И на Марсе будут яблони цвести

0
60

Помните слова популярной в свое время песни? Не знаю, когда зацветут яблони на Марсе, но Луну уже всерьез собираются обживать российские исследователи, американские астронавты.

Закон Российской Федерации «О космической деятельности» ставит лунную программу в число важнейших приоритетов государственных интересов. Похоже, космическая отрасль после длительного полуобморочного состояния оживает, поправляется. Серьезные задачи перед отечественной наукой и промышленность поставила Федеральная космическая программа России на 2006 — 2015 годы, которая определила широкий круг проблем, способы и сроки их решения.

Пока неизвестно, полетят ли на Луну нынешние выпускники Казанского государственного технического университета имени А.Н. Туполева, где готовят специалистов для космической отрасли, но в прошлом один их них управлял «Луноходом» — первым самоходным устройством на соседней планете, а выпускник Б. Губанов руководил полетом многоразовой воздушно-космической системы «Энергия — Буран». Кто следующий?

Вопрос — не случайный. Злободневный, потому что уникальных специалистов по ракетным двигателям и ракетам казанский вуз готовит уже более шестидесяти лет. А как же без таких знатоков обойтись на космической станции? Никак!Несколько десятилетий приобщает студентов к ракетной технике и космонавтике профессор кафедры специальных двигателей Анатолий ЧЕРЕНКОВ, с которым наш корреспондент встретился накануне Дня космонавтики.

— Анатолий Семенович, когда началась история вашей кафедры?

— Первая в Советском Союзе кафедра ракетных двигателей была официально создана 1 мая 1945 года, когда еще гремели залпы орудий на фронтах второй мировой войны. Заведующим кафедрой был назначен Валентин Петрович Глушко — основатель отечественного ракетного двигателестроения. Старшим преподавателем стал Сергей Павлович Королев — создатель практической космонавтики. Такие известные ученые стояли у истоков нашей кафедры.

И вот уже шестьдесят второй год в аудиториях и лабораториях одного из старейших казанских вузов готовят специалистов по ракетным двигателям. Кстати, студенты обучаются на современных типах действующей ракетной техники. Это не просто настоящее, это — будущее космонавтики. Ведь не секрет, что Россия опережает остальные страны мира в области ракетостроения. Американцы, например, когда увидели современные отечественные двигательные установки, были просто поражены. У них рты пораскрывались от удивления: этого не может быть! По расчетам американских специалистов, таких двигателей по определению создать нельзя. А мы построили и успешно осуществляем запуски спутников и космических кораблей! Вот где прогресс, вот где Россия на коне! Кстати, американцы с нами сейчас сотрудничают: запускают свои спутники с помощью наших ракетоносителей. Мы даже специально создали для них новейшие двигатели РД 180, РД 701 — настоящие образцы современных космических технологий.

— Это замечательно, что мы хотя бы здесь впереди других. Скажите, а где трудятся ваши выпускники?

— Сейчас они работают на всех оборонных предприятиях, преимущественно связанных с выпуском ракетных двигателей: в Москве, Санкт-Петербурге, Красноярске, Воронеже, Коломне и в других российских городах.

Сегодня заявок на наших выпускников много из разных мест, но большинство студентов — казанские. Они, конечно, стараются остаться в родном городе, хотя им и предлагают достаточно льготные условия по приобретению жилья на новом месте. Те выпускники, которые уезжают работать по специальности на российские предприятия, получают положительные отзывы работодателей. Правда, не все уживаются на своем рабочем месте. Видимо, в силу закрытости профессии. Молодежь стремится посмотреть мир, побывать за границей. А специфика нашей работы носит закрытый характер, что предполагает определенные ограничения, к которым молодой специалист пока еще не готов.Сегодня количество заявок на специалистов перекрывает наши возможности.

— Анатолий Семенович, в каком состоянии находится космическая отрасль? Если судить по Федеральной космической программе на 2006 — 2015 годы и по количеству заявок на выпускников вашей кафедры, то она получит дальнейшее развитие. Как это отразится на подготовке специалистов?

— Космическая отрасль все-таки выжила, несмотря на трудные времена. Правда, в том числе и за счет обслуживания зарубежных коммерческих проектов. Ракетно-космическая техника у нас, к счастью, пока еще конкурентоспособна. Очень многое из того, что создано еще в Советском Союзе, не было реализовано. И только сейчас, примерно с середины 1990-х годов, начинает постепенно претворяться в жизнь.

Как заявил в своем недавнем выступлении президент России Владимир Путин, космическая отрасль должна сохранить свою значимость для страны. А отсюда вывод — у наших выпускников большое будущее.

Они сегодня проходят практику на реальных предприятиях оборонной промышленности. Своими глазами видят, как создается серьезная техника, непосредственно участвуют в ее изготовлении. Это производит сильные впечатления на вчерашних школьников.Наглядные учебные пособия в вузе — настоящая современная техника, а не бутафорские муляжи. Есть, например, водородно-кислородный двигатель для ракеты-носителя «Энергия» — самого мощного в настоящее время. Хотя они сейчас и не эксплуатируются, но лучше такого двигателя на криогенных компонентах топлива в России пока нет.

Безусловно, интенсивное развитие космической техники, предусмотренное Федеральной программой, отразится на подготовке специалистов для отрасли. Особенно, если учесть переход на двухуровневую систему обучения в высшей школе: бакалавр — магистр. Мое личное мнение: такая система хороша для гуманитариев. А вот для нашей отрасли она не подходит. Ведь готовить нужно именно инженера с различной специализацией. Сейчас на это уходит пять с половиной лет. Но надо, может быть, и больше. Здесь сказывается общая беда нашего образования. Сегодня для технических вузов базовой подготовки в школе явно недостаточно. Раньше хватало, сейчас — нет. Почему? Потому что у большинства абитуриентов очень слабые знания по физике, химии, математике. Получается, когда первокурсники приходят на занятия в вуз и им читают лекции по математике на хорошем уровне, то вчерашним школьникам трудно понять материал, а тем более его усвоить.

У меня есть мысль: может быть, до начала занятий студентов-первокурсников провести свое тестирование и определить пробелы в их образовании. А после дать студентам основополагающие знания по химии, физике, математике, чтобы они могли воспринимать вузовские курсы по этим предметам.

— Сейчас много говорят о возобновлении полетов на другие планеты — на Луну, Марс. Причем лунный проект — в числе приоритетных в России. Это потребует огромных материальных затрат, а оправдают ли они себя?

— Я считаю, что такие проекты надо делать на уровне кооперации государств. Эти проекты должны быть многонациональными. Ведь даже Америке с ее огромными материальными богатствами сделать один такой проект, например, станцию на Луне, будет достаточно сложно. Что уж говорить о других государствах…

Поэтому кооперация между государствами — рациональнее. Это — с одной стороны. А с другой — не нужно везти на Землю сырье с другой планеты. Его надо там и перерабатывать, а доставлять обратно уже готовый материал.

В любом случае надо постоянно помнить об экологии. Пока пуски космических ракет малочисленны, атмосфера справляется с теми отрицательными последствиями, которые выносятся в окружающую среду. Но если они станут частыми, то это может привести к непредсказуемым последствиям.

Приведу пример. Возьмем двигатель, работающий на водороде с кислородом, который может применяться для запуска коммерческих спутников. В продуктах сгорания топлива могут быть пары воды и немного водорода. Так вот, в верхних слоях атмосферы, в стратосфере, паров воды нет или очень мало. И выброс большого количества на такой высоте паров окажется загрязняющим для окружающей среды. Будут образовываться кристаллики льда, которые станут отражать солнечную радиацию. Соответственно, проявятся какие-то нежелательные эффекты для нашей планеты. Потому и нужно переходить на другие типы двигателей. Возможно, лазерные, электромагнитные ускорители массы.

Еще раз повторю: нужно очень бережно относиться к нашей планете, с особой осторожностью увеличивать количество запусков космических спутников и кораблей. Должен ведь существовать и какой-то предел.

— Чтобы снизить затраты, повысить эффективность работы космической отрасли, нужны современные инновационные технологии. Они есть у нас? Если имеются, то насколько широко применяются?

— Конечно, человечество никогда не остановится только на исследованиях Земли. Оно будет стремиться к звездам, другим планетам. И, разумеется, осваивать космос можно только с использованием новейших технологий.

В нашей ракетно-космической отрасли, когда она стремительно развивалась в эпоху Советского Союза, накопилась масса самых передовых технологий. Но все они хранились под грифом секретности.

Другой подход у американцев. У них есть специальные банки данных по конкретным программам. Например, по лунной программе, по программе «Апполон». Они создали банк данных, и за определенную плату фирмы могли в него входить. И все новое, что там есть — использовать в своем производстве. Правда, за каждую отдельную технологию приходилось и платить отдельно. Американцы полностью рассекретили программу «Шатл». Все фирмы, участники банка данных, имели доступ к новшествам. Таким образом, достижения в космической отрасли оказались доступными всем желающим производителям. Это, безусловно, способствовало росту экономики государства, прогрессу в других сферах жизнедеятельности.

У нас этого никогда не было. Вот сейчас, спонтанно, кое-что из отечественных космических технологий начинает применяться в производстве. Но, я считаю, еще очень многое надо внедрять, делать полную конверсию.

— Что же получается? Есть у нас технологии, которые американцам, например, и не снились, а мы эти инновации держим под спудом: ни себе, ни людям. Да ведь с помощью этих технологий страна может продвинуться резко вперед по многим направлениям…

— Да, это, безусловно. Эффект будет мощным. Технологии, которые у нас есть, одни (если не самые) из лучших в мире.

— Когда, по вашему мнению, начнется серьезное освоение Луны? И есть ли реальный шанс у выпускников вашего университета стать участниками лунного проекта?

— Я могу сказать, что в истории вуза есть знаменательный факт. Когда по пыльной поверхности Луны медленно передвигался первый советский луноход, то им управлял один из бывших студентов нашего института. Уверен, что при серьезном освоении соседней планеты найдется работа и для наших выпускников.

Владимир ВЫРУПАЕВ

От редакции
Удивительные вещи происходят в нашей стране. Во весь пыл стараемся возродить экономику, поднять ее на определенную высоту, заявляем о необходимости скорейшего внедрения инновационных технологий и… держим под замком уникальные разработки, способные совершить настоящий прорыв во многих отраслях промышленности. Доколе же будем так сидеть, как собака на сене? Наверное, пора эти технологии активно внедрять в действующее производство. И чем скорее этот процесс пойдет, тем лучше для всех нас. Может быть, тогда в обозримом будущем и на Марсе российские космонавты разведут яблоневые сады, а полеты на ближайшие планеты станут обыденным явлением.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя