ЭТОГО ЦЕНЗОРЫ НЕ ПРОПУСТЯТ

0
53

Счастливые часов не наблюдают… А судьи кто? Служить бы рад, прислуживаться тошно. Свежо предание, а верится с трудом… Кто из нас не слышал или сам не употреблял в повседневной жизни эти крылатые слова? Некоторые из нас и не предполагают, что все они принадлежат перу одного человека, вложившего их в уста героев своей пьесы

 

Александр Сергеевич Грибоедов (1795-1829) — один из самых образованных и талантливых людей своего времени. Да и нашим современникам этот необыкновенный человек даст сто очков вперед. Трудно поверить, но факт: в одиннадцатилетнем возрасте Александр был уже студентом Московского университета, а в 1808 году стал кандидатом словесных наук. Затем он закончил еще два отделения университета — нравственно-политическое и физико-математическое. Он был одарен и музыкально — не только блестяще играл на нескольких инструментах, но и сочинял музыку.

Особые способности были у него к языкам — знал их около десятка. Владел французским, английским, немецким, итальянским, со временем изучил арабский, персидский, турецкий, что очень пригодилось ему в дипломатической работе, в составлении высоких государственных документов и ведении переговоров с противниками и соратниками.

В годы Отечественной войны 1812 года Александр Грибоедов стал добровольцем, в звании корнета служил в кавалерийском полку.

В начале 1816 года вышел в отставку и переехал жить в Санкт-Петербург. Работая в коллегии иностранных дел, продолжал занятия литературой, делал блестящие переводы пьес, влился в театрально-литературные круги.

Судьба подарила ему возможность жить в одно время с великим тезкой — Александром Сергеевичем Пушкиным, который, к слову, успел прочесть его бессмертную комедию «Горе от ума» и отозваться о ней в превосходной степени. 

Случайное участие в качестве секунданта в дуэли Заватовского и Шереметева изменило судьбу Грибоедова. Заватовский, отличный стрелок, смертельно ранил Шереметева. Теперь должны были стреляться Грибоедов и Якубович, но в связи со смертью Шереметева дуэль была отложена. Поединок все же состоялся — уже в Грузии, когда Грибоедов служил в коллегии иностранных дел. Он был ранен в левую кисть руки. Именно по этому признаку удалось впоследствии опознать обезображенный труп Грибоедова после трагических событий в Персии.

В 1918 году Грибоедов, отказавшись от места чиновника миссии в США, получил назначение на должность секретаря поверенного в делах Персии. В 1821 году он перевелся поближе к родине — в Грузию. Там удачно женился на 16-летней красавице-княгине Нине (Нино) Чавчавадзе, дочери поэта и общественного деятеля. Здесь же сблизился с Кюхельбекером и, главное, начал писать комедию «Горе от ума».

В 1823 году Грибоедов покинул службу и вернулся на родину. В течение двух лет жил в селе Дмитровском Тульской губернии, в имении своего друга. Уединяясь для работы, летом 1824 года окончил свою комедию и, вернувшись с рукописью в Москву, посвятил в свою тайну только сестру. И все же сохранить рукопись в секрете было невозможно, скоро весь город узнал, как беспощаден и остроумен Александр Сергеевич. Он изведал на себе, как говорят, «славы дань»: наряду с восторгами слышались ропот, брань, клевета, люди узнавали себя в портретах, увековеченных комедией, грозили дуэлями, жаловались местному начальству, ябедничали в Петербург.

Грибоедов впервые понял, что цензурные условия не допустят его на сцену, и мечтал лишь о напечатании своего произведения. Поехал в Петербург хлопотать о ее возможной постановке. Своими руками урезал, «ослаблял» и сглаживал комедию. Но добился лишь, чтобы напечатали несколько ее отрывков в альманахах Булгарина «Русская талия» в 1825 году. А рукописные экземпляры комедии распространялись в Петербурге.

Поэт и драматург пережил в этот период настоящую травлю от клеветников и мстительных людишек, высоких сановников, которые не могли допустить, чтобы их нравы были осмеяны публично на сцене.

Грибоедов вернулся в Грузию. Но фельдъегерь «достал» его с приказом немедленно вернуться в Петербург, в следственную комиссию. Генерал Ермолов, который поддерживал его творчество и знал его по службе, успел предупредить Грибоедова, и тот уничтожить компрометирующие бумаги.

В связи с делами декабристов Грибоедов был арестован и подвергался допросам. Но в июне 1826 года был выпущен на свободу и возвратился на свою службу. Вернулся, как заметили близкие, уже другим человеком. Литературная деятельность прекратилась для него навсегда.

Имеются воспоминания, как Александр Сергеевич встречался по поводу своей комедии с Иваном Андреевичем Крыловым.

— Если Вы с первых сцен попросите меня удалиться, я исчезну, — сказал Грибоедов баснописцу. Когда же Грибоедов отложил рукопись и из-под очков вопросительно посмотрел на старика, его поразила перемена, происшедшая в лице Крылова: лучистые молодые глаза сияли, он широко улыбался.

— Этого цензоры не пропустят, — заметил классик. Так и случилось.

Афористичность языка, классические литературные приемы украсили комедию, навсегда сделав ее непревзойденной.

«Никогда ни один народ не был так бичуем, никогда ни одну страну не волочили так в грязи, никогда не бросали в лицо публики столько грубой брани, и, однако, никогда не достигалось более полного успеха», — заметил П.Чаадаев по поводу этой великой комедии.

…30 января 1829 года разъяренная толпа разгромила русскую миссию в Тегеране. Великий поэт и драматург и не менее великий дипломат Александр Сергеевич Грибоедов, который вышел защищать свое посольство и своих сотоварищей, был зверски убит, тело истерзано до неузнаваемости. Похоронили его в Грузии. На могильной плите были высечены великие и грустные слова любимой жены Нины Чавчавадзе: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?»

 

Из комедии «Горе от ума»:

Фамусов:

И в чтеньи прок-та не велик: 

     Ей сна нет от французских книг, 

     А мне от русских больно спится.

***

София:

Ах! если любит кто кого, 

Зачем ума искать и ездить так далёко?

***

София:

Гоненье на Москву. Что значит видеть свет! 

Где ж лучше?

Чацкий:

Где нас нет. 

***

Чацкий:

Здесь нынче тон каков 

На съездах, на больших, по праздникам приходским 

Господствует еще смешенье языков: 

Французского с нижегородским? 

***

Чацкий:

А впрочем, он дойдет до степеней известных, 

Ведь нынче любят бессловесных.

***

Фамусов:

Что за комиссия, Создатель, 

Быть взрослой дочери отцом! 

***

Фамусов:

Достань-ка календарь: 

Читай не так, как пономарь; 

А с чувством, с толком, с расстановкой. 

***

Молчалин:

Нет-с, свой талант у всех…

Чацкий:

У вас?

Молчалин

Два-с: 

Умеренность и аккуратность.

Чацкий:

Чудеснейшие два! и стоят наших всех.

***

Молчалин:

В мои лета не должно сметь 

Свое суждение иметь.

***

Молчалин:

Мне завещал отец: 

Во-первых, угождать всем людям без изъятья; 

Хозяину, где доведется жить, 

Начальнику, с кем буду я служить, 

Слуге его, который чистит платья, 

Швейцару, дворнику, для избежанья зла, 

Собаке дворника, чтоб ласкова была.

***

Чацкий:

…Вон из Москвы! сюда я больше не ездок. 

Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету, 

Где оскорбленному есть чувству уголок! — 

   Карету мне, карету!

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя