другое дело, когда мы говорим о журналистике (это моя субъективная точка зрения), то используем традиционные термины, близкие нашему восприятию и опыту, но уже немного устарелые. Правильнее сегодня говорить о медиаспециалистах или «специалистах для медиасреды», предполагая, что они умеют не только производить слова и картинки, но и делать это в конвергенции с другими компетенциями и функциями, профессионально анализировать информационные потоки, очень точно вычленяя существенное и несущественное. Вы говорили, что информация стала дешевой и доступной. Да, конечно. Но в то же время реалией сегодняшнего дня стало такое понятие, как фейк, то есть новость ложная, непроверенная. Говорят, что скоро новости будут производить роботы, есть такие эксперименты. Это здорово, но тогда нужны проверенные пресс-контенты. Роботов можно запрограммировать агрегировать информацию, поступающую, скажем, из социальных сетей. А перепроверка, изложение ее в нужном стиле? Ведь то, что пишется для вас, молодой девушки, и для меня, пожилого перца, — это два разных языка. Транспортировщику инфопотоков нужно их не просто «вспрыснуть», но и добиться того, чтобы они дошли до потребителя, побудили его к чему-то, произвели изменения в сознании. Иначе зачем все?

Смысл информационных потоков — воздействовать на человека. Каждый из них в перспективе будет производиться все более и более точечно. Условно говоря, «пробить» мою голову, а не вашу, и наоборот. Все это я говорю к тому, что специалисты в медиапространстве, которые смогут работать со все более и более нарастающим инфопотоком, нужны, без них никак. Если бесконтрольные массивы информации непрерывно идут на наши головы, то, как минимум, должны существовать средства, регулирующие их негативность. Посмотрите, гигантские информагентства почти каждый день попадаются на фейках! Нужны отдельно выделенные специалисты, которые этим будут заниматься. Идет жесткая конкурентная борьба за каждую секунду в медиаполе. Кто успеет дать первым? Но ведь надо еще и точнее! Вот она, новая конвергенция компетенций. И мы видим, что таких специалистов почти нет. Поэтому и приходит понимание образования как непрерывно идущего в течение всей жизни человека процесса. Медиарынок слишком мобилен, он меняется так быстро, что пожирает и поглощает все новации быстрее, чем осознает, зачем. Даже по отношению к информационным технологиям медиа выступают и потребителем, и заказчиком. И являются серьезными стимулирующими системами для создания новых интересных ИТ-направлений. Потому, чтобы улавливать, осваивать все эти изменения, нужно одновременно и учиться, и находиться в непрерывной практике. Так, как делают ведущие медиахолдинги — экспериментируют на ходу.

Получается, что процесс формирования общественного мнения наполнился принципиально новыми смыслами и задачами.

— Те, кого привычно называют журналистами, в перспективе должны перестать осознавать себя исключительно гуманитариями. Иного пути просто нет. Нужны знания информационных технологий, очень серьезные познания в экономике. Важно знать и уметь, как «транспортировать» людям то, что хочешь донести до их сознания. Иначе придется вечно идти на поводу потребностей. А это сегодня становится еще и опасно. Почему возникают фейки? Из страха, боязни отстать от общей тенденции. «Дам чуть позже более точную информацию, но меня никто не услышит…» Это опасение появляется от незнания того, как подать свою информацию. Раньше, конечно, было проще. Умеешь выразить мысль — здорово. Сегодня это лишь одна из компетенций. Поэтому я говорю, что обучение профессии стало очень сложным и непрерывным процессом. Журналист — очень красивый термин, но не профессия. Также как нет профессии врача, а есть, например, отдельно стоматолог и гинеколог, которые смотрят в разные места. Так и в области журналистики нужно выделить специализацию и осваивать определенные компетенции, понимая при этом, что они могут на пути обучения быстро устареть за счет развития технологий, очень динамичных общественных процессов, меняющихся под воздействием тех же медиапотоков. Значит, придется снова возвращаться напрямую или дистанционно в систему образования и осваивать все новые компетенции. Уже невозможно, получив один раз диплом, проработать 50 лет… Посмотрите, как за какие-то 10-15 лет трансформировался смартфон. А ведь это техническое выражение того, как меняется сознание человека

Значит, главным конкурентным преимуществом журналиста становится мультипрофессиональность?

— Да, в том числе. К примеру, вы новостник. Отправляясь, на задание, во-первых, должны удовлетворить требование редакции — принести с одного события несколько информационных поводов. Во-вторых, в условиях конкуренции интернет-ресурсов оперативно подготовить фото и небольшой видеосюжет. И, в-третьих, по приезде в редакцию вас могут попросить написать несколько вариантов текста: для сайта, аккаунта в соцсетях и так далее. И все это — работа одного новостника. Уметь правильно слышать речь и писать текст стало категорически недостаточно.

Однако мультимедийность — это не только владение технологическими инструментами, но и образ мышления. Как же выращивать «мультимедийный мозг»?

— Действительно, системное мышление — это генетика. Соответственно, научить ему сложно. Что делать? Говоря о реформе образования, по моему мнению, очень важно (и к этому есть все предпосылки) выстраивать систему довузовской подготовки, поиска людей, которые пока еще находятся вне медиапространства. Но потенциально они могут принести ему существенную пользу, так как обладают тем самым аналитическим мышлением. Вообще за людей надо бороться. Хорошо, что в республике появилась тенденция создания так называемых медиаклассов в школах. Этой возможностью надо пользоваться, мы сейчас пишем соответствующую программу. Ее суть заключается в том, чтобы привлекать в университет тех, кто станут завтра нашими студентами и в дальнейшем будут полезными, востребованными на медиарынке. То есть заниматься «отловом» и привлечением к себе ярких мозгов. За них сегодня разворачивается нешуточная борьба.

Леонид Григорьевич, продолжая тему аналитики, хочу узнать, как вы относитесь к существующему сейчас мнению, что в условиях информационной перенасыщенности «журналистика мнения теснит журналистику факта»?

— Мнение не может родиться без факта. Что дает основание иметь ту или иную позицию? Только факты. Другое дело, что не каждый человек, собирающий их, может дорасти до аналитической журналистики. Это вопрос системного мышления, о котором мы говорили. Не каждому дано быть аналитиком, тем более ярким аналитиком. Красноречивое тому подтверждение — ситуация, сложившаяся на отечественном телевидении. Среди изобилия итоговых программ — всего один запоминающийся ведущий — Дмитрий Киселев. Можно любить его или нет, но нельзя отрицать его харизму и владение профессиональными инструментами.

Может, нехватку ярких аналитиков-журналистов компенсируют популярные блогеры?

— Скажу так. Если вы черпаете информацию из источника, действующего на основании законов, неких корпоративных правил, вы а): вправе предъявлять к нему претензии, б): доверять профессионалам. В СМИ действует команда компетентных людей, которые отвечают за последствия распространения информации. Блогер хорошо, ярко пишет, но перепроверил ли он факты? Сопоставил ли их? Собрал многообразие точек зрения экспертов, то есть выполнил ли все необходимые для журналиста операции? На этом и прокололись американские медианалитики, создав иллюзорные представления о победе на выборах Клинтон сквозь призму мира больших городов. А то, что называется «одноэтажная Америка», живущая совсем по другим законам, в нее никто не заглянул. И получили то, что получили. Так может произойти в любой жизненной ситуации. Вы хотите сделать выбор в пользу информации из соцсетей, а не СМИ? Пожалуйста. Но между ними разница, как между мной и сосудистым хирургом. Хотя я и знаю множество способов преодоления головной боли, к кому вы обратитесь при угрозе инсульта?

К тому же, заметьте, чем более состоялся блогер, тем он активнее движется в легализованное СМИ. Один из них — Сергей Минаев, который собрал свою гигантскую аудиторию как видеоблогер, а сейчас работает на НТВ, ведет свои проекты. Таких примеров немало. У людей в этой жизни столь мало времени и столь много задач, что хочется найти очень точные и максимально емкие источники информации, которыми выступают только профессионально заточенные под сбор, обработку и доставку информации структуры. Блогеры и журналисты — это два мира, два Шапиро.

А что вы думаете об этической группе профессиональных стандартов, они… живы?

— Был период, когда этические нормы в нашем обществе были попраны не только журналистами, но и политиками, предпринимателями, всеми… Сегодня в вузы приходят ребята, которых воспитывали в «эпоху без ценностей». Но надо признать, что в последние годы к молодежи приходит понимание: чтобы продвинуться, состояться в жизни и профессии, нужно уметь «тормозить на поворотах». Знание этических, нравственных, правовых норм — это тоже конкурентное преимущество, которое позволяет вырваться вперед. Ты не можешь быть успешен, если не владеешь приличиями, набором базовых ценностей. Пусть пока это осознание происходит из конъюнктурных соображений, прагматического интереса, но хотя бы так. К сожалению, чаще всего переоценка ценностей в обществе идет через ломку.

По вашему мнению, будет ли переоцениваться и позитивная роль журналиста, в частности, его возможность высветлять положительные стороны жизни?

— Правильно рассматривать эту функцию СМИ в контексте всей социогуманитарной деятельности. Она работает, как сейчас принято говорить, на накопление человеческого капитала. Под ним подразумеваются и духовное развитие людей, утончение их восприятия мира, профессиональное совершенствование, культура межличностного общения… На эти цели, конечно, работают и медиа. Но, к сожалению, в главной своей сути журналистика призвана продвигать общество вперед через болезненные вещи. Информационные потоки очень часто формируются за счет того, что вскрывается негатив, противопоставляемый должному, демонстрирующий не лучшие черты нашей повседневности. Журналистика — все-таки «здесь и сейчас», это не литераторство. Если медиа не будут доносить, вскрывать, отражать негатив, он поглотит и уничтожит все остальное. Мы говорим сейчас о глобальной задаче, стоящей перед журналистикой, медиапроизводством. Говоря на клиническом языке, это роль процедурной медсестры, обязанной делать укол, чтобы организм не заболевал. Так в совокупности социогуманитарных инструментов СМИ и работают на пути приращения человеческого капитала. И без журналистов, несомненно, эта важная цель не будет достигнута. Пусть даже процедура очень болезненная. Но мешать ей нельзя, иначе не случится выздоровления.

 

Беседовала Диана ГАЛЛЯМОВА

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя