«Фотографируют не из аппаратов, а из автоматов»

0
40

Как и остальным россиянам, доценту Казанского государственного аграрного университета Андрею ДМИТРИЕВУ и его жене Елене есть за кого поднять 9 Мая «наркомовские 100 граммов», с чьими портретами выйти на поистине всенародную акцию памяти «Бессмертный полк».

 

По семье прадеда Андрея Владимировича – Гаврилы Константиновича ХОМУТИННИКОВА – из села Кузнечиха Куйбышевского (Спасского) района ТАССР Великая Отечественная война прошла катком. Глава семьи и два старших сына погибли на фронтах, а хранительница очага Федосья Мироновна Хомутинникова (Кирпичева) с 45 лет одна поднимала четверых младших детей.

Первым на фронт проводили старшего сына, 18­летнего Михаила. И отец недолго продолжал работать транспортным рабочим Куйбышевского райпотребсоюза – ушел на фронт. Мать и детвора с тревогой ждали весточек от красноармейцев. 25 октября 1942 года Михаил писал:

«Здравствуй, дорогая Милая Мама, брат Ваня, Петя, сестра Надя, Люба, Нюра, дядя Афоня, бабка Матрена и все родные и близкие родного Милого Края – Родины. Всем я вам шлю горячий фронтовой привет и желаю всего хорошего в вашей жизни. Я пока жив и здоров. В недалеком будущем должна решиться судьба моей жизни. Или же я останусь жив или же помру в бою за Родину. Очень, Мама, думаю о тебе и не знаю как вы там живете. Особенно береги корову. И теперь только я узнал все условия фронтовой жизни.

Очень грустно бывает в некоторое время так, что слезы сами наворачиваются на глаза, особенно, когда вспоминаешь мирную жизнь, тебя Мама и Папашу и все прошлое мирное и дорогое. А сердце болит об доме».

Уже через месяц, 27 ноября 1942 года, он, как известила семью похоронка, «верный воинской присяге, проявил геройство и был убит». Упокоился герой в общей могиле на месте боя у одной из деревень Смоленской области. Похоронка пришла на имя отца, Гаврилы Константиновича, которого уже не было не только дома (на фронт его проводили в 1942­м), но и в живых. Еще 2 сентября он погиб «при исполнении служебных обязанностей» в Ленинградской области.

А семья уже молилась за недавно покинувшего дом Ивана. В июле 1943­го он писал матери, младшему брату и трем сестричкам на открытке с картинкой:

«…Мама, вы просите у меня фотокарточку. Но я прислать ее не могу, так как здесь фотографируют не из аппаратов, а из автоматов. А поэтому, эту картинку вырежьте и берегите ее и представляйте, что под прикрытием этих танков в бой иду и я. Мама, я очень доволен, что стал получать от вас письма. Ну, и все, и пока до свидания, остаюсь жив и здоров. Ваш сын Ваня». Здоровым он оставался два месяца. В одном из наступательных боев, которые Красная армия вела осенью 1943 года на Украине, красноармеец 23 сентября был тяжело ранен и месяц спустя, 22 октября, умер в госпитале города Щорс Черниговской области, где и был похоронен на городском кладбище.

Более счастливо сложилась судьба военного поколения семьи Сергеевых. Дед Елены Дмитриевой (Сергеевой), уроженец Казани Степан Кузьмич СЕРГЕЕВ прошел всю войну, поставив в ней победную точку в пригороде Берлина.

В селе Воскресенском Казанского района (теперь на этом месте казанские заводы СК и РТИ) детство Степана, начавшего с 12 лет, как умер его отец, работать возчиком, не было радужным. Надо было помогать матери кормить младшего брата и сестренку. Окончив позже годичные курсы, Сергеев получил шоферские права. Со срочной службы сначала участвовал в Финской кампании, потом, тоже водителем, попал в Монголию на Халхин­Гол: порулил на «эмке» и на штабном автобусе. К началу Великой Отечественной войны служил в Белоруссии, запомнил, как, отступая, выходил вместе с остатками части человек в 200 из окружения: вплавь через реку от уже выходивших за спиной на берег немцев. Осталось чуть больше половины бойцов – те, кто быстрее успел в воду прыгнуть и отплыть, остальных немцы перестреляли в реке. Запомнилось, как нашли брошенную машину на ходу, заткнули тряпками пробитый радиатор, залили воду… Как позднее, уже переехав с ранеными мост через Десну, попали к своим. Машину конфисковали, а бойцов направили на сборный пункт: оттуда пехотинцы вернулись на передовую, а «технарей», водителей и трактористов, направили на переформирование – ценили с первых дней войны.

Степан Сергеев уцелел в Сталинградской битве, но позже был ранен. После лечения получил к 1944 году звание лейтенанта и должность старшего техника в автороте ПАРМов (полевых авторемонтных мастерских на базе полуторок). Освобождал Восточную Пруссию и Германию, а оттуда с эшелоном уехал на Дальний Восток воевать с Японией. Там тоже довелось, как в 1941­м, попасть в окружение и спасаться от самураев на мотоцикле, до кости повредив ногу. В мирной жизни работал начальником отряда в казанской автоколонне 1187, которую возглавлял тогда офицер­фронтовик Георгий Лукьянов, дожил до 80 лет.

Ну а награды деда: два ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны II степени, медали «За оборону Сталинграда», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За победу над Японией», «Победа на Халхин­Голе» (монг. Халхын Голын Ялалт)  – сегодня дети фронтовика Валерий Степанович и Ирина Степановна хранят в назидание детям и внукам.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя