Лучшее лекарство — врач!

0
53

 

Возможности современной медицины впечатляют. Малоинвазивная микрохирургия, высокоточная компьютерная диагностика, магнитно-резонансная томография… Многие казавшиеся ранее фантастическими технологии сегодня становятся частью общедоступного здравоохранения. Но, несмотря на научно-технический прогресс, для всех нас по-прежнему важна личность специалиста. Пациент поверит только доктору, который умеет выслушать, понять, проявить сострадание. Это важнейший фактор успешного лечения. Именно таким врачом с большой буквы является руководитель нейрохирургического направления ГАУЗ «МКДЦ», главный внештатный нейрохирург МЗ РТ, председатель правления Ассоциации нейрохирургов Республики Татарстан, заслуженный врач РФ и РТ Валерий ДАНИЛОВ.

Данилов Валерий Иванович

Доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой неврологии и нейрохирургии факультета повышения квалификации и профессиональной переподготовки специалистов КГМУ. Руководитель нейрохирургического направления ГАУЗ «МКДЦ», главный внештатный нейрохирург МЗ РТ, председатель правления Ассоциации нейрохирургов РТ, заслуженный врач РТ и РФ, действительный член Академии инженерных наук им. А. М. Прохорова. За внедрение в медицинскую практику оригинального отечественного препарата димефосфона по новым показаниям в качестве средства, нормализующего функции нервной системы, удостоен звания лауреата Государственной премии Республики Татарстан 1994 года в области науки и техники. Участник всесоюзных, всероссийских и международных съездов и конгрессов. Член редколлегии журналов «Неврологический вестник» и «Российский нейрохирургический журнал имени профессора А. Л. Поленова».

 

Валерий Иванович, вам, как нейрохирургу, приходится сталкиваться с заболеваниями, которые вылечить полностью невозможно, особенно если речь идет об опухолях головного и спинного мозга. Но ведь любой человек надеется на чудо и живет надеждой. Скажите, пожалуйста, какие слова вы находите в таких обстоятельствах?

 

– Медицина – не только наука, но и искусство. А под искусством как раз и имеется в виду умение разговаривать с пациентом, с его родственниками. Порой это непростая, эмоционально сложная, но в то же время очень важная часть врачебной деятельности. Я не сторонник того, чтобы «командовать» пациентом и «приказывать» ему соглашаться с тем или иным решением, но сторонник того, чтобы аккуратно, на понятном языке и убедительными аргументами объяснить человеку, что в данном случае, например, нельзя обойтись без хирургического вмешательства. Врач должен подробно рассказать о том, что изменится после операции, как улучшится качество жизни, как перестанут мучать боли и так далее. Конечно, бывают ситуации, когда на консилиуме, взвесив все «за» и «против», мы понимаем: операция не поможет. Но и в том и в другом случае пациент должен видеть и понимать, что врач на его стороне, что он не опустил руки, ищет все пути победы над заболеванием. Сегодня есть разные методы лечения и онкологических больных, и больных с другими тяжелыми недугами, и не всегда приемлемо хирургическое вмешательство. И что самое главное, современные технологии и оборудование позволяют значительно улучшать качество жизни пациентов, даже перенесших инсульты и онкологические заболевания, людей с врожденными патологиями в развитии центральной нервной системы. Пациент не может всего этого знать, и уже задача врача – рассказать, успокоить, показать свое неравнодушие и максимальное желание помочь. Да, бывают ситуации (редкие), когда болезнь уже в очень запущенной стадии или такого характера, когда и хирургия ничего сделать не сможет. Но и в этих случаях пациент ни в коем случае не должен считать, что от него отвернулись. Надо бороться и не думать о том, что возможности медицины ограничены. В такой ситуации врач – главное лекарство, и он ни в коем случае не должен говорить: «Мы больше ничего не можем для вас сделать».

 

В связи с этим возникает логичный вопрос. Когда у человека диагностируют сложное заболевание, он обращается за помощью именно к тому врачу, которому доверяют многие, кого считают светилом, кто славится успешным проведением сложнейших операций. Как вы считаете, сегодняшняя система подготовки специалистов в области медицины отвечает вызовам времени и необходимым требованиям?

– Безусловно. Сегодня нельзя, просто отучившись на лечебном, педиатрическом или любом другом факультете медицинского вуза, всю оставшуюся жизнь уповать на эти знания. Новая система непрерывного медицинского образования подразумевает постоянное повышение квалификации. Чтобы заниматься конкретной специальностью, необходимо окончить ординатуру, после чего пройти так называемую первичную аккредитацию. А впоследствии ежегодно учиться на курсах дополнительного профессионального образования, сдавать экзамены и получать новые документы. Каждые пять лет проходить промежуточную аккредитацию. А она очень хорошо показывает, насколько специалист соответствует вызовам времени, требованиям к квалификации. Поэтому, предвидя ваш вопрос, сразу отвечу: даже если кто­то после школы не совсем осознанно попал в медицинский вуз, он отсеется. Случайных людей в медицине сегодня быть не должно. Все направлено на то, чтобы система образования и повышения квалификации позволяла обеспечивать высокое качество оказания медицинской помощи на самом необходимом уровне.

Я уже 40 лет преподаю и являюсь профессором КГМУ. В 2000 году, когда организовали кафедру неврологии и нейрохирургии на факультете последипломного образования, мне было предложено ее возглавить. Отмечу, что студенты и выпускники, конечно, разные по способностям, но я практически всегда имел дело с молодежью, которая не просто так пришла в вуз, а по призванию.

 

Вы можете вспомнить какие­то особо неординарные случаи из вашей врачебной практики?

– Знаете, есть такая фраза британского хирурга Генри Томаса Марша: «Мозг – загадка природы, которая кажется мне не менее великой, чем звезды в ночном небе и вся Вселенная вокруг нас». В этом высказывании тонко отражена деятельность нейрохирургов, ежедневно имеющих дело с тончайшей структурой человеческого тела – мозгом и нервной системой. Поэтому выделять какие­то отдельные случаи мне бы не хотелось. Каждый случай особый, учитывая то, насколько сложный орган мозг и какие задачи он выполняет. К примеру, в МКДЦ ежегодно мы оперируем 400 больных с опухолями головного и спинного мозга. И ни один больной не похож на другого, то есть даже в рамках одной болезни наблюдаются совершенно разные ситуации. Поэтому собираются консилиумы, состояние каждого пациента обсуждается и сразу после поступления в клинику, и перед операцией, и после операции. При тех возможностях и оборудовании, которые мы имеем сегодня, можно оказывать максимальную помощь. За последние десять лет в Татарстане появились современные технологии и оборудование, кроме того, наши специалисты проходили и проходят стажировки в лучших клиниках мира. Раньше операции по удалению опухолей мозга хоть и проводились, но они влекли непредсказуемые последствия (частичную или полную парализацию, потерю памяти, речи, двигательной функции). Сегодня, когда есть высокотехнологичное оборудование, включая магниторезонансные и компьютерные томографы, мы уже знаем, в каком состоянии будет пациент после операции, сможет ли он говорить, ходить и так далее. Нейронавигация в режиме реального времени позволяет видеть каждый миллиметр мозга во время операции.

 

Насколько знаю, многие из названных вами возможностей появились благодаря нацпроекту «Здоровье». Сегодня в Казани и Татарстане проводят самые разные операции. Почему же постоянно в СМИ слышатся призывы о помощи от людей, собирающих огромные деньги на лечение за границей, в том числе при злокачественных новообразованиях?

– Я могу отвечать только за нейрохирургию, которая занимается, прежде всего, лечением различных заболеваний и травматических повреждений головного мозга и черепа, позвоночника, спинного мозга и периферических нервов, включая различные опухоли головного и спинного мозга, заболевания сосудов головного мозга, болезнь Паркинсона, стойкие компрессии корешков спинного мозга при дегенеративных поражениях позвоночника.

Огромные изменения, которые произошли за последние годы в плане технической оснащенности лечебных учреждений в Татарстане, привели к тому, что весь спектр современных хирургических вмешательств ведущими врачами республики освоен. Это не реклама, а констатация факта. Причем хирургические вмешательства сегодня совершенно разные, не только классические. Активно используются эндоваскулярные методы (без вскрытия черепа), стереотаксические методы (малоинвазивные методы) и так называемая трансназальная хирургия (через нос). А процесс оснащения ведущим мировым оборудованием учреждений продолжается и сегодня, к примеру по программе оснащения сосудистых центров. Нейрохирурги Татарстана прошли серьезную подготовку в Швейцарии, Финляндии, Германии, во многих университетах США, в Японии. Действительно, мы можем выполнять практически все, даже самые сложные операции, на уровне европейских клиник. Это не только мое мнение, но и оценка ведущих российских и зарубежных специалистов, с которыми мы поддерживаем контакты. Если вдруг по каким­то причинам возникает необходимость отправить пациента в федеральный центр, например в Национальный медицинский исследовательский центр нейрохирургии имени академика Н. Н. Бурденко, то мы это делаем по квотам. Речь идет о больных с очень редкими патологиями, например с узловыми опухолями продолговатого мозга. А отправлять кого­либо на лечение за границу нецелесообразно, поскольку там проведут точно такую же операцию с тем же результатом, как это произойдет и в Казани, но только за большие деньги. В чем тогда смысл? Я могу понять, когда у человека есть серьезные финансовые возможности и он по каким­то причинам не доверяет местным врачам и хочет ехать в зарубежные клиники. Это его право, желание, но не необходимость. Никто, ни в какой стране не сможет излечить от злокачественной опухоли ни за какие средства. А Татарстан – один из передовых регионов в области нейрохирургии, где накоплен огромный опыт, созданы все условия для выполнения сложнейших оперативных вмешательств. В Казани проходило зарождение нейрохирургии. Вспомним В. М. Бехтерева, В. И. Разумовского, Л. О. Даркшевича, А. В. Вишневского. Каждый из них внес существенный вклад в развитие этой области медицины. К сожалению, история показывает, что во многих сферах науки все сначала зарождается в России, потом это на Западе максимально совершенствуется, а мы потом «перенимаем» опыт.

 

Почему в нейроонкологии до сих пор не найден метод лечения злокачественных опухолей?

– Само слово «опухоль» означает бесконтрольный рост клеток, то есть это «поломка» в генетическом аппарате. Врачи удаляют имеющееся новообразование, но через некоторое время опухоль начинает расти, и порой с большой скоростью. То есть сама программа, заложенная в генах, продолжает работать на рост раковых клеток. И радикальные успехи в лечении пациентов с таким диагнозом будут только тогда, когда ученые смогут «исправлять» генетические патологии.

 

По­вашему, когда наступит это время?

– Прогресс неумолим. Мой опыт в нейрохирургии составляет 47 лет. И за эти полвека произошел колоссальный скачок в решении проблем больных со многими тяжелыми заболеваниями. Это касается не только онкологии, но и сосудистых патологий, заболеваний подкорковых образований, неврологических расстройств, связанных с дегенеративными поражениями позвоночника, травмами головного и спинного мозга, гидроцефалией. Заболеваний мозга много, и имеющиеся сегодня методы лечения позволяют если не полностью вылечить, то существенно улучшить состояние пациентов, о чем можно было только мечтать лет 30 назад. Наука развивается, и я верю, что и в вопросах генетики будут расшифрованы многие загадки.

 

Валерий Иванович, у вас есть мечта?

– В 1972 году, приступая к профессиональной деятельности, я был полон сил, энергии, огромного желания помогать людям успешно справляться с недугами. Но технические возможности тогда были сопоставимы с уровнем каменного века по сравнению с тем, что мы имеем сегодня. Нейрофизиологическое отделение, ангиографическое отделение, отделение нейровизуализации, магнитно­резонансный томограф, компьютерная томография – перечислять все, чем врачи сегодня располагают, придется долго. И моя мечта – чтобы и в дальнейшем все новое и лучшее, что может служить на благо людям, попавшим в серьезную беду в связи с тем или иным заболеванием, обязательно было в Татарстане. В Казани проводятся масштабные всероссийские конференции, симпозиумы, съезды, через год здесь планируется Международная конференция Азиатского конгресса нейрохирургов. Надо все время идти вперед, не стоять на месте, потому что медицина – одна из самых динамично развивающихся наук. Важно, чтобы практическая нейрохирургия могла использовать все научные достижения.

 

Спасибо вам за этот актуальный и откровенный разговор. Пользуясь случаем, от всей души поздравляю вас, Валерий Иванович, и всех ваших коллег с Днем медицинского работника! Спасибо за труд, важный для каждого из нас, за чудо спасения и улучшения бесценной человеческой жизни!

 

Альбина ТИЛЕКЖАНОВА

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя