НАПЕРЕКОР ВСЕМУ

0
377

Харис хазрат Салихжан – имам-хатыб мечети «Хэтер» («Память») музейно-общественного центра МВД по РТ, автор духовных книг. В его девяностолетней судьбе было много тяжелых страниц, научивших ценить каждый прожитый день. Это и страшные дни военных сражений с фашистами в составе отдельного батальона НКВД правительственной связи, и героические будни в правоохранительных органах. При этом он никогда не переставал быть верующим, правда, его понимание религии отличается от общепринятого. По многим важным и актуальным вопросам Харис хазрат имеет свое, непредвзятое и отличное от других мнение, которым поделился накануне великого праздника.

В атаку шли за правду, за Отчизну

К началу войны мне еще не было полных 14 лет, поэтому меня забрали на фронт уже во второй половине 1944 года, когда я учился в Арском педучилище после седьмого класса. К тому времени отец вернулся с войны без руки, искалеченный и стал трудиться в тылу – возил хлеб в Заготзерно.

А я попал на фронт, когда советская территория была почти полностью освобождена. Так что мы воевали уже на территории других стран – в Венгрии, Чехословакии. С выходом Красной Армии за границу СССР встали новые задачи по охране ее тыла, и надо было преследовать врага вплоть до его разгрома и капитуляции. Понятно, что под угрозой надвигающегося краха сопротивление фашистских войск не уменьшалось, наоборот, активизировалась насажденная за годы их господства агентура, усиливалась подрывная деятельность фашистских организаций, и враг использовал в своих целях националистические бандитские формирования. Сначала мы оказались на территории Венгрии, где нам сказали: «Вы прибыли в особые войска – войска НКВД. Ваша часть – 307-й отдельный батальон НКВД правительственной связи, будет обслуживать ответственные точки руководства войсками». Хотя мы, 17-летние голодные мальчишки, мало походили на бойцов. Сначала даже шинели, пилотки обменяли на пирожки, на картошку. Солдаты-красноармейцы, которые уже сражались на австрийской территории, посмеивались над нами. Но фронт быстро приучил и к дисциплине, и к порядку, и к экстремальным ситуациям. Помню, как пересекали Карпаты. На нас полное вооружение (гранаты и прочее килограммов на пять), плюс радиостанция – 12 кг, плащ-палатка, шинель. Были еще противотанковые пушки «сорокапятки», которые сначала перевозили на лошадях, но  в горах лошади не пройдут. Так что мы и пушки тащили на себе… Спустя годы я думал: как мы выдерживали в условиях непрерывных бомбежек, голода и холода? Просто большинство из нас были закаленными деревенскими парнями.

Самый страшный день я пережил перед взятием Вены в апреле 1945 года. Нам как связистам 10 апреля ночью отдали приказ переправиться через Дунай, занять плацдарм. Задача заключалась в том, чтобы создать точку связи на другом берегу Дуная. Представьте: ночь, мы в лодке, тишина, разговаривать категорически запрещено, делать резких движений нельзя. Когда уже больше половины Дуная переплыли, фашисты нас заметили, стали обстреливать. А мы гребем, несмотря ни на что. В нашей лодке 18 человек. И чудо – мины летают над нами, но то перелетают, то не долетают. И только когда до берега осталось метров 50, одна мина попала в лодку. Мы все оказались под водой. Амуниция, оружие, автоматы, радиостанция, кабель – все исчезло. Стали плыть на «хребте» лодки. Бой, темно, бомбежка, Дунай нас несет. Я машинально читаю аяты из Корана. Могли, конечно, под обстрелом погибнуть, могли не доплыть. Но поставлена задача, и ее надо выполнять. Эта задача – занять плацдарм, чтобы во время боя командующий фронтом, маршал Федор Толбухин, его помощники, заместители на этом плацдарме могли переправиться и докладывать текущую ситуацию Верховному главнокомандующему. И вдруг наступил момент, когда с одного берега по нам стреляли фашисты, зная, что мы советские солдаты. А с другого берега по нам начали стрелять наши солдаты, думая, что мы фашисты. Что делать? И так уже еле держались от усталости. И в этот момент я понял, что Бога надо не только просить, но и самому стараться как-то находить выход. Есть такой аят Корана: «Раб Аллаха, а мусульманин – раб Аллаха, я не изменю твоего положения до тех пор, пока ты сам не изменишь его». Вспомнив этот аят, я коснулся поясного ремня, машинально снял его и говорю своему земляку Сагидулле: «Нас сейчас волна унесет, давай ремень». И мы привязали свои головы ремнями, шея ведь сильнее, чем руки. Так же сделали оставшиеся бойцы. И смогли проплыть в таком состоянии шесть часов. И подобных ситуаций было немало – когда на волосок находишься от смерти, но выживаешь. Это даже самых заклятых атеистов делало верующими.

Мне повезло принять участие в основной Венской операции 1945 года, в освобождении городов около Вены. Относительно быстро научился смотреть в лицо смерти, ведь каждый бой мог стать последним, но, оказывается, самое сильное потрясение ожидало впереди, когда уже после победных майских дней 1945 года нас отправили на Западную Украину для борьбы с националистами, с бандеровцами. Все были наслышаны тогда, что бандеровцы хуже эсэсовцев, они не берут в плен, расстреливают на месте, придумывают самые жестокие, изощренные способы убийства, чтобы человек испытал мучительные страдания. Это бандиты, другого слова нельзя подобрать. Я вообще считаю, что они один в один как современные члены ИГИЛ (запрещенной в России организации). В районе Станислава на Западной Украине однажды с нашим отделением могли спокойно расправиться бандеровцы, но, к счастью, командир, человек опытный и знающий, как действуют эти бандиты, смог им противостоять. А борьба с ними велась до 1947 года. И кто бы мог подумать, что спустя десятилетия имя Бандеры будут вспоминать на Украине как героя. Как такое могут допускать украинские власти, непонятно.  

 Глубокая вера – великая сила

 Каждый из нас с детства к чему-то стремится, во что-то верит, мечтает, что-то планирует в зависимости от своего характера, места проживания, окружения. Но жизнь преподносит такие повороты и непредвиденные события, что остается только принимать ее вызовы и отвечать либо благодарить за то, что она, как маяк, подсказывает верный путь, пусть даже непростой путь, с испытаниями и проверкой на прочность. Мой отец был глубоко верующим, умел писать арабской вязью, хорошо знал Коран, и с его помощью я с детства владел арабским языком и знал наизусть несколько сур Корана. Справедливости ради скажу, что в нашей деревне Чутай Балтасинского района, где насчитывалось 300 дворов, многие знали Коран, может быть, потому, что в мечети имамом был знаменитый Нурзада хазрат. Это совсем не религиозный фанатик, наоборот, он призывал к просвещению, к развитию наук, культуры. И несмотря на то, что советская власть по сути своей атеистична, мой отец хорошо относился к этой власти, он все время говорил, что не смог бы при другом строе бесплатно обучить семерых детей. А что касается веры, то она в первую очередь в душе, и совсем не обязательно кричать на каждом шагу, что ты мусульманин. Отец так и прожил, совмещая преданность советскому строю и веру в Бога, чем сильно повлиял на меня в этом смысле. Еще на войне, часто находясь на волосок от смерти, я понял, как важно верить в высшую силу. Мы молились перед каждым боем, читали намаз, и не поверите, но командиры не запрещали это делать. Да и у русских красноармейцев были маленькие иконки. Невозможно оставаться на войне атеистом. Не случайно Иосиф Сталин в те страшные годы, можно сказать, сам же возродил Русскую православную церковь. Он освободил из тюрем, лагерей священнослужителей и прекратил открытые гонения на духовенство, разрешил открывать храмы.

Наука и религия. Кадимисты против джадидистов

Я работаю на общественных началах в мечети «Память» музейно-общественного центра МВД по РТ. Это закономерно, учитывая то, что долгие годы моя жизнь связана с правоохранительными органами. В мечеть при МВД меня пригласил Асгат Сафаров, который тогда был министром МВД. Здесь я применяю джадидистские (новометодные) проповеди. Я убежден, что религия и наука должны объединяться, они не противоречат друг другу. Пророк Мухаммад призывал своих последователей постоянно получать новые знания, чтобы спасти человечество от разложения. А кто раньше него говорил примерно то же самое? Платон, Сократ, Архимед, Аристотель – все они выступали за «соединение» разума с совестью. Я уверен, что только тогда, когда будет достигнуто единопонимание и единовосприятие сути религий христиан, мусульман и иудеев с открытиями мировых наук, только тогда дети и родители познают самих себя. Познав себя, познают Создателя. А введение в школах «Основ православной культуры» или «Основ исламской культуры» ведет только к разделению детей по религиозным группам, что закладывает почву для конфликтности уже с ранних лет. Правильнее сочетать религию и науку без конкретизации на конфессии, тогда проблема нравственного начала в школьном образовании будет не такой острой.

Примерно на 30 процентов Коран скрыт от народа, то есть не озвучиваются именно те аяты, которые говорят о науке. Преподавание основам ислама в основном ведется в направлении кадимизма. Это значит, что не нужно знать суть того, что ты изучаешь, просто зубри, запоминай аяты на арабском языке, не пытайся вникнуть в смысл. И в то время, когда люди были по большей части необразованными, такой метод проходил, конечно. Но когда люди имеют образование, тем более высшее, тогда у них возникает немало вопросов, и если люди не получают ответы у имама, то не будут ему верить. А в нашем обществе и сегодня преобладают кадимисты, они выступают против каких-либо реформ в исламе и за его сохранение в таком виде, в каком он в основном сложился. Для этих людей нет проблемы выбора принципов поведения, ибо они приняты раз и навсегда как естественные и единственно возможные.

Вот недавно произошла страшная трагедия в Кемерове, когда в кинотеатре торгового центра сгорели дети, не сумев выбраться из-за закрытых дверей. Что скажет имам-кадимист об этой трагедии? Он скажет: «Да, тяжело родителям смириться, но каждому отпущен свой срок на этой земле, значит, предначертано было малышам прожить так недолго». А я не согласен. Это что, получается, Всевышний приказал запереть детей в кинотеатре и не спасать их? Нет, от Всевышнего только добро. Зло не от него. И люди, которые виноваты в смерти детей в Кемерове, должны понести суровое наказание. А муллы и сто лет назад, и сейчас в большинстве своем боятся выходить за рамки догматического, не стремятся к новым знаниям. Соответственно, и общество не доросло до более высокого уровня в этих вопросах.

Есть очень интересное наблюдение. На момент распада Советского Союза в Татарстане насчитывалось всего несколько десятков действующих мечетей, но при этом уровень и детской преступности, и детской беспризорности был меньше, чем сейчас, а степень нравственности значительно выше. Почему так? Количественный рост мечетей и имамов не дает качественных изменений по существу. К сожалению, духовенство не является в массе своей (за рядом исключений) примером для подражания. Задача священнослужителей – нравственно просвещать народ, а не зарабатывать деньги, используя религию, но многие об этом забывают.

Еще один важный факт. Мусульманин должен верить во Всевышнего, в ангелов, в пророков и в священные писания. Но то же самое и у христиан, и у иудеев. Возникает вопрос: а почему тогда не собрать эти религии и не создать на их основе одну? Возможно такое в современном мире? Нет, начнется братоубийственная война. А это тоже наталкивает на определенные размышления.

Справка.

Харис хазрат Салихжан. Ветеран Великой Отечественной войны. Окончил Высшую политическую школу в Нижнем Новгороде (1962) и Казанское высшее мусульманское медресе имени 1000-летия принятия ислама (1993). За храбрость и мужество, проявленные на фронтах Великой Отечественной войны, награжден орденом Отечественной войны II степени и более 30 медалями. Служил в органах милиции 32 года. За заслуги в борьбе с преступностью награжден боевым орденом Красной Звезды. Полковник милиции в отставке. Почетный член и академик Российской академии гуманитарных наук. Автор нескольких книг, связанных с проблемами теорий познания ислама и шариата, вопросами взаимоотношений ислама с наукой, литературой, моралью, воспитания молодого поколения. Среди них – «Воспитание духовной и светской культуры детей, отцов и матерей на основе религий и науки», «Коранические мотивы в творчестве А. Пушкина, Г. Тукая и проблемы воспитания светской и религиозной культуры детей».  Среди ценителей его духовного творчества был известный поэт Ахмет Адиль. Лауреат Государственной премии РТ имени Г. Тукая.

 

Записала Альбина СУЛТАН

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя