ЦАРИЦА РОМАНСА

0
160
Алла БАЯНОВА в казанском Доме офицеров, 21 ноября 1992 года

Стремительно уходят люди, которые составили цвет ХХ века – его искусства, науки, просвещения. И уже совсем не осталось представителей дореволюционного поколения – свидетелей и участников великого перелома, унесших с собой огромный пласт отечественной культуры. Одна из них – Алла БАЯНОВА, непревзойденная эстрадная певица, народная артистка России, «царица романса», как называли ее современники. Алла Николаевна прожила долгую жизнь длиною в 97 лет. В нынешнем году, 18 мая, наступил бы ее 105-й день рождения. Казанский музыкальный продюсер, общественный деятель, исследователь русской культуры Владимир УРЕЦКИЙ рассказал эпизоды из яркой и трудной жизни Аллы Баяновой, вспоминая в том числе и личное общение с легендарной певицей.

 

Россия – любовь моя

По драматическому стечению обстоятельств семья Аллы Баяновой оказалась отрезанной от Родины после Октябрьской революции. Солдат Первой мировой, оперный певец Николай Левицкий (взявший сценический псевдоним Баянов) получил тяжелое ранение и в конце 1918 года вернулся домой в Кишинев – тогда центр Бессарабской губернии Российской империи. Сразу после данная территория вошла в состав Румынии.

Став невольными эмигрантами, семья Баяновых кочевала по странам, жила во Франции, где Алла помогала отцу работать в парижских ресторанах и барах. Потом их пригласили в Белград. Оттуда поехали в Грецию, Сирию, Ливан, Палестину и, наконец, вынужденно вернулись в Румынию, не переставая при этом страстно мечтать снова жить на Родине. Перед своей смертью Николай Баянов сказал дочери: «Алла! Пока ты не переступишь границу Священной для нас земли, ты не имеешь права умирать».

И она боролась за это, хотя определенно рисковала жизнью. Румыния была страной, где процветала русофобия. Баянова же вела себя независимо, исполняла на концертах преимущественно русские и цыганские романсы и за это подвергалась репрессиям.

Периодически ей запрещали выступать. Если проходил культурный обмен между Румынией и СССР, артистические руководители вычеркивали Баянову из списка участников поездки. Так продолжалось долгие десятилетия, все время ее жизни в Румынии – с 1934 по 1989 год.

До окончания Второй мировой войны там «правила» тайная королевская полиция «Сигуранце», чинившая повсеместно произвол. Ни один человек сегодня не мог точно знать, что завтра он будет дома.

Так, однажды вечером 1940­го Алла Баянова выступала в румынском театре «Альгамера», пела русские песни, а рано утром к ней домой пришли грубые угрюмые люди и приказали идти за ними. Как рассказывала Алла Николаевна, ее отец тогда чуть не умер от страха за дочь. И был прав. Целый год Баянова провела в концлагере вдалеке от Бухареста как сторонница и агитатор Советского Союза! Там, в тюрьме, узнала об объявлении войны. После ее окончания к власти в Румынии пришли коммунисты, однако русофобия сохранилась.

…Много лет спустя, уже будучи в Москве, Алла Николаевна посетила выставку работ художника Ильи Глазунова и была потрясена ею. Особенно впечатлила одна картина. На большом полотне была изображена заснеженная, замороженная степь. Посередине картины – открытые сани, как было в XIX веке, и в них – молодой офицер в треуголке, поникший ямщик, лошади с опущенными головами. А ведь ямщики славились своей удалью, веселостью, удивительным свистом. «Художник передал тоску так, что я не могла оторвать глаза от этой картины, – описывала впечатление певица. – А внизу была надпись: «Ямщик, не гони лошадей». Я подумала: какой ужас, когда тебя никто не ждет и некого больше любить».

Как же хорошо Алла Николаевна знала, что такое грусть, одиночество! Пронзительно автобиографичен один из ее удивительных романсов под названием «Я тоскую по Родине». Там есть строки:

Предо мною чужие поля,

В голубом, как у нас, тумане,

Серебрятся вдали тополя

Этим утром холодным, ранним.

 

Я тоскую по русским полям,

Мою боль не унять мне без них.

И по серым любимым глазам –

Как мне грустно без них…

 

Заветная мечта о возвращении на Родину поздно, но все же сбылась! С наступлением «оттепели», в 1989­м, Алла Николаевна пошла ва­банк. Написала письмо Михаилу Горбачеву и с одним чемоданом в руках, поставив всю жизнь на карту, приехала в Советский Союз, не зная, получит ли гражданство. Когда кто­то уезжал из страны или собирался уехать, то становился личным врагом Президента Румынской ССР Николае Чау­шеску. Но звездочка Аллы Баяновой не подвела…

– Меня часто спрашивают, верю ли я в Бога, – однажды делилась певица. – Об этом я не хочу говорить, но я верю, что у каждого человека есть своя судьба. Мой ангел­хранитель – это звезда, которую я чувствую, вижу и всегда нахожу. В самые тяжелые моменты своей жизни, а их было немало, казалось – вот тупик, а моя звезда спускала свои лучи, и я чувствовала, что придет хорошее и светлое, и выходила из этих страшных ситуаций. Так было, когда я приехала в СССР. И тут моя звездочка снова помогла, спустила свой лучик и перевела через невозможный порог – я получила гражданство.

Обосновавшись в Москве, Алла Николаевна с головой окунулась в гастрольную деятельность, была постоянно «на маршруте», исколесила всю страну от Калининграда до Благовещенска… А ведь царице романса на момент возвращения в Россию было уже 75 лет. Немыслимая работоспособность!

Сама Баянова объясняла, что секрет ее энергичности – в понимании того, ради чего она живет и трудится, жертвует собой. «Когда ты выходишь на сцену и чувствуешь биение сердца зрительного зала, это нельзя сравнить ни с чем. Ни с чем!» – говорила певица. Как рассказывает ее концертмейстер Александр Салиев, контакт с публикой Баянова устанавливала уже до начала пения: «Тысяча или полторы тысячи человек оказывались словно вместе за столом, такая доверительная воцарялась атмосфера». В каждом городе Баянову встречали с радостью, ждали ее. Так было и в Казани, где Алла Николаевна выступала четырежды: в 1990, 1992, 1998 и 2001 годах.

На одном из концертов в Театре оперы и балета имени Мусы Джалиля она призналась: «Я счастлива, что здесь, в Казани, особенная публика – люди необыкновенно ласковые. Спасибо за цветы и горячий прием! Я сегодня обручилась с Казанью».

В 2001 году в нашем городе проходил отборочный тур молодых исполнителей романса «Романсиада». Алла Николаевна находилась среди почетных членов жюри, это был ее последний приезд в столицу Татарстана. Певица после перелома ноги передвигалась с помощью костыля. Баянова знала, что участники и гости конкурса страстно хотят слышать ее голос, но стесняются просить. И тогда она, несмотря на недуг, подарила всем незабываемое выступление в зале консерватории. Поступить иначе эта женщина не могла…

 

«Петь научилась в ресторанах»

Известно, что исполнительская манера Аллы Баяновой имела неповторимую особенность. Певица одинаково блестяще исполняла разнохарактерные композиции, например цыганскую таборную песню, оперную арию или драматичнейший русский романс на стихи классика. У мастерства Баяновой не было границ, а сама она давала молодым неизменный совет: «Пой душой, и все получится».

Если вдуматься, за каждой звездой обязательно стоит великий учитель. Был свой Мастер и у Аллы Баяновой – Александр Николаевич Вертинский. Именно он разглядел в 13­летней девчушке большой талант.

Было это в парижском ночном баре «Казанова». Алла в тот вечер пела одна, отец плохо себя чувствовал из­за сердечного недуга. Она исполняла таборную песню «Буран», когда заметила человека с папиросой в руке, который сидел на высоком табурете и очень внимательно ее слушал. А потом приблизился: невероятно красивый, стройный, в отлично сшитом темно­синем фраке с белым кашне на шее и белым цветком в петлице.

Подошел, погладил по голове и спросил: «Ты, собственно, кто?» Алла удивилась и тоже спросила: «А вы кто?» Он ответил: «Вертинский».

Баянова слышала о нем, к тому времени Александр Николаевич уже был знаменит. Он внимательно посмотрел на девочку и спросил: «Ты здесь одна?» – «Нет, с мамой, она всегда приходит на мои выступления». – «Как тебя зовут? Алла? Какое странное имя – Алла…»

А действительно, тогда Алл было очень мало… «Знаешь, ты кто? – сказал Вертинский – Ты славянка с персидскими глазами».

Намного позже Баянова поймет, что в тот вечер ей подарили самый изысканный комплимент в жизни. Много восхищенных слов она слышала в свой адрес, но так необыкновенно мог придумать только он – Вертинский.

Мастер дал молодой певице свою протекцию, учил ее. Как признавалась Алла Николаевна, именно увидев Александра Николаевича на его репетициях и выступлениях, она осознала глубину, силу, красоту русского романса. Они пели вместе в ресторанах, что по тем временам было совершенно естественно. Ресторан был подиумом к чему­то более высокому. Вертинский говорил, что лучшая школа для артиста – это «школа кабака». Но те кабаки очень отличались от того, что имеют в виду сегодняшние музыканты. Тогда это были высококачественные рестораны. Там обязательно был рефлектор, эстрада. Когда на нее выходил артист, то официант не смел подавать никакое блюдо. А публика не могла войти или выйти из зала. Если в это время подъезжали гости, им говорили: «Извините, пожалуйста. Сейчас идет номер. Когда закончится, мы вас проведем».

Нужно ли говорить, как все изменилось со временем. Нет того почтения к артистам. Но и они, исполины, ушли. Остались блестящие имена с пластинок: Вадим Козин, Александр Вертинский, Петр Лещенко, Леонид Утесов, Марк Бернес… В этом ряду, конечно, и Алла Баянова. Она смогла дальше всех пронести эстафету настоящего искусства. А было ли кому передать ее?

В 1998 году в Казани певица делилась с музыкальным продюсером Владимиром Урецким своими предпочтениями в современной эстраде: «Из нынешних артистов я очень люблю Нани Брегвадзе, Иосифа Кобзона, Владимира Трошина. Неподражаема при исполнении фольклора Людмила Зыкина. Валя Толкунова поет, как ручеек журчит, давая нам удивительный покой. Хороша Алла Пугачева в своих лирических вещах. Талантлив Саша Малинин – у него прекрасная осанка, приятный тенор».

– С того памятного разговора прошло более 20 лет, – говорит Владимир Урецкий. – Нет уже почти всех из названных людей. Как это грустно… Уходят эпохи и личности, олицетворявшие их. Но остается память и немеркнущее искусство. Если и можно применять слово «звезда», то именно к ним – настоящим планетам, которые не исчезают с небосклона нашей жизни, а наполняют ее очищающим и согревающим духовным светом.

Записала Диана ГАЛЛЯМОВА

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя