Немцы в Татарстане

0
235

 

«Казанские» немцы, немцы в Татарстане уважаемы и любимы, многие из них оставили замечательный след в истории, внесли огромный вклад в развитие науки и культуры. В Год Германии в России и Год историко-культурного наследия в республике нельзя не сказать о них с благодарностью.

«Лютеры» в Казани

В Татарстане около двух тысяч двухсот немцев. Они живут компактно в Казани, Набережных Челнах, Нижнекамске, Альметьевске и Бавлах. Да и эту «компактность» придаёт им объединение вокруг общественных организаций — местных отделений региональной национально-культурной автономии и Немецкого Дома республики. Больше всего немецких семей в Набережных Челнах, куда они приехали из Сибири, Казахстана и Средней Азии на всесоюзную стройку — КамАЗ, обретя в Татарстане новую малую родину. Так же сложились немецкие общины и в других крупных городах. Хотя на юго‑востоке республики, скажем, в Бавлах, Уруссу, живут в основном потомки трудармейцев и ссыльнопоселенцев военных и послевоенных лет. В сёлах немцев практически нет, лишь в районных центрах по нескольку немецких (преимущественно смешанных) семей.

А вообще на Руси немцы появились ещё при Рюриковичах, в основном торговцы, потом разные специалисты, как сказали бы сейчас. Многие приехали из Германии при императоре Петре Великом и особенно при императрице Екатерине Великой (урождённая принцесса София Фредерика Августа Ангальт-Цербстская-Дорнбург). Большинство нынешнего немецкого населения России составляют потомки немецких крестьян-колонистов.

В Казани немцы обосновались уже в шестнадцатом веке: взятые в плен во время Ливонской войны, они и шотландцы целыми тысячами были расселены в России с правом свободного исповедания своей веры, попали и на берега Волги. В лютеранской общине в Казани и одновременно в Нижнем Новгороде и других общинах Центральной России проповедовал пастор старейшего в стране лютеранского прихода церкви святого Михаила в Москве Йоахиме (Иоакиме) Скультете, бывший придворный священник голштинского герцога Магнуса фон Озеля, брата датского короля Фридриха II. Как и везде в тогдашней России, первых появлявшихся здесь протестантов называли «лютерами».

В 1767 году на Покровской улице (Карла Маркса, 26) Казани началось строительство лютеранской кирхи святой Екатерины. Этот год был знаменателен для немецких лютеран посещением города императрицей Екатериной II и приездом в казанский гарнизон полкового священника‑лютеранина. Утверждённый тогда в Казани немецкий приход церкви святой Екатерины включал в себя территорию Казанской губернии (в том числе Чистополь). Кирха была освящена и открыта в День святой Екатерины 7 декабря 1771 года. Она простояла всего три года, во время штурма Казани Емельяном Пугачёвым все её деревянные конструкции сгорели вместе с церковным архивом. Однако уже к 1777-м церковь восстановили на деньги прихожан, и уже в камне.

Селившиеся в Казани немцы в большинстве своём были купцами и ремесленниками, встречались среди них и учителя, профессора университета, чиновники и опять же разного рода специалисты. Причём специалисты подчас такие, каковых в России просто не имелось. Так что немцы в Казани были культуртрегерами и новаторами, стояли у истоков многих направлений местной науки, промышленности и торговли. Это архитекторы Амлонг, Гартман, Крамп, Ломан, Мальте, Мюфке, Ней, Песке, Руш, Тон, Шмидт, отец и сын Спориусы. В основном они и создали историческую часть Казани. Скульптор Самуил Гальберг стал автором памятника Державину. Обессмертили свои имена мастер «бронзовых дел» Христиан Денике, химик-неорганик и фармацевт Карл Клаус, выдающийся юрист и талантливый педагог, родоначальник российской цивилистики Дитрих Мейер, фотограф Герман Локке, художник-муляжист Эмилий Спориус, музыкант, директор Казанского музыкального училища Рудольф Гуммерт. Известными людьми были первый библиотекарь Казанского университета Максимилиан-Викентий-Людовик Сторль, а также сменивший на посту библиотекаря университета Николая Лобачевского профессор русской словесности Карл Фойгт; почти полвека директором этой библиотеки был профессор-востоковед Иосиф (Йозеф) Готвальд.

Как и повсюду в России, немцами были почти все врачи и аптекари города, а также профессора-медики: основоположник отечественной гистологии Карл Арнштейн, дерматовенерологи Александр Ге и Владимир Бургсдорф, анатомы Христиан‑Август Фридрих Паули и Пётр Лесгафт, аптекари Август Вагнер, Иоганн Бахман, Фердинанд и Эмиль Грахе и Иоганн и Арнольд Бренинги.

Немцы дали городу представителей ещё многих профессий и ремёсел: от математика Александра Нордена, инженера Владимира Шнеппа, создателя джазового оркестра Олега Лундстрема, руководителя и дирижёра оркестра кинематографии Виктора Деринга до булочника Эккермана. Даже первым шофёром в городе в начале двадцатого века стал немец Филипп Рудольф (шофёрское удостоверение за номером 1 и права на вождение он получил в 1912 году).

С открытием университета среди прибывших в Казань профессоров из Германии было немало лютеран. В 1816 году, «внимая желанию членов университета лютеранского исповедания» и по причине преклонности лет и «крайней дряхлости» прежнего пастора Христиана Гёринга, община избирает своим пастором публичного ординарного профессора университета И. М. Томаса.

В лютеранской церкви святой Екатерины был издавна установлен орган. В Национальном архиве Татарстана хранится «прошение органиста при лютеранской церкви» Иоганна Эндерса в шестигласную городскую думу от 16 февраля 1814 года.

Часть селившихся в Казани немцев придерживались также реформатского (кальвинистского) вероисповедания — даже знаменитый профессор Карл Фукс приехал в Казань реформатом. Но к началу девятнадцатого века лютеране и реформаты уже объединились в одну евангелическо‑лютеранскую церковную общину.

В первое время казанская община не была зарегистрирована в структуре Евангелическо-лютеранской церкви России. Годом официального основания казанского евангелическо-лютеранского прихода считается 1806-й. Приход вошёл в состав учреждённой в Саратове в 1819 году по указу Верховного Сената консистории.

Рост общины потребовал расширения церкви, лютеранам становилось тесно в её стенах. И в 1862–1865 годах на прежнем месте по проекту помощника городского архитектора Льва Хрщоновича, автора проектов известных в городе зданий Алафузовского театра и Александровского приюта, возвели новое кирпичное здание церкви в романском стиле с элементами готики. Оно было рассчитано на двести пятьдесят мест. Проект перестройки церкви был высочайше утверждён 4 мая 1861 года. Перестроенную церковь освятили 1 декабря 1863 года. На Арском поле общине принадлежало также лютеранское кладбище с деревянной сторожкой.

В 1903 году церковное здание основательно отремонтировали.

В помещениях лютеранской кирхи не только проводились богослужения. Говоря современным языком, здесь располагался национально-культурный центр немецкой общины города. Пел немецкий хор, ставились пьесы на немецком языке, по системе Фрёбеля занимались по воскресным дням дети из немецких и смешанных семей. Работала при кирхе и начальная школа, по окончании которой дети продолжали учёбу в других учебных заведениях. В 1860 году в этой школе занимались двадцать пять учеников.

В 1904–1906 годах в евангелическо‑лютеранской церкви святой Екатерины насчитывалось до 1075 прихожан. Это было лучшее время для общины.

Уничтожение церкви и общины

После долгих лет благополучной размеренной мирной жизни первые стеснения и неудобства в отправлении религиозных обрядов немцы-лютеране Казани стали испытывать с началом Первой мировой войны: в обществе нарастали шовинистические настроения. Но гораздо большую опасность для самого существования лютеранской церкви принесли с собой антирелигиозные идеи победившей Октябрьской революции 1917 года и насильственное их внедрение. Полнокровная жизнь лютеранской общины Казани в течение двух столетий обеспечивалась регулярными весомыми пожертвованиями состоятельных прихожан, однако за годы революции и гражданской войны их число резко убавилось. Собственность большинства была экспроприирована по мандатам новых властей, часть прихожан эмигрировали или просто были уничтожены.

Согласно архивным документам, в 1926 году лютеранство официально исповедовали лишь пятьдесят три жителя города. По новому советскому законодательству такого количества прихожан было недостаточно для сохранения общины. Тем не менее, 17 июня 1926 года Казанская лютеранская община заключает с Казгорсоветом договор о бессрочном пользовании зданием лютеранской церкви святой Екатерины и евангелическо-лютеранским кладбищем Казани.

По церковной конституции 1924 года к Евангелическо-лютеранской церкви России было отнесено сто девяносто приходов, организованных в семнадцать синодальных (пробстских) округов. Казанский приход входил в состав Поволжско‑Камского округа с центром в Нижнем Новгороде.

В приходе с 1768 по 1933 год служили пасторы Август Кристоф Виттнебен, Иоганн Густав Лютер, Филипп Христиан Михаэль Гёринг, Иоганн Михаэль Томас, Карл Эдуард Кофки, Петер Август Пундани, Рихард Генрих Валькер, Эдуард Карл Гохайзель и Альфред Бюттнер. В памяти казанских немцев — старожилов города остался часто приезжавший в Казань для совершения религиозных таинств Эрнст Фридрих Йозеф Гольцмайер, возглавлявший Поволжско-Камское пробство.

Последние два месяца 1929 года стали последними и для лютеранской церкви в Казани, и для самой лютеранской общины. Десятого ноября общее собрание лютеран постановило «сделать всё зависящее от прихожан, чтобы обеспечить дальнейшее существование церкви и общины». Однако в заявлении приходского совета лютеранской общины Казани в НКВД ТАССР от 13 ноября 1929 года говорится следующее: «Фактическое претворение в жизнь означенного постановления оказалось невыполнимым, т. к. нет возможности собрать требующегося по закону числа подписей под договором. Вследствие изложенного церковный совет вынужден общину ликвидировать и просит Народный Комиссариат Внутренних дел, сделать зависящее распоряжение о приёме церковного имущества согласно существующих описей». 14 ноября в НКВД ТАССР поступает заявление пастора лютеранской общины Казани Бюттнера: «Довожу до сведений НКВД, что вместе с ликвидацией ев. лютеранской общины я прекращаю заниматься священнослужением и прошу меня из числа служителей церквей г. Казани исключить». 19 ноября Народный Комиссариат Внутренних Дел — «ввиду поданного заявления церковным советом ев. лютеранской религиозной общины по ул. Карла Маркса д. 26 об отказе от пользования церковным зданием» — объявляет, что «в течение недельного срока от сего числа верующие граждане евангелическо‑лютеранского вероисповедания могут подать в НКВД заявление о желании взять в пользование указанное здание для богослужебных целей. По истечении недельного срока здание будет закрыто». 6 декабря Президиум ЦИК ТАССР принимает по представлению НКВД постановление: «действие договора, заключённого Казгорсоветом с общиной евангелистовской лютеранской церкви, прекратить и церковь закрыть, передав здание в распоряжение Казгорсовета для использования под культурно‑просветительное учреждение».

Последним аккордом в этой печальной истории может послужить текст постановления Президиума ЦИК ТАССР от 27 декабря 1929 года: «Передать орган из закрытой лютеранской церкви в распоряжение Восточного музыкального техникума, предложив НКПросу оформить эту передачу по согласованию с НКФ (Госфонд)». В конце концов разобранный на части церковный орган закончил свою жизнь на чердаках местного музучилища.

Новым хозяином церковных помещений стал НКВД ТАССР, затем МГБ, МВД… Собственно, хозяин оставался один и тот же, менялись лишь названия органов внутренних дел. Бывший молельный зал со временем превратили в спортивный зал общества «Динамо». Все строения вокруг основного церковного здания были снесены либо стали частью пристроенных к зданию помещений клуба (культурного центра) МВД. Клубные помещения органов внутренних дел республики слились со старинным зданием кирхи в единый архитектурный ансамбль, охватив его плотным полукольцом. Обитатели этих помещений за многие десятки лет уже почти забыли, в чьём владении и пользовании находилось когда-то старинное здание.

Так было до осени 1996 года.

Начало возрождения

За советские десятилетия ассимиляция немецкой общины, ускоренная тяжёлыми бедствиями Второй мировой войны, а также глубокая атеизация общества изуродовали духовную жизнь казанских лютеран, практически сведя её на нет. Если в первые годы после национализации здания кирхи немцы-лютеране ещё продолжали собираться небольшими группами на частных квартирах, лишь условно соблюдая церковную традицию, уже без участия рукоположенных в сан пасторов, то ко второй половине тридцатых и евангелическая, и национально-культурная традиции были окончательно прерваны. Большинство представителей немецкой общины города были репрессированы как буржуазные элементы (они поначалу не бедствовали), как троцкисты и иные оппозиционеры (это были образованные люди) и как германские шпионы (так как были немцами). В годы же последней страшной войны лучше было вовсе не быть немцем — это оставляло шанс выжить.

С тех пор история российских немцев обернулась национальной трагедией. И сейчас у народа со своеобразной самобытной историей, ставшего в конечном итоге субэтносом одновременно двух этносов — немецкого и русского, осталось мало шансов сохраниться.

Лишь с началом перестройки в СССР заговорили о национально-духовном возрождении. В один из осенних вечеров 1990 года шесть казанских немцев, собравшись для дружеского общения, приняли историческое решение: воссоздать и официально зарегистрировать Евангелическо‑лютеранскую церковную общину Казани. Мы были полны решимости добиваться возвращения ей здания церкви, задумали организовать национально-культурное общество для объединения всех немцев, желающих национального самосохранения, не утративших интереса к родному языку и культуре. Это были Елена Оттовна Вегнер, Роберт Рудольфович Нольте, Георгий Оскарович Эльстинг, Александр Николаевич Кошель, Владимир Яковлевич Шаберт и автор этих строк (первые пятеро уже давно стали гражданами Федеративной Республики Германия).

Начали с совместного изучения Библии и самостоятельного проведения богослужений на частных квартирах. Первыми проповедниками возрождённой лютеранской общины стали Георг Эльстинг и Давид Викторович Эпп. Возрождённая община всегда будет помнить их духовное подвижничество.

Собрание учредителей воссоздаваемой в городе лютеранской церковной структуры мы провели 4 октября 1990 года. Официально наша лютеранская церковная организация была зарегистрирована Исполнительным комитетом Казанского городского Совета народных депутатов 21 ноября 1990 года под названием «Религиозное общество Евангелическо-лютеранской церкви». Первым председателем совета церковной общины избрали Александра Кошеля.

Вскоре после воссоздания лютеранской общины она арендует — совместно со светским немецким обществом — помещения в Клубе МВД Татарстана, исторической частью которого являются помещения бывшей лютеранской кирхи. В этих арендуемых помещениях и проходила в 1990–1996 годах вся этнокультурная и духовная жизнь немцев Казани.

После наших семилетних дипломатических усилий по возвращению немецкой лютеранской общине её исторического наследия — здания кирхи — это, наконец, свершилось. Одиннадцатого декабря 1996 года мэр Казани Камиль Исхаков торжественно вручил символический ключ от старинного здания прибывшему в Казань по нашему приглашению епископу Евангелическо-лютеранской церкви Европейской части России Зигфриду Шпрингеру. В этот же день была увековечена память знаменитого культуртрегера, врача, этнографа, учёного-естествоиспытателя, профессора и одного из первых ректоров Казанского университета Карла Фукса (это наша гордость и наше знамя!). В торжествах участвовали многие российские и зарубежные гости, в том числе заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания России Василий Лихачёв, послол ФРГ в России Эрнст-Йорг фон Штуднитц.

С 1995 года в лютеранской общине Казани служат германские пасторы: сначала Теодор Артур Русс из северогерманского города Эльмсхорна, затем Кристиан Херман из Людвигсхафена.

В апреле 2012 года представители евангелическо-лютеранских общин Казани, Набережных Челнов, Нижнекамска, Ижевска и Чебоксар решили создать Поволжско-Камское пробство.

Казанские немецкие общества

Первая после длительной исторической паузы светская организация российских немцев в нашем городе — Казанское общество немецкой культуры — была образована на учредительном собрании 5 марта 1991 года. На собрании в Молодёжном центре автора этих строк избрали первым его председателем.

Общество сразу начало активно действовать: постоянно проводились лекции, беседы, встречи, курсы немецкого языка для детей и взрослых, начинающих и продолжающих, репетиции и спевки образованного при Обществе камерного хора «DornenKrone». И уже в конце сентября немцы Татарстана встретились с руководством новообразованного Союза немцев СССР. Наши делегации участвовали в подготовке и работе всех национальных форумов немцев страны, называвшихся тогда ещё «советскими немцами».

К лету 1993 года активность работы Общества стала падать: одни его члены отошли от дел, другие уехали в Германию. Тогда мы создали новую организацию — Казанское немецкое общество имени Карла Фукса.

В первую очередь вместе с советом лютеранской общины начали более решительно добиваться полного возвращения кирхи. Мечтали, что её помещения станут базой для создания духовного и национально-культурного центра немцев в Татарстане и соседних республиках и областях. Общество стало учредителем Международного союза российских немцев и Землячества немцев Поволжья, оно входит в Ассамблею народов Татарстана.

Мы возродили в нашем городе внимание к его почётному гражданину Карлу Фуксу. После наших настойчивых обращений к городским властям Фуксовскому саду было подтверждено его официальное название, он был расширен и облагорожен. А 11 декабря 1996 года — в день подписания ровно сто лет назад высочайшего императорского Указа об увековечении памяти Карла Фукса в названиях сквера и улицы в Казани — в саду был установлен великолепный бронзовый памятник Карлу Фуксу. На немецком кладбище на Арском поле вблизи его могилы появился надгробный камень с обелиском, в университете прошли Фуксовские чтения.

С начала 1990-х годов мы взяли под опеку все немецкие могилы в Казани. Ежегодно в последние дни августа на убранных могилах немецкого кладбища на Арском поле возжигаются свечи и проводится траурный молебен (28 августа в общине День памяти и скорби российских немцев — с этого дня в 1941 году перестала существовать автономия немцев Поволжья).

Уже более двадцати лет действуют курсы немецкого языка. Несколько раз мы устраивали выставки работ казанских художников немецкого происхождения.

В 1997 году на базе немецких общин Казани, Набережных Челнов, Нижнекамска, Альметьевска и Бавлов была образована Национально-культурная автономия немцев Татарстана. Она входит в состав Федеральной национально-культурной автономии «Российские немцы» и Общероссийской ассоциации общественных объединений.

В 2000 году организации российских немцев республики учредили совместно с администрацией Казани автономную некоммерческую организацию «Немецкий Дом Республики Татарстан». Она заботится о материальной базе наших культурных проектов, взяла под свою опеку выпуск газеты межнационального общения «Это наша газета».

Далеко за рамки немецкой общины республики выходит деятельность Немецкого Дома в Ассоциации общественных объединений «Международный союз немецкой культуры». В 2001 году Немецкий Дом участвовал в создании международного фонда «Казанский Дом Европы», на базе Немецкого Дома был учреждён Казанский клуб ЮНЕСКО.

Спустя некоторое время двадцать четыре молодых человека создали при Немецком Доме молодёжный клуб «Perlenkette». Сейчас им руководит выпускница двух университетов — в Казани и Регенсбурге — Марта Галицкая (Зименс). Клуб организует общение на немецком языке, германо‑российские молодёжные обмены, работу международного молодёжного двуязычного интернет-радио «Radius», театральной и хореографической студий, вокальной группы. В планах — концерты, походы, развитие связей с другими молодёжными немецкими организациями в России, Германии и других странах.

В Год историко-культурного наследия Татарстана Немецкий Дом планирует издать книгу-альбом «Казань 100 лет назад на фотографиях и открытках», готовится сборник сказок немецких писателей на татарском языке. В зале истории и культуры немцев Татарстана в Немецком Доме развёрнута выставка фотографий Казани, сделанных аптекарем Арнольдом Ивановичем Бренингом. Мы хотим установить в историческом центре Казани его бронзовую скульптуру, которая станет одним из символов вклада немцев в развитие города и российскую культуру.

Виктор ДИЦ

Диц Виктор Георгиевич — председатель Национально-культурной автономии немцев Татарстана, председатель Казанского немецкого общества имени Карла Фукса, директор Немецкого Дома Республики Татарстан.

Журнал «Казань», № 9, 2012

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя