Экономический кризис государственной вертикали

0
15

Усиление роли государства в экономической жизни страны становится в последние годы все более значимым фактором в жизни национальной экономики. Государство реализует политику доминирующего присутствия в стратегических отраслях экономики. Наиболее яркой иллюстрацией является консолидация нефтегазовых активов — возведение государственной вертикали экономики вслед за государственной вертикалью власти.
Возвращение государства в экономические процессы, вытеснение частного капитала из стратегически важных отраслей экономики сопровождаются общим ухудшением российского бизнес-климата в части его институциональной составляющей: ухудшаются условия для реализации предпринимательской активности, снижается предпринимательская мотивированность, усложняются взаимоотношения бизнеса и государства, наблюдается тенденция к истощению предпринимательского ресурса. C точки зрения возможностей и особенностей макроэкономической политики в условиях современной России особый интерес представляют характер и сущность сложившейся у нас специфической хозяйственной системы, которая сильно отличается от рыночных экономик стран Запада и вообще от стереотипных представлений о капиталистическом хозяйстве. Однако прежде чем говорить об этой системе, было бы целесообразно в целом охарактеризовать российскую экономику в ее нынешнем виде, выделив ее основные черты. С точки зрения уровня доходов и инвестиций, с точки зрения применяемых в производстве технологий и общей эффективности производства, а также абсолютных показателей производительности труда и капитала Россия далеко отстает от группы развитых стран и даже от наиболее «продвинутых» среднеразвитых экономик. Вопреки искусственно поддерживаемым мифам, обрабатывающий сектор российской промышленности по мировым стандартам не эффективен на 70 — 80 процентов и не способен выжить в условиях полностью открытой экономики и мировых цен на сырье и энергию. Огромен и разрыв, отделяющий Россию от развитых стран в области создания современной инфраструктуры. В стране практически нет современных автодорог, а пропускная способность железных дорог низка и в последнее время практически не растет. Более трети населения не имеют домашнего телефона, около 30 процентов — никогда в жизни не пользовались компьютером. Производственная, транспортная и жилищно-коммунальная инфраструктуры находятся на низком техническом уровне и сильно изношены физически. Условием их обновления и модернизации являются крупные единовременные вложения, несопоставимые с размерами бюджета государства. Сильно пострадал и научно-технический потенциал страны, забвение которого в последние 10 — 15 лет привело к его дезорганизации и заметной деградации. Действительно, формально у нас правовая рыночная экономика со всеми ее атрибутами и даже «архитектурными излишествами». Мы имеем своды законов, которые позволяют экономическим субъектам свободно использовать ресурсы, конкурировать между собой и богатеть за счет более производительного и эффективного труда. Мы имеем также законы и институты, позволяющие государству в лице его многочисленных органов следить за тем, чтобы рыночные отношения были цивилизованными и корректными, а правила игры — честными и едиными для всех. Теоретически правительство способно обеспечивать равный доступ к ресурсам и предотвращать их противоправное использование, поощрять свободную конкуренцию и ограничивать монополии, наказывать мошенников и защищать законные права всех экономических субъектов независимо от их величины и политической силы. Государственная дума принимает на этот счет все новые законы и совершенствует старые, а правительство, как в свое время на партийных пленумах, рапортует о совершенствовании хозяйственного механизма и новых «позитивных тенденциях». На самом же деле в стране построили совсем иную систему хозяйственных и общественных отношений, имеющую весьма мало общего с моделью правового государства и конкурентно-рыночного хозяйства. Не будет преувеличением сказать, что 2009 год будет годом отрезвления после последних восьми лет быстрого экономического роста. Болезненный процесс перестройки затронет банковский сектор, где в ближайшие три-шесть месяцев можно ожидать существенный рост просроченных кредитов. Темпы роста экономики будут гораздо ниже, и сегодня уже нельзя исключать отрицательной динамики. Тем не менее неминуемое сокращение объемов импорта дает основания рассчитывать на стабилизацию настроений на валютном рынке, если государственные расходы и дефицит бюджета останутся под контролем. Совершенно очевидно, что ближайшие месяцы принесут негативные новости по поводу состояния реального сектора экономики во многих странах. То одним, то другим отраслям будет требоваться государственная поддержка, будет также расти социальная стоимость кризиса. Замедление темпов роста приведет к сокращению доходной базы бюджетов. В этих условиях очевидно, что в ближайшие годы и развитые страны, и страны развивающихся рынков будут демонстрировать существенное увеличение бюджетных дефицитов. Не менее характерной причиной финансовых проблем являются кредитные бумы, связанные со значительным темпом роста выдаваемых кредитов, развивающиеся на стадии «перегрева» экономики, снижение качества банковских активов и капитала. В этих условиях у инвесторов часто возникает иллюзия полной востребованности их бизнес-проектов, в дальнейшем не находящих сбыта из-за перепроизводства, что затем выливается в массовые невозвраты кредитов. При наступлении такого состояния возникает резкое падение темпов прироста ресурсов в финансовую систему или даже их оттока, что в совокупности приводит к банковскому кризису. Сегодняшняя экономическая ситуация именно такая. И одной «главной» ролью государства здесь не обойдешься. Количество выделяемых бюджетных средств на спасение банковской сферы все равно будет меньше, чем количество неплательщиков. Основные же проблемы российской экономики — отраслевые и региональные диспропорции, сырьевая специализация, неразвитость производства, отсталость сельского хозяйства — приведут к значительному социальному неравенству, находящему свое отражение в достаточно большом разрыве между доходами самых богатых и самых бедных, а также в средних показателях дохода и развития между регионами. В ближайшее время все эти тенденции только усилятся. Богатые регионы станут еще богаче, а бедные — еще беднее. Если вспомнить, что количество субъектов-доноров у нас в разы меньше, чем всех остальных, то в начале 2010 года следует ожидать волны нового Пикалево, но уже в более широком формате. В свою очередь, власти не хотят признавать, что российская экономика не является развитой, а только выдает себя за таковую. Например, наш главный гигант Газпром тратит на исследования и развитие в три раза меньше, чем любая другая энергетическая компания в мире. По мнению некоторых экономистов, неэффективность рождается из государственной монополии. Так, в России сырье и энергоносители обходятся в три-четыре раза дороже, чем в Китае. Километр мощеной дороги — в три раза дороже, чем в Западной Европе, а вновь построенные магазины — в четыре. Власти предержащей следует признать, что их страна отнюдь не богата. И перейти к жесткой политике модернизации, которая принесла подлинное процветание Южной Корее и Малайзии. Пока же российские лидеры не наведут порядок в экономике, их претензии на роль глобального игрока в мировой политике будут восприниматься с известной долей скептицизма. Если же продолжать тему государственной монополии, то кроме Газпрома можно вспомнить и АвтоВАЗ. Истинные размеры монстров становятся очевидны только тогда, когда они начинают сокращаться. Так, в Тольятти собираются ликвидировать 27600 рабочих мест, то есть каждое четвертое. Это не просто удар по 700-тысячному городу, в котором две трети жителей так или иначе связаны с автопромом, но и лично по премьер-министру Владимиру Путину. Приехав в Тольятти в марте этого года, он пообещал, что на рабочие места заводчан никто покушаться не будет. Тогда же Путин выделил АвтоВАЗу кредит в размере 20 млрд. рублей, но его не хватило даже на то, чтобы погасить половину имеющихся у концерна долгов, не говоря уже о проведении столь необходимой модернизации. Говоря проще, участие государства в жизни такого моногорода, как Тольятти, может его попросту похоронить. И таких примеров достаточно много. Экономическая вертикаль выстроена, но она или не работает, или работает на небольшую группу людей, которые находятся на ее вершине. Национальная экономика за годы высоких сырьевых цен серьезно заболела. Болезнь называется «голландской». Суть ее в том, что при высоких сырьевых ценах на мировых рынках, курс национальной валюты экспортеров растет, и импортные товары относительно дешевеют. В результате отрасли национальной экономики, производящие импортируемые товары и услуги, становятся неконкурентоспособными. Благополучно выглядят добывающие отрасли, государственный сектор за счет налоговых поступлений от сырьевого рынка, а также сектор неимпортируемых товаров и услуг. Высокие и легко получаемые сырьевые доходы создают иллюзию эффективного хозяйствования, усиливают взяточничество и коррупцию. Сокращается и деградирует обрабатывающая промышленность, где наиболее велика доля добавленной стоимости и сосредоточены наиболее сложные виды производств. Экономика становится примитивной, и ее структура не развивается. Какой же будет глубина спада, сказать затруднительно. Вполне возможно, что валовой продукт сократится незначительно. Но самое неприятное, что при отсутствии источников модернизации структуры экономики она может погрузиться на годы в состояние депрессии. То есть темпы роста будут нулевыми или крайне незначительными. С учетом того, что российская экономика — это государственная вертикаль, такое развитие событий будет означать дальнейшую утрату международной конкурентоспособности страны и угрозу ее национальной безопасности. Это самый негативный сценарий развития событий. Условно говоря, при среднегодовой цене нефти в 2009 году на уровне 70 долларов за баррель, все будет так, как и в середине 2008 года. При 50 долларах — наших запасов хватит минимум на год. А если через некоторое время экономика развитых стран снова начнет расти, то с ростом цен на сырье мы снова сможем покупать в кредит квартиры и автомобили. Правда, все меньше и все проще. И так до следующего кризиса, который, если не делать экономику современной и диверсифицированной, будут происходить все чаще и становиться все глубже.

Константин ДЕЛОВОЙ

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя