Кино, за которое не стыдно

0
20

 

Рустам РАШИТОВ — один из самых ярких и талантливых молодых режиссеров Казани, лауреат всероссийских и международных кинофестивалей и конкурсов. Несмотря на юный возраст (27 лет), он принял участие в создании лучших татарстанских художественных («Айсылу» и «Все говорят прощай») и документальных («Заступница», «Болгар», «По городу К») фильмов последних лет, а сейчас завершил работу над картиной «Неотосланные письма» по повести Аделя Кутуя. Накануне выхода этого фильма в апреле 2017 года в прокат в татарстанских кинотеатрах мне удалось задать режиссеру несколько вопросов.

 

Рустам, как возникла идея снимать картину по «Неотосланным письмам»?

— Не буду скрывать, идея эта принадлежит не мне. Снимать фильм по Аделю Кутую мне предложил телеканал «Татарстан новый век», за что я ему очень благодарен. И только тогда я впервые прочел эту повесть вместе со вторым режиссером Ильсияр Дамаскиной и сценаристом Даном Дамаскиным. На нас она, скажу честно, произвела неизгладимое впечатление. Порой трудно было сдержать слезы, читая это замечательное произведение. И мы попытались сделать все, чтобы не снизить планку, заданную Кутуем, понимая, какая ответственность на нас лежит.

Действие фильма так же, как и книги, происходит в 20-30-х годах прошлого века?

— Нет, мы решили перенести действие в наше время. И я уверен, что история от этого не потерялась, ведь она в первую очередь о человеческих взаимоотношениях и характерах, о любви и личном выборе человека, о том, что остается актуальным во все времена.

Как проходил кастинг на «Неотосланные письма»?

— С кастингом, надо сказать, мы изрядно помучились. Сценарий переписывался семь раз, и постепенно количество персонажей перевалило за 60. Особенно тяжело было подобрать актеров на роль детей Галии. Актрису на роль Галии, кстати, мы тоже нашли не сразу, но очень рады, что выбрали именно Гузель Сибгатуллину из театра имени Галиаскара Камала. На мой взгляд, она отлично вжилась в роль.

Как считаешь, удастся ли вам окупить бюджет картины?

— Мы работали со сжатым бюджетом, поэтому если нам удастся договориться о показе фильма в кинотеатрах, то есть шанс окупить затраченные на него деньги. Но изначально главной задачей было сделать качественное кино, за которое не будет стыдно. Если оно при этом окажется еще и коммерчески успешным, то никто из нас возражать не будет.

Большинство татарстанцев узнали о тебе после выхода картины «Айсылу», на премьеру которой из-за аншлага практически невозможно было попасть. Ожидал ли ты, что фильм ждет такой успех?

— Мы были приятно удивлены реакцией публики. На премьеру картины пришло в три раза больше зрителей, чем способен был вместить кинозал. Пришлось устраивать дополнительный сеанс. Успех «Айсылу» доказал, насколько люди соскучились по жанровому кино на родном, татарском языке. И насколько большой у него потенциал в нашей республике. Многие зрители говорили, что благодарны за то, как мы показали татарскую деревню. Бережно и тактично, без нагнетания негатива и «чернухи».

На основе отснятого материала наша команда планировала снять полнометражную ленту и сериал, но жизнь, увы, внесла свои коррективы. Тех денег, что были выделены Министерством культуры РТ, хватит только на одну серию, и режиссером её будет выступать Солтан Сунгатуллин.

Как, по твоему мнению, развивается ситуация с кинематографом в Казани?

— Есть, конечно, свои трудности, но о них и так все знают: отсутствие налаженной индустрии, достаточного финансирования, оригинальных сценариев и так далее. Еще огорчают зависть и «злые языки за спиной». Это, увы, распространенное явление в нашем сообществе. Но в целом, я считаю, ситуация начала потихоньку меняться в лучшую сторону. В этом году, скажем, полные метры снимали Ильдар Ягафаров, Алексей Барыкин, ваш покорный слуга. Тот же Ильшат Рахимбай, насколько я знаю, работает над двумя интересными короткометражками. Так что не все так плохо…

В интервью одному казанскому журналу твой учитель Алексей Барыкин обвинил молодых кинематографистов Казани в чрезмерной рациональности, меркантильности и конформизме. Якобы все они работают только за хорошие деньги, чрезмерно бюрократизируют съемочный процесс и боятся поднимать острые злободневные темы. Как ты относишься к этим словам Алексея?

Интервью это меня, мягко говоря, расстроило. И с мнением Алексея я не могу согласиться. Вспоминаются строки Пушкина из «Евгения Онегина»: «Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей». Так вот, перефразирую Александра Сергеевича: можно быть хорошим режиссером и детально продумывать весь съемочный процесс, чтобы все заранее знали свои задачи и понимали, чего от них хотят. А приходить на съемку неподготовленным и на ходу импровизировать, держа съемочную группу и актеров в напряженном ожидании и неведении, я считаю неправильным. Как в человеческом, так и в профессиональном плане. Что касается упреков в меркантилизме, то я их тоже не понимаю. Любой человек заслуживает того, чтобы его труд оценивался по достоинству, ведь он затрачивает на него свои ресурсы и время — то, что ему никто не вернет. А снимать кино на голом энтузиазме, тем более за свои деньги — в наше время утопия. Это значит, что человек просто сидит на шее у своих родителей, супруга или государства. Другого не дано.

 

Беседовал Фарид ХАЙРУЛЛИН

 

Фото из личного архива Рустама РАШИТОВА

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя