Почти по-грибоедовски…

0
18

 

Яблоки из соседнего огорода слаще, трава на газоне соседа зеленее, а кусок торта в чужих руках всегда больше… Такова психология человека. Подобное мышление дает стимул искать новые возможности, сферы деятельности и места. Некоторые спешат покорить Европу, а кто-то стремится реализовать свой потенциал именно в Татарстане.

Отечественная научная элита по-прежнему предпочитает работать за рубежом и продолжает кочевать по заграничным лабораториям и университетам, уверен наш земляк, научный сотрудник университета Гронингена (Нидерланды), кандидат биологических наук Рустем Хусаинов.  

Рустем, почему происходит отток наиболее квалифицированных специалистов из научного сектора за рубеж?

— Уезжают не от хорошей жизни… Я считаю, что результативность, престиж науки и, как следствие, подготовка и наличие высококвалифицированных научных кадров напрямую зависят от поддержки со стороны государства. На сегодняшний день, если сравнить объем финансирования отечественных научных учреждений с заграничными, то станет очевидно, что при разделении бюджетных средств наука далеко не в приоритете.

Значит, основной причиной «утечки мозгов» является разница в оплате труда научных кадров?

— Для большинства ученых, в том числе и для меня, важны условия работы, материально-техническая база, наличие современной оборудованной лаборатории, возможность реализации своего научного потенциала, участия в международных конференциях, обмена опытом с коллегами, повышение профессиональной квалификации. К примеру, на сегодняшний день у меня семь научных статей, опубликованных на английском языке в престижных международных научных журналах, цитаты из моих работ использованы 140 раз в научной литературе, за плечами большой опыт участия в международных научных конференциях различного уровня. Также немаловажен такой фактор, как отношение к деятелям науки со стороны государства. В Европе и в Америке ученые в обществе имеют очень высокий социальный статус и являются элитой. Если сравнивать заработную плату ученых, работающих за рубежом, то она гораздо выше окладов научных кадров в России. К примеру, если перевести на рубли, то мой ежемесячный оклад составляет около 80 тысяч рублей, оклад профессора — 180 тысяч, то есть в два раза больше, чем у моих российских коллег, занимающих аналогичные моей должности. Такая существенная разница в заработной плате — дополнительный стимул карьерного роста для молодых ученых. Кстати, научных деятелей, работающих за рубежом, не обеспечивают жильем, не предоставляют им служебный автомобиль и не дают загородную дачу, но денег, которые мы зарабатываем, вполне хватает чтобы обеспечить себя всем необходимым, поддерживать достойный уровень жизни и не нуждаться в дополнительных социальных льготах от государства.

Легко ли далось решение об отъезде на постоянное место жительства за границу?

— За рубежом я уже четырнадцать лет, о своем отъезде за все это время ни разу не пожалел. В 1999 году после окончания татаро-турецкого лицея я поступил сразу в четыре вуза, в том числе на биолого-почвенный факультет КФУ и на специальность «молекулярная биология и генетика» Босфорского университета (Стамбул, Турция). Уже через пару недель обучения в КФУ, несмотря на противоречивые мнения со стороны моих знакомых, взял академический отпуск и уехал в Стамбул.

В нашей стране бытует мнение, что обучение за границей доступно лишь детям олигархов и высокопоставленных чиновников. Насколько подобное суждение близко к истине и как действовать молодым людям, желающим учиться там?

— Выпускникам школ, планирующим получать высшее образование за рубежом, в первую очередь, необходимо заранее определиться с вузом и специальностью, чтобы как можно раньше начать подготовку к вступительным экзаменам и приступить к изучению иностранного языка, на котором ведется преподавание в конкретном университете. Также желательно принимать активное участие в профильных школьных олимпиадах. К примеру, в 1998 году я занял второе место на международной экологической проектной олимпиаде под эгидой ЮНЕСКО, которая проводилась в Турции. Именно тогда я впервые посетил Стамбул, влюбился в этот замечательный город и поставил себе цель — поступить в Босфорский университет. В данном вузе меня привлекли высокий уровень образования, примерно как в МГУ, а также высококвалифицированный состав преподавателей, к которым предъявляется обязательное требование — получить звание доктора наук в европейских или американских университетах.

По поводу доступности зарубежного высшего образования для наших граждан… На мой взгляд, в турецких вузах стоимость обучения вполне приемлема: студенты из Татарстана и из других тюркских государств платят столько же, сколько и граждане Турции. Половину денежной суммы мне присылали родители, другую половину все турецкие студенты получают от государства в виде стипендии. Кстати, мои родители далеко не олигархи и не высокопоставленные чиновники… Я вырос в простой татарской семье, папа — военный, мама — учительница английского языка.

Чем вы занимались после окончания университета?

— Еще во время обучения в Босфорском университете, летом 2003 года, я ездил на стажировку в Германию в университет Геттингена. В 2004 году сразу после окончания вуза поступил в магистратуру универстета Якобса (Бермен, Германия). После получения диплома магистра в 2006 году начал докторскую программу в Нидерландах в университете Гронингена под руководством всемирно известного профессора Оскара Кайперса, который открыл гены, ответственные за производство натурального антибиотика — низина. На протяжении пяти лет в его лаборатории я исследовал не токсичные для людей натуральные антибиотики, находящиеся в сыре и молоке, биосинтез низина, который является защитным механизмом молочно-кислой бактерии против других видов, в частности пищевых патогенов.

Над чем работаете в последнее время и на сколько перспективны ваши исследования?

— В настоящее время я продолжаю заниматься научной деятельностью в университете Гронингена. Второй год под руководством профессора Арнольда Дриссена провожу исследования в области синтетической биологии. Данное направление стало возможным благодаря тому, что технология синтеза ДНК продвинулась вперед и появилась возможность относительно дешево синтезировать синтетические (не существующие в природе) гены.

В ближайшем будущем не планируете ли вернуться на родину и продолжить заниматься научной работой, к примеру, в Татарстане?

— Честно говоря, мне очень хотелось бы вернуться в родную Республику Татарстан и заниматься наукой в Казани, но, к сожалению, это как раз тот случай, когда желания расходятся с возможностями. Полгода назад я беседовал на эту тему с сотрудницей Академии наук Татарстана, она пожаловалась мне на низкую заработную плату, которая составляла около 5 тысяч рублей в месяц. Я считаю, что на такие деньги не то что прожить в Казани, а и выжить не реально! Лично мне обидно за отечественных ученых, по уровню доходов неквалифицированные рабочие и продавцы в Татарстане живут лучше, чем научная элита. А еще осенью у меня назначена защита докторской диссертации. Параллельно с подготовкой к ней я принимаю активное участие в симпозиумах, недавно прилетел с международной конференции из Лондона. Сейчас занимаюсь поисками гранта для продолжения своих исследований уже в Гарвардском университете, поскольку планирую продолжить свои исследования в области синтетической биологии, благодаря которой можно решить такие глобальные проблемы современности, как нехватка еды во всем мире, дешевые лекарства, чистые самовосстанавливающиеся источники энергии и другие. Мой график работы распланирован наперед. Планов и задумок много, и пока они не связаны с Татарстаном.

 

 

И все же… Далеко не все стремятся покинуть просторы России, есть и желающие обосноваться у нас. Один из лучших архитекторов Греции, основатель и директор самой крупной строительно-проектной фирмы города Лариса, инженер-конструктор гражданского проектирования, архитектор-дизайнер Харис Колирас в интервью нашему журналу признался, что давно мечтает о переезде в столицу Республики Татарстан.

 

Харис, вы очень популярны, входите в тройку лучших архитекторов Греции. Какие обстоятельства повлияли на ваше решение покинуть родину?

— Меня ни сколько не удивляет тот факт, что европейцы все чаще мигрируют в Российскую Федерацию. По многим показателям Россия, в частности Татарстан, выглядит гораздо более стабильной по сравнению с Грецией, по экономике которой в 2010 году из всех европейских государств экономический кризис ударил наиболее сильно. На социальную сферу Греции кризис оказал самое пагубное влияние: вследствие сокращения рабочих мест возросла безработица, а сохранившим свои должности сотрудникам сильно урезали заработную плату. Результатом экономического кризиса явилось резкое падение уровня жизни, народ впал в депрессию, усилилась эмиграция коренного населения, условия для проживания стали невыносимыми.

На сколько сократилась заработная плата после экономического кризиса?

— В Греции до кризиса средняя заработная плата составляла 2000-2500 евро, а сейчас упала до 400-300 евро в месяц. Все товары и услуги дорожают. На сегодняшний день стоимость килограмма хлеба составляет два евро, литра дизельного топлива — до 1,8 евро. Даже услуги парикмахера, которые стоят от 150 евро, многим жителям стали не по карману. Про огромные налоги даже говорить не хочется, как только я о них вспоминаю, на целый день портится настроение.

Неблагоприятная экономическая ситуация коснулась и вас?

— Да, конечно, экономический кризис никого не обошел стороной. Вернемся к ненавистной теме налогов на роскошь, которые доходят до 30%. Страшно представить, какими огромными денежными суммами мне приходится пополнять бюджет страны за свой автомобиль «Мерседес-кабриолет» и за всю недвижимость в собственности. Сотрудники греческой налоговой службы дошли до того, что в поисках бассейнов у граждан, подавших нулевые декларации, регулярно выходят в вертолетные рейды. Владельцы дорогой недвижимости, чтобы избежать платы налога на роскошь, вынуждены прибегать к хитрости и в целях маскировки закрывать бассейн специальной сеткой.

Подобные расходы до наступления экономического кризиса не являлись для меня проблемой, поскольку от заказчиков дизайн-проектов в моей фирме не было отбоя, клиенты с предложениями стояли в очереди. В среднем ежемесячно мы выполняли по 10-15 дизайн-проектов. Мой доход в месяц мог составлять 50000 евро. Дела шли настолько хорошо, что я купил гостиницу на берегу Эгейского моря и, помимо строительно-проектной деятельности, занялся еще и гостиничным бизнесом, который в последнее время по причине спада туристического интереса к стране пошел в убыток и сейчас находится на гране банкротства. Буквально года три назад я свободно путешествовал, побывал в 56 странах, не пропускал не один карнавальный фестиваль в Испании и имел гардероб из лучших бутиков Милана. Но если вернуться к суровой действительности, то за последние полгода у меня был всего один крупный заказ. Моя строительно-проектная фирма на фоне ликвидировавшихся и разорившихся строительных компаний осталась единственной в городе.

Чем занимаются ваши коллеги-соотечественники, оставшиеся на родине невостребованными?

— Большинство успешных и талантливых архитекторов еще в самом начале экономического кризиса уехали на заработки за границу, решили покорять Объединенные Арабские Эмираты, Америку и Австралию. Многие из них и по сей день остаются востребованными за рубежом. Пару лет назад меня приглашали в Екатеринбург, но я не поехал… Напрасно тешил себя пустыми надеждами, что финансовая ситуация в Греции стабилизируется.

Харис, как вам далось решение об отъезде, не жалко покидать родину?

— Решение об отъезде мне далось очень тяжело, поскольку я всю жизнь жил и работал в Греции. Глядя на своего отца (он был строителем-конструктором), я с детства мечтал о профессии архитектора. На вступительных экзаменах в университет я показал блестящие знания своего любимого предмета — математики и, невзирая на огромный конкурс, поступил на политехническое отделение. Учась в университете, старался всесторонне развиваться, посещал факультативные занятия по психологии, выучил английский язык, занимался спортом, играл в гольф и в шахматы, одним словом, пытался быть лучшим во всем. Сразу после окончания университета открыл собственную фирму и назвал ее своим именем, которое вскоре стало популярным в Греции. Я привык думать, что мой успех и достижения зависят исключительно от меня и являются результатом лично моих усилий. Но экономический кризис не просто ударил по моему кошельку, он разрушил мое прежнее мировосприятие и заставил поменять убеждения.

Почему из всех российских городов вы мечтаете работать именно в Казани?

— Я реализовал более 1500 архитектурных проектов по всей Греции, также выполнял заказы от частных клиентов из России и Украины. Мне понравилось работать с российскими заказчиками. На мой взгляд, они обладают хорошим художественным вкусом и умеют грамотно сформулировать конкретную задачу и выразить индивидуальные пожелания к проекту. Мне как человеку близок менталитет жителей вашей страны, а как специалисту в строительно-проектной области интересен многонациональный, 1000-летний город Казань. Мое внимание привлекает уникальный симбиоз Востока и Запада, мусульманской и православной культуры, древних и современных архитектурных стилей.

 

Беседовала Алина АХМЕТЗЯНОВА

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя