Боже, царя храни…

0
62

 

Юбилеи династии Романовых в России всегда отмечались с размахом. И начало XX века не было исключением. Казань, как один из процветающих городов России, устраивала по этому поводу пышные празднества. А в это время страна жила своей жизнью… 

Накануне

В России процветала преступность — из разных мест приходили известия то о крупных аферах, то о страшных грабежах и убийствах. Казань не отставала. Громкими стали аферы с невестами для туркменских женихов, когда подставные «муллы» и «готовые к замужеству» молодые красавицы-татарки разыгрывали для доверчивых гостей из Бухары целые спектакли. Или история с самозванцем Билишниковым — больно уж завидно было для шпаны положение полицейского агента. Билишников появлялся в какой-нибудь деревне, объявлял себя спецагентом и следователем, вызывал урядника и начинал обход зажиточных изб. Грозил, бил людей, требовал сознаться в каком-нибудь выдуманном преступлении, обещал иголки под ногти вгонять. Показывал бумаги на имя агента нижегородского сыска по фамилии Гудок. Разумеется, пил и гулял за счет крестьян. И все верили — агент! В реальной жизни, кажется, выше полового в трактире не поднимался. Но фальшивые документы имел. Кончились его похождения, когда представители сельской администрации сподобились, наконец, оформить запросы.

13 февраля 1913 года завершился наделавший много шуму открытый процесс над душегубами Болдиным и Жамковой. Еще 21 мая 1912 года к домовладелице Купидоновой на Поповой горе (ныне Тельмана) прибежала квартирантка, рассказавшая, что ее соседи, доктор Попов со свояченицей, обнаружены ею некоторое время назад с разбитыми в кровь головами. Разыскали и опросили извозчика, отвозившего отсюда в три часа утра угрюмого длинного мужчину и женщину, по виду прислугу, с тяжелыми узлами, в овраг между Первой и Второй горами (ныне Ульяновых-Волкова), к дому Павлова. Преступники попытались скрыться. Взяли их в Царицыне, куда пришла телеграмма казанского сыскного отделения, выяснившего по железнодорожным бумагам номер багажа «Черновой» — подруги длинного. Получателей груза арестовали. Мужчина предъявил документы на имя дворянина Кипарисова, в действительности это был мещанин Болдин. Этапированный в Казань, на допросе у начальника сыска полковника Савиновского он рассказал, как было дело. В Казани они оказались с одной целью — ограбить подходящую квартиру, для чего Болдин и велел своей сожительнице устроиться к «приличным людям». Поначалу преступники думали искать тайники, где, по их разумению, доктор хранил деньги и ценности. Не найдя их, решились на грабеж. Когда в два часа ночи доктор пришел домой, его встретили ударами мясорубкой по голове. Полумертвого Попова Болдин удушил веревкой на спинке кровати. Свирепо расправился и с его свояченицей. «Дворянин Кипарисов» сознался еще в ряде зверских убийств, в частности, помощника начальника Астраханской тюрьмы. До приговора он не дожил — помер от чахотки, а Жамкова получила 15 лет каторги. Кстати сказать, уже состоявшиеся смертные приговоры царский юбилейный указ заменил 20 годами каторги.

В этом же году до Казани впервые добрались своего рода «письма счастья». Один торговец неожиданно получил известие из Испании: в Мадриде скончался дальний родственник и завещал ему миллионное состояние. Была при извещении и выписка из духовного завещания, засвидетельствованная должным образом. Одно было плохо — завещатель умер в тюрьме. Он убил человека, и, кроме уголовной кары, ему назначили выплаты семье жертвы. 2000 рублей — сущие пустяки в сравнении с миллионами. Наследнику нужно было только послать деньги в Испанию. А там немедленно снимут запрещение с наследства и пришлют в Казань капиталы. Так сообщалось в бумаге из Мадрида. Торговец проявил разумную осторожность, не поверив в извещение.

Власти на появление темных элементов накануне юбилея реагировали очень быстро. 21 февраля, когда назначены были главные церемониалы, императорским указом повелено было выпустить из тюрем некоторую часть сидельцев — в Казани 300 человек. Их не оставили без внимания и сопровождения. В самом городе после 1905 года развелось множество хулиганов. Вследствие неурожая 1911 года сюда из деревень понаехала безработная, неквалифицированная молодежь. Казанское «дно» разрасталось и требовало неусыпного надзора. Хулиганов, ломающих чужие двери и ворота, решили наказывать по примеру Петербурга. Дума приняла постановление, которое позволяло применять к ним меру в виде штрафа в 500 рублей и трехмесячный арест.

«Без копейки пользы»

Сказать по правде, главным подарком к 300-летнему юбилею династии планировали сделать пуск железнодорожного моста через Волгу — ему даже имя «Романовский» исходатайствовали. Надеялись, что событие произойдет в феврале, как раз к началу юбилейных торжеств. Но не вышло. Было обидно: в Ярославле-то получилось открыть мост в феврале. К испытаниям моста в Казани приступили в мае, а открыли официально только в июле. Это был уже иной коленкор, да и царь на открытие не приехал. Может, и интриги сыграли роль: биржевой комитет Нижнего Новгорода на всю Россию голосил, что железнодорожный путь до Казани перевернет весь исконно-посконный товарооборот, нарушит «единственно верный» маршрут следования товаров и денег — через Нижний, разумеется…

Была мысль обставить все подешевле, попроще, воспользоваться декорациями и драпировками, сделанными к 200-летнему юбилею Отечественной войны 1812 года. Некоторые даже говорили, что из 4000, потраченных тогда, половина ушла на банкет. И делали вывод: хватит и 2000 рублей. Но полковник Гусев из штаба округа, руководивший подготовкой, публично утверждал: «Это полная брехня, а банкет устроил не город, а Военно-историческое общество». В проекте на 21 февраля, годовщину избрания Романовых на царство, он записал «ледяные аллегорические статуи», «шествие бояр», игры, фейерверки, транспаранты, украшение трамваев, «живые картины», карнавалы, ледяные горы, карусели, оркестры, бесплатное кино и театр детям утром… Директор казанского трамвая Рутковский всецело поддерживал Гусева, обещал трамвай до утра и 300 бесплатных проездных билетов для бедных учеников с окраин.

Заведующий городской электростанцией Соколовский и инженер Иванов тут же прикинули, сколько будет стоить электроэнергия: 2000 рублей! И хоть энергетики пообещали взять за свет «без копейки пользы», только по себестоимости, члены юбилейной комиссии и городской управы замахали руками — «Дорого!» И подсократили смету с 5000, исчисленных Гусевым, до 3000 рублей. Дума давала 1500, Общество народной трезвости выделяла 700, городская финансовая комиссия выписала 500 рублей. Остальное пришлось добирать из прочих источников.

Гласный Думы Чернояров саркастически предлагал: «Обяжите патриотов посетить юбилейный спектакль в театре по цене не ниже 3 рублей за билет, а ложи продавайте за 25». Смета городского бюджета была с дефицитом в 14000 рублей. Чтобы сбалансировать ее на 1913 год, убрали часть текущего ремонта, повысили арендную плату за городские земли, весовой сбор за пользование городскими весами. Активно обсуждали, кого лучше взять комиссионером нового городского займа. Шло много предложений. Даже редакция журнала «Домовладение и городское хозяйство» предлагала свое участие в исходатайствовании ссуды из кассы Горземкредита министерства финансов. Город планировал большие траты: хотел выкупить у клыковских крестьян землю под общегородскую свалку. Обыватели анархически вываливали мусор на берег Волги между Варламовской и Посадской.

Управу критиковали за то, что из обзора деятельности сельхозотдела нельзя было понять, кому в обществе пчеловодов разошлись беспроцентные ссуды на 15000 рублей правительственных денег. В управе ежегодно был перерасход на содержание канцелярии. В ревизионной комиссии заседали нередко лица, представлявшие комитеты и отделы, дела которых ставили на ревизию.

Дума вообще кипела: уж лучше бы юбилей отметили постройкой дома для бедных! Левые называли планы юбилейной показухи «кадетской отрыжкой» и клеймили городского голову Бекетова за пустое транжирство и слабое ведение хозяйства. Намекали на судьбу чистопольского головы Сушко, путавшего городскую кассу с собственным кошельком. Кстати сказать, татарская общественность на своем январском собрании в зале биржи тоже ожесточенно спорила, но в другой плоскости: отдать ли предпочтение учреждению приюта в честь юбилея или принять решение начать сбор средств и документов на учреждение мусульманской женской гимназии. В итоге согласились работать по обоим направлениям. И в несколько дней собрали 40 тысяч рублей.

Юбилейная комиссия создала четыре районные комиссии — соответственно юрисдикциям полицейских частей. И назначила туда самых заметных гласных: Олешкевича, Черноярова, Киселева, Свешникова, Писарева, Землянова, Питкянена, Алафузова, Чеснокова… Комитеты эти производили в праздники раздачи бедным городских бесплатных дров и обедов или заменяли их выдачей чаю и сахару.

 

Государь всемилостивейше повелеть соизволил благодарить за принесенные всеподданнейшие поздравления, вознесенные молитвы и выраженные чувства по случаю 300-летия дома Романовых:

1.Население 5-го земского участка Цивильского уезда;

2.Больше-Фроловское кредитное товарищество Тетюшского уезда;

3.Мусульманское население Лаишевского уезда;

4.Указных мулл и мусульман Шалинского сельского общества.

 

«Невиданные в Казани торжества»

Утро четверга 21 февраля выдалось пасмурное, снежное, не обещавшее хорошего дня. Но к 10 часам метель утихла, снегопад прекратился. Все население высыпало на улицу и устремилось к крепости. Пока в кремлевских соборах была литургия, на Ивановской площади перед Спасской башней шел развод войск к параду. Полки кавалерии, пехоты, бригада артиллерии шпалерами выстраивались вокруг памятника Александру II. В полдень движение на улице встало. Вдоль взявших на караул войск под звуки военных оркестров, игравших «Коль славен», к помосту пошли почетные гости, публика, крестные ходы. Приехал корпусной командир генерал-лейтенант Гейсман. В Думе открылось торжественное заседание.

Официальным лицам и приглашенным надо было чертом вертеться, чтобы поспеть с мероприятия на мероприятие. Парад у памятника закончился в третьем часу. А сбор в Дворянском собрании был назначен на два часа пополудни. Здесь было центральное событие. Чтобы оно прошло с блеском, вывернули наизнанку весь городской питомник. Кадки с пальмами, фикусами, лаврами привезли в Собрание и расставили на лестничных площадках и в залах, которые наполнились мундирами, сюртуками, фраками, бальными платьями. Стрижевский, Гейсман, Боратынский, заместитель Бекетова Осипов, Землянов, Юнусов, председатель суда Казин и другие особы стояли у гипсовых статуй монархов в средневековом одеянии и бюстов всех царей и цариц и принимали возложение венков: от земства, города, биржи, мусульманского общества, мещанской управы, евреев, спортивного общества «Беркут»… Дворянство ликовало. Царь юбилейным указом «сложил» с хозяев имений, разоренных в «беспорядки», ссуды, которые давали на восстановление хозяйств. Государь пустил на торги и часть своих семейных земель — для образования своего «именного» капитала в 50 миллионов рублей «для укрепления сельского быта», то есть перекачки активов в карманы узкого круга приближенных лиц.

Вальсы, кадрили, мазурки, котильоны — «легких танцев не было». За стол уселись в два часа ночи, после чего бал продолжился.

В половине седьмого вечера началась иллюминация города. Улицы совершенно преобразились. Прожекторы, установленные у Кремля и университета, прорезывали лучами небо над городом. Контуры и карнизы домов были увешены сотнями разноцветных лампочек, блестящими вензелями и транспарантами. Здание окружного суда украшалось статуей Фемиды в электрическом ореоле лампочек и пихтовыми гирляндами. На фронтоне гостиного двора сияла громадная электрическая звезда. Пассаж вытянул гирлянды лампочек через улицу. Управа выложила вензель. Дом и магазин Мукминована на Проломной выложил в своих громадных витринах азиатской обувью инициалы монархов. Стены были украшены надписями на русском и татарском языках «Да здравствует дом Романовых!» Государственный банк украсился целым созвездием богато выполненных вензелей. У городского театра стояли ледяные статуи «Россия» и «Сусанин». Художественная школа, клиники, коммерческое училище, бактериологический институт, штаб округа, госпиталь были залиты морем огней. Богатые выезды, клячи «барабусов», автомобили, пешеходы — все стремилось на Воскресенскую улицу, к Кремлю. На тротуарах стеной стояли толпы, среди которых сновали многочисленные фотографы с аппаратами. Трамваи непрестанно трезвонили, не в силах пробить себе проход в этом скопище. Каждый вагон имел электрическую «живую картину», изображающую разные моменты из жизни монархов. Из конца в конец улицы перекатывалось нескончаемое «ура». Возле «ледяного дома» у входа в университет — он изображал дворец Романовых в Костроме — пели гимн. И флаги, флаги, флаги …

Гулянье вовсю шло и в других местах города. В Академической слободе для праздника выбрали площадь между Духовной академией и Госпитальным оврагом. На Юнусовской уже к полудню собралось до десяти тысяч человек. Прошел молебен о здравии царствующей фамилии, начались игры и гулянья. Вечером зажгли 600 лампочек, запустили 1000 ракет. К семи часам приехал губернатор Стрижевский, экипаж которого под уздцы провели к соборной мечети, где его встречал мулла Галеев…

Потомки Романовых

Когда в конце ХХ века в «обновленной» России в определенных кругах возникла идея о восстановлении самодержавия, вспомнили о Георгии Михайловиче Романове-Гогенцоллерне. Он родился 13 марта 1981 в Мадриде. Георгий — потомок дома Романовых по линии матери, признаваемый частью монархистов (кирилловцами). Единственный ребенок Марии Романовой и принца Прусского Франца Вильгельма. История этой семьи — Кирилловичей — на фоне трагической судьбы всего дома Романовых выглядит фарсом. Родоначальник семьи, великий князь Владимир Александрович, был третьим сыном Александра II, то есть на престол не рассчитывал и к нему не готовился. Именно этим объясняется та досадная оплошность, которую глава Кирилловичей допустил при женитьбе: его невеста, принцесса Мария Александра Мекленбург-Шверинская, хотя и взяла при вступлении в брак русское имя Мария Павловна, но в православие не перешла, оставшись лютеранкой. Это дало право противникам их сына Кирилла заявлять, что тот не имеет права не только на русский престол, но и вообще на звание русского.

Однако до поры Кирилловичи ни на что и не претендовали. Старший брат Владимира, царь Александр III, был здоров и бодр, у него подрастали сыновья Николай, Георгий и Михаил. Боковым ветвям династии рассчитывать было не на что. Все изменилось, когда умер Александр III, а жена Николая II, Алиса Гессенская, так и не смогла родить здорового наследника. На долголетие царевича Алексея никто не рассчитывал, Кирилловичи зашевелились. Великую княгиню Марию Павловну срочно, задним числом, перекрестили в православие, но все испортил Кирилл Владимирович, которого семья прочила в наследники. В 1905 году великий князь женился на принцессе Виктории-Мелитте Саксен-Кобург-Гота, неправославной и, хуже того, разведенной. Николай II и в особенности императрица Александра Федоровна, давно и настороженно следившие за маневрами Кирилловичей, немедленно воспользовались моментом: Кирилл Владимирович и все его потомство были законодательно, именным императорским указом лишены всех прав членов императорской фамилии, включая (и это оговаривалось особо) права на наследование престола.

Фото: строительство железнодорожного моста через Волгу

Понятны теперь причины, по которым Кирилл Владимирович в феврале 1917 щеголял по Петрограду с красным бантиком, на что ему потом пеняли в эмиграции монархисты. Он очевидным образом рассчитывал, что Учредительное собрание, в пользу которого отрекся, вслед за Николаем II, великий князь Михаил, призовет на престол именно его как ближайшего наследника и к тому же жертву николаевского произвола. Однако революция пошла немного не так и не туда, куда хотелось Кириллу и Кирилловичам. Из России пришлось бежать. В 1924 году, находясь в Кобурге у родственников жены, Кирилл Владимирович неожиданно провозгласил себя императором всероссийским Кириллом I, чем внес окончательный раскол в и без того перессорившуюся между собой русскую эмиграцию. Конфликт между «кирилловцами» и их противниками длится до сих пор, и, надо сказать, Кирилловичи не устают подогревать его все новыми скандалами.

Сын Кирилла, Владимир, воздержался от того, чтобы провозгласить себя императором после смерти отца в 1938 году, ограничившись званием «главы Российского императорского дома». Однако женился великий князь Владимир Кириллович в строгом соответствии с семейной традицией — то есть со скандалом на всю династию. Избранницей великого князя стала Леонида Георгиевна Багратион-Мухранская, дочь самозванца Георгия Ираклиевича Багратиона, провозгласившего себя в эмиграции претендентом на грузинский престол. Хуже того, Леонида Георгиевна на момент венчания с Владимиром Кирилловичем находилась в разводе с американцем (неправославным!) Самнером Муром Керби и имела от этого брака дочь. На каком основании дочь Владимира Кирилловича и Леониды Керби получила титул великой княгини Марии Владимировны, неизвестно.

В 1976 году Мария Владимировна вышла замуж за Франца-Вильгельма Гогенцоллерна, принца Прусского. Их сын, вопреки правилам обоих, российского и германского, императорских домов, получил фамилию матери. Успех столь сомнительной династии, как Кирилловичи, в России в начале-середине 1990-х можно объяснить разве что незаурядными актерскими и пиаровскими способностями Марии Владимировны и, в меньшей степени, Владимира Кирилловича да, пожалуй, еще общей востребованностью «монархической идеи»

Финалом несостоявшейся реставрации монархии стала церемония захоронения останков Николая II и членов его семьи в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга в июне 1998 года. Сегодня в среде православных и значительной части русских монархистов превалирует идея о приглашении на российский престол кого-то из английской королевской семьи. Чаще всего называют имена принца Чарльза и Майкла Кентского. Напомним, отец Чарльза герцог Филипп родился и некоторое время жил в Греции. Его отцом был греческий принц Андрей, а бабкой была Ольга Константиновна, великая княжна из дома Романовых. Кстати, муж королевы Англии Елизаветы герцог Филипп — православный по вероисповеданию. В Англии часто говорят, что и сам Чарльз тайно принял православие. Во всяком случае, в православном мире (а этот мир, напомним, кроме России составляют Греция, Болгария, Украина, Румыния, Сербия, и т.д.) принц Чарльз воспринимается как их главный опекун, нечто на уровне «гражданского вселенского Патриарха». Интерес к православию возник у Чарлза с 1996 года, и он стал дважды в год посещать Святую гору, постоянно останавливаясь в Ватопедском монастыре, иногда более чем на месяц. Принц Уэльский открыл на территории монастыря отреставрированную церковь св. Евдокима. Средства на это были предоставлены обществом «Друзья горы Афон», шефом и одним из спонсоров которого он является.

В очереди на трон

В России закон о престолонаследии появился при императоре Павле I. Он написал его текст, когда еще был наследником престола, при жизни своей матери — императрицы Екатерины II. И потом, когда вступил на престол, в день своей коронации — 5 апреля 1797 года — закон обнародовал и, таким образом, ввел в действие. Закон основан на праве мужского первородства. Он не исключает женщин из престолонаследия, но предоставляет преимущественное право мужчинам. Лишь когда пресекается последняя мужская династическая линия, женщина может наследовать престол сама. Закон императора Павла удивительно четок, краток и ясен. Он всегда указывает на единственное лицо, которое является главой дома — императором или императрицей де-юре.

Сейчас в России нет монархии, но династия всегда возглавляется одним лицом, которое наследует все права и обязанности по закону Павла I. И если народ когда-то захочет восстановить монархию, то только это лицо может вступить на престол. Любой другой вариант явится узурпацией. Сегодня, в силу закона о престолонаследии, главой императорского дома Романовых является великая княгиня Мария Владимировна. Ее наследник — сын, великий князь Георгий Михайлович. Это лица, из которых в настоящий момент состоит Российский императорский дом. Все остальные родственники членов династии, которые эмигрировали из России и спаслись после революции, происходят от браков, не соответствующих законам династии. Поэтому к династии они не принадлежат, не могут ее возглавлять и обладать правами на престол.

Правда, есть целый ряд лиц, которые в настоящий момент не принадлежат к Российскому императорскому дому, но имеют гипотетическое место в очереди российского престолонаследия. Точно так же, как великая княгиня Мария Владимировна и великий князь Георгий Михайлович занимают свое место в порядке наследования престола Великобритании — в качестве прямых потомков королевы Виктории. Они, конечно, довольно далеко в этой очереди. А бабушка великой княгини Марии Владимировны — императрица в изгнании Виктория Федоровна — была одно время на восьмом месте в порядке британского престолонаследия, то есть, очень близко. Этот ряд лиц появился потому, что многие представительницы Российского императорского дома выходили замуж за европейских принцев, иногда даже царствующих монархов. Они переезжали в страны, где были их мужья, у них было потомство. И вот это самое потомство по женской линии, в силу закона императора Павла I, находится в гипотетической очереди российского престолонаследия.

Как сейчас выглядит очередь? После ныне здравствующей главы императорской семьи великой княгини Марии Владимировны и великого князя Георгия Михайловича престол будут наследовать его потомки. Если же эта линия пресечется, права на престол имеют, в первую очередь, потомки тети великой княгини Марии Владимировны — великой княгини Марии Кирилловны, принцессы Лейнингенской. Затем право на престол имеют потомки второй тети великой княгини Марии Владимировны — великой княгини Киры Кирилловны, которая была замужем за главой германского императорского дома принцем Луи Фердинандом. У них также было несколько детей, есть много внуков.

Затем — потомство великой княгини Елены Владимировны, сестры дедушки великой княгини Марии Владимировны, первого императора в изгнании Кирилла Владимировича. Елена Владимировна вышла замуж за принца Николая Греческого, у нее было три дочери. Все они вступили в равнородные браки, у них есть потомство — в том числе принц Майкл Кентский. Опять же, Майкл Кентский больше известен в России, но вообще-то герцогом (то есть старшим в линии) является его старший брат Эдвард. Поэтому, если бы до этой линии дошла очередь в престолонаследии, преимущественное право имел бы не принц Майкл, а его старший брат. Когда говорят, что принц Гарри мог бы наследовать российский престол, в этом есть доля истины: его дедушка, принц Филипп, — потомок великой княгини Ольги Константиновны, королевы Эллинов, дочери великого князя Константина Николаевича, внучки императора Николая I. Поэтому у принца Гарри есть кровь Романовых, и он может теоретически считаться в очереди на престолонаследие. Но для того, чтобы права на российский престол дошли до принца Гарри, необходимо, чтобы вымерла большая часть европейских династий, чего, надо надеяться, не произойдет.

Подготовил Иван ЩЕДРИН

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя