Казанские традиции милосердия

0
131

Илья Репин:  портрет филантропа Ольги Сергеевны Александровой-Гейнц 

 

Казань второй половины XIX — начала XX века являла яркий пример благотворительности и меценатства. Государство, не имея достаточных ресурсов и возможности решить назревшие социальные проблемы, активно способствовало открытию и деятельности общественных, частных и церковных благотворительных организаций.

Главными источниками пополнения бюджета благотворительных обществ были членские взносы, доходы от капиталов и имущества общества, пожертвования членов общества, посторонних лиц, учреждений как деньгами, так и вещами, доходы от устраиваемых обществом акций.

В 1862 году государство установило налоговые льготы для предпринимателей-благотворителей. За благотворительные деяния налоги снижались с 18-25 процентов до 12-15. А на региональном уровне нередко практиковалось освобождение от уплаты всех местных налогов.

Среди жертвователей были люди не только с большим капиталом, чаще всего промышленники и купечество, но также менее состоятельные и простой народ. Отсюда и колебания пожертвований от нескольких сот тысяч рублей до рубля и даже копейки.

Немалый удельный вес в благотворительности составляла и частная инициатива. Правда, прием крупных пожертвований от частных лиц осуществлялся только с разрешения министра внутренних дел. Так подтверждалась чистота происхождения пожертвований, исключалась возможность «отмывания денег» преступными элементами с помощью благотворительных обществ, что сейчас встречается довольно часто. Благотворительность в те времена в Казанской губернии была абсолютно прозрачна — государство и общественность знали о благотворителях и суммах пожертвований, а сам жертвователь получал полное представление о том, как и на что расходовались его деньги, вплоть до копейки.

К началу ХХ века в Казани существовали десятки самых различных благотворительных обществ. Только попечительский совет Казанского Императорского человеколюбивого общества, которое было открыто в 1815 году с целью «подавать руку помощи пребывающим в истинном убожестве», насчитывал в своих рядах 150 человек.

 

Национальный музей РТ

 

Общество обеспечивало неимущих бесплатным питанием, одеждой и уютом, содействовало «приисканию нуждающимся занятий», снабжало бедных больных пособием, организовывало наблюдение врачей на дому, помещало заболевших за счет общества в больницы, престарелых и немощных — в богадельни и дома призрения, малолетних — в сиротские дома и приюты. Кроме этого, оно имело свои столовые и чайные для бедняков, которые посещали сотни казанцев. В 1907 году под крылом Казанского Императорского человеколюбивого общества было открыто Дамское благотворительное общество, которое помогало в призрении и воспитании детей, развитии женского труда, содействовало сбыту рукоделий воспитанниц хозяйственно-рукодельной школы.

Нравственным исправлением малолетних преступников занималось Общество земледельческих колоний и ремесленных приютов, которое содержало воспитательно-исправительный приют в Адмиральской слободе. Сразу несколько обществ оказывали помощь бедным и больным детям. В 1885 году появилось отделение Мариинского попечительства о слепых с училищем для слепых детей. Его воспитанники проходили общеобразовательный курс обучения в объеме начальных училищ, обучались музыке, пению, ручному труду. Неимущим слепым выдавались пособия.

В 1887 году открылось Общество призрения и образования глухонемых детей. С 1889 года в Казани начало действовать Общество попечения о бедных и больных детях. Оно содержало приют в Плетенях для бесприютных детей обоего пола и выдавало пособия бедным семьям, обремененным больными и многочисленными детьми. Деятельность Общества поддерживалась исключительно частной благотворительностью.

2 января 1848 года в Казани открылся городской общественный банк, главной целью которого было содержание Дома призрения неимущих, престарелых и увечных граждан на получаемые с банковских операций проценты. Богадельня разместилась в доме на Черноозерской улице, пожертвованном казанским купцом Василием Ложкиным, вследствие чего получила название в народе «Ложкинской». Количество призреваемых обоего пола выросло к 1885 году с 60 до 400 человек. По мере увеличения доходности банк начал активно осуществлять множество различных благотворительных и общественных акций. Благодаря ему были открыты Александровская городская ремесленная больница и женское отделение при ней. Ежегодно крупные суммы выделялись городским детским приютам, церковным приходам и школам. На особом счете в банке хранились капиталы Сиротского суда. Таким образом, банк постепенно стал не просто учреждением, основной целью которого было содержание Дома призрения неимущих, престарелых и увечных граждан, но и одним из крупных благотворителей Казани.

 

Азимовская мечеть

 

В этот список входили Общество Красного Креста и Красного Полумесяца, Общество трезвости, Общество вспомоществования пенсионеров, Общество взаимного вспомоществования на случай смерти, Общество взаимного вспомоществования неизлечимо больных женщин, Общество врачей при Казанском университете — несколько десятков благотворительных учреждений.

Этот список дополняли религиозные благотворительные общества. Только в 1891 году в Казанский епархиальный комитет поступило 70996 рублей 14 копеек денежных пожертвований и 3063 пуда и 2 фунта продуктовых пожертвований. А ведь еще жертвовали драгоценности, украшения, одежду, предметы утвари, рессорные экипажи, картины… Другим важным звеном системы православной благотворительности являлось Братство святителя Гурия, которое связано с именем известного миссионера и переводчика, Н.Ильминского. Его усилиями были открыты Центральная крещено-татарская школа и Инородческая семинария.

Система мусульманской благотворительности включала в себя элементы традиционной благотворительности — разовые пожертвования отдельным лицам, а также специальную благотворительную организацию — Общество пособия бедным мусульманам г. Казани. Открывшее свою деятельность в 1898 году, оно содержало медресе, мектебе, мечети, мусульманские кладбища, оказывало материальную помощь шакирдам, казанским и иногородним мусульманам, оплачивало обучение талантливых учащихся в средних и высших учебных заведениях. Существование Общества поддерживалось за счет пожертвований татарских и русских купцов и предпринимателей. Только неравнодушные представители татарской буржуазии ежегодно собирали благотворительный капитал, исчислявшийся десятками и сотнями тысяч рублей.

Сегодня в архивных документах можно найти немало примеров и частной благотворительности казанского купечества и предпринимателей, которая всегда имела конкретный адрес, а собранные суммы не испарялись и не усыхали, приходили по назначению и в полном объеме.

Держатель суконной мануфактуры Иван Михляев, к примеру, на собственные средства построил в числе других религиозных заведений один из самых замечательных историко-архитектурных памятников Казани — собор Петра и Павла, также Успенский собор в Болгарах. Патриарх казанского купечества, магнат-промышленник Леонтий Крупенников учредил богадельню на нынешней улице Горького, построил колокольню при Воскресенской церкви и храм во имя Сергия Радонежского, в котором «все иконы, церковные сосуды, напрестольные кресты, Евангелие, ризница и прочие вещи куплены Крупенниковым в Москве на свои средства». Крупнейший меценат и благотворитель, купец Яков Шамов подарил городу современнейшую по тем временам больницу, которая до сих пор зовется в обиходе Шамовской.

Собор Петра и Павла

Отдельно можно отметить благотворительную деятельность Ольги Гейнс, жены казанского губернатора Александра Гейнса. Вначале она пожертвовала пятьсот тысяч рублей для приобретения зданий под городской музей (теперь это Национальный музей Республики Татарстан), затем, став бессменной главой и содержательницей Ксенинской женской гимназии, продолжает благодетельствовать Родионовскому институту благородных девиц и Ложкинской богадельне, открывает училище для девиц духовного звания, жертвует десятки тысяч рублей на учреждение мусульманской богадельни и открытие больницы в Забулачье. И, наконец, в 1889 году на ее средства выстраивается на Ново-Горшечной улице новое здание Александринского приюта. Такие пожертвования не могли остаться незамеченными. Ольга Сергеевна была удостоена избрания в почетные граждане Казани, и сам Илья Репин написал ее портрет, хранящийся ныне в запасниках музея изобразительных искусств Республики Татарстан.

 

Для многих представителей татарского купечества благотворительность носила религиозный характер, диктовалась стремлением помочь своим бедным единоверцам. Это вело к выделению средств на мечети, медресе, мусульманские богадельни. Многие мечети получали имена их основателей. Так, в Казани появились такие мечети, как Юнусовская, Усмановская, Апанаевская, Бурнаевская, Казановская, Азимовская.

История также сохранила немало покровителей светского образования татар, в числе которых Хусаиновы, Рамиевы, Юнусовы, Акчурины, Утямышевы, Азимовы и др. Купец-промышленник Ахметзян Сайдашев собственными «иждивениями», как это тогда называлось, надстроил вторым кирпичным этажом знаменитое Галеевское медресе, что ныне носит наименование «Мухаммадия», ставшее центром новометодного обучения шакирдов и кузницей татарской интеллигенции. Славной представительницей мощнейшей купеческой фамилии Аитовых являлась Фатыха Аитова, которая открыла в 1897 году бесплатную школу шиться для девочек-татарок Суконной слободы, а затем четырехлетнюю начальную и среднюю светскую школу, которая 29 октября 1916 года торжественно, в присутствии генералитета Казанской губернии была преобразована в мусульманскую женскую национальную гимназию, первую в истории губернии.

Среди десятков имен крупных благотворителей первое место по праву принадлежит Ахмеду Хусаинову — одному из богатейших предпринимателей того времени. На собственные средства он построил 30 каменных мечетей в разных городах и селах Казанской и Оренбургской губерний, да в придачу около 50 зданий медресе, которые получали от него разного рода денежные вспоможения. А еще оставил Хусаинов, как говорится в его завещании, капитал в полмиллиона рублей, весь доход от которого должен был идти на содержание и обучение одаренных девушек и юношей. Десятки молодых людей и девушек имели возможность обучаться в высших учебных заведениях Казани, Москвы, Санкт-Петербурга, а также Турции и Египта.

В летопись благотворительности Казани вошли имена сотен талантливых купцов и предпринимателей. Заложенные ими традиции милосердия позволяли проводить эффективную социальную политику, что, в свою очередь, способствовало ослаблению социальной напряженности и усилению авторитета государственной власти.

По материалам книг: «Благотворительность вчера и сегодня» (Сб. статей под ред. В.В. Меньшикова); Зорин А.Н. «Очерки городского быта дореволюционного Поволжья»; Гусева Е.В. «Казанские меценаты».

 

 

Фото: PhotoKzn.ru

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя