Можно ли заработать в легкой промышленности?

0
15

Можно ли заработать в легкой промышленности?Есть у отечественного бизнеса такая застарелая болезнь, как нелюбовь к сложным, трудоемким способам зарабатывания денег. Началась она еще в пору всеобщего увлечения торгашеством, когда у предпринимателей были в чести простенькие схемы бизнеса типа: купи — перепродай. Хотя в целом происходит усложнение предпринимательской деятельности, и бизнесу все больше приходится заниматься реальной экономикой, однако «старая болезнь» дает о себе знать. От нелюбви к сложным, трудоемким способам зарабатывания денег страдают даже те ниши рынка, где, в принципе, поднатужившись, можно было бы извлечь неплохую прибыль. Такой жертвой стала и индустрия моды — предпринимательство, связанное с изготовлением и реализацией популярного ассортимента одежды.

Вся сложность бизнеса в этом секторе рынка заключается в том, что для успешного функ-ционирования надо создавать так называемую полную «бизнес-цепочку». Начнем с того, что потребуется привлечь модельеров-дизайнеров для разработки-«придумывания» перспективных образцов одежды. Придется поломать голову над тем, где подобрать подходящие ткани. Необходима сеть по реализации продукции. Но главное, нужна производственная площадка с оборудованием и опять-таки придется подыскать специалистов подходящего профиля.

Никому не хочется мучиться с «бизнес-цепочкой». По-человечески это понятно: сложно, трудно. Пока существует возможность купить за рубежом вагон товара и перепродать его в России, «жить торговлей» для многих предпринимателей будет казаться заманчивей. Пусть ввозные пошлины, расходы на транспортировку продукции съедают ожидаемую прибыль, как крокодил кильку, но так проще.

Остается уповать на то, что не всем по душе одна только торговля. В конце концов, есть люди, которые стремятся что-либо создавать, производить по внутренней своей сущности. Да и торговать-то всем не получится. В этой нише закрепляются профессиональные перекупщики, дилеры известных производителей, которые отнюдь не заинтересованы в возникновении неконтролируемых каналов поставки товаров.

Ситуация, обстоятельства, убеждения всегда будут порождать процент людей, готовых заняться производством, несмотря ни на что. Это, бесспорно, уважаемые предприниматели. Думается, что свой рубль им можно заработать и в легкой промышленности. Как? Вот об этом и поговорим подробнее.

НЕОЗВУЧЕННЫЕ СПОРЫ

Оказывается, дизайнерские школы, школы модельеров весьма сильно друг от друга разнятся. И — более того — эти самые школы готовы постоянно друг с другом полемизировать. Модельер, проживающий в столице нашей родины Москве, не принимает взгляды своего коллеги из национальной республики, ну, скажем, из Татарстана. И наоборот. Предполагаемый диалог-спор этих людей, подвизающихся на ниве изготовления модной одежды, мог бы быть яростен и колюч. Обозначим же прежде позицию «столичной штучки», то есть москвича.

— Скажите-ка коллега, — сказал бы сей господин, — что у вас там носят в смысле национальной одежды? Чапан? Тюбетейки? Традиционные женские платья с колфаком, шапочки каляпуш? Очень хорош-с. Послушайте, дружище… Это все замечательно.

Но даже если вы наладите производство подобных видов одежды в индустриальных масштабах, не так много найдется желающих ее носить. Вы не сможете сделать этот бизнес высокорентабельным. Традиционная, национальная одежда вам нужна для презентационных целей, в качестве сувенирной продукции, ее будут надевать отдельные категории граждан, например, религиозные деятели. Но массово, для повседневного ношения такая одежда не потребуется.

На что доморощенный, татарстанский модельер возразил бы, что традиционные, нацио-нальные виды одежды — это отдельный сегмент рынка, со стабильным, определенного объема спросом. Да, на нее нет спроса индустриального масштаба. Ну и что? Если уж говорить о бизнес-составляющей, нужно сделать акцент на новые модели, выполненные с заимствованиями элементов национальной одежды. Пересечение Запада и Востока накладывает на местную публику определенный отпечаток. Здесь будут пользоваться спросом изделия со стилизацией под местные мотивы. Гнать серией нужно именно такую одежду. Ведь известные зарубежные фирмы, специализирующиеся на производстве одежды, используют в новых разработках детали, мотивы исторических костюмов многих российских народов. Они там, за бугром, представьте себе, изу-чают одежду татар, марийцев, чуваш, карелов. Потом применяют приобретенные знания в своих новоделах, заваливают человечество этой продукцией под маркой раскрученных брендов и живут припеваючи.

Но тут бы москвич нанес коронный удар. И нанес бы он его, задав вопрос: что же тогда, дорогуша вы наш, у себя подобную схему не реализуете? Ответить «столичной штучке» было бы нечем. По оценкам специалистов, местный производитель заполняет менее 20% рынка продукции легкой промышленности в Татарстане. Его, мягко говоря, попросили выйти вон.

«ЛЕЖАЧАЯ» ОТРАСЛЬ

Впрочем, и по России количественное соотношение продукции легкой промышленности отечественного и иностранного производителя примерно такое же, как и в Татарстане. Оборот товаров в год превышает сумму 700 млрд руб. От этого объема изделия российских заводов и фабрик составляют только 20%. Не удивительно, что отечественную легкую промышленность (ЛП) считают умершей. Справедливое, недалекое от истины мнение. Ну что такое 20%?! Не жизнь — существование! Однако это еще не все штрихи к удручающей картине. В республике доля ЛП в промышленном производстве составляет всего 0,6%. Более низкого показателя в Приволжском Федеральном округе нет. Нас обскакали все соседи. В Кировской области доля ЛП в промышленном производстве равняется 2,7%, в Марий Эл — 2,9%, в Ульяновской области — 4,2 %, в Чувашской Республике — 6%. Проще говоря, преобладание в Татарстане продукции легкой промышленности, произведенной иностранцами или российскими регионами, безоговорочно. Это удивительно. Удивительно тем более, что почти 80% предприятий ЛП республики находятся в частных руках. Казалось бы, бизнесмены больше чем кто-либо должны быть заинтересованы в том, чтобы отрасль выглядела не чахлой, а конкурентоспособной. Речь-то идет о деньгах — и деньгах немалых.

Впрочем, ситуация, когда легкая промышленность фактически находится в частных руках и, образно говоря, представляет собой всплывшую и завалившуюся на бок больную рыбу, содержит и некоторые плюсы. Не зря говорят: нет худа без добра.

«Лежачую болезнь», так или иначе, придется лечить. Сегодня в легкой промышленности — время кризис-менеджеров. И им, как воздух, нужны идеи, которые позволили бы бизнесу поправиться. Тут не грех обратиться и к зарубежному опыту.

ТОВАР-ТАРАН

Правда жизни заключается в том, что предприниматель, занятый в сфере легкой промышленности, похож на пораженца. Считается, что на шитье одежды бизнес особенно не раскрутить. Мы, уважаемый читатель, приведем рабочую идею, которая, на наш взгляд, может разрушить устоявшееся умозаключение.

Но сначала было бы неплохо внести определенную ясность. В нашей теме речь идет о нескольких видах одежды. Это традиционная национальная одежда, одежда, выполненная со стилизацией под национальные мотивы, ширпотреб.

Нужно сказать, что серьезный производитель обречен заниматься несколькими видами изделий одновременно. Диверсификация направлений бизнеса — суровая необходимость дня. Так происходит и в других сферах: строительстве, промышленном производстве. Под влиянием конъюнктуры определенные ниши рынка «сужаются», другие же наоборот — могут расшириться. Узкая специализация способна «поломать игру», сослужить плохую службу. Плетете лапти? Замечательно. Но если завтра они перестанут пользоваться спросом, а вы предложить ничего другого не в состоянии — обанкротитесь, будьте уверены.

Для убедительности вспомним, в каких пропорциональных соотношениях распределяется ассортимент продукции в благополучном производстве, практикующем диверсификацию. Больше всего выпускаются изделия, пользующиеся наибольшим спросом. За счет этого оборота появляется возможность предлагать потребителю вещи дорогостоящие, сложные. Аналогичная схема применима и в легкой промышленности. Чтобы иметь возможность предлагать покупателю чапан — дорогой объемный бархатный, с золотой тесьмой и шитьем халат, необходимо выпускать и ширпотреб. Какого-то другого способа выручить средства, чтобы вложить их в изготовление сложной, трудоемкой продукции (тоже пользующейся спросом), в сущности, нет.

Естественно, возникает вопрос, что же в данном случае может служить ходовым товаром?

Известно, что одежда, которую носят в разных российских регионах, существенно отличается по стилю, фасону. Хотя, безусловно, есть вещи и универсальные, которые одевают и в Москве, и на Дальнем Востоке. Как утверждают некоторые татарстанские модельеры, в одежде жители нашей республики тяготеют к яркости, эмоциональной выразительности. Следовательно, нужно предложить такого рода товар. Кроме того, есть основания считать, что спросом будут пользоваться и изделия, выполненные со стилизацией под национальные мотивы. Нельзя забывать, что Татарстан — это пересечение Запада и Востока. Это была бы оригинальная продукция. Даже производство большими промышленными партиями не смогло бы вышибить из нее дух эксклюзивности.

Теоретически этими двумя видами товаров можно попытаться осуществить массированное «вторжение» на рынок. Тут важна сама идея выработки продукции, призванной послужить тараном. А уж ассортимент, номенклатура товара могут быть разными. Плащи, пиджаки, костюмы, куртки, шубы — все, что хотите.

Понять, что может стать товаром-тараном, и изготовить его — реально. Легкая промышленность, к счастью, окончательно не умерла. Кое-что делать мы можем. Но наш производитель совершенно не умеет осуществлять стратегию захвата и доминирования на рынке. Тут-то нам помогут иностранцы, в частности, прагматичные европейцы. Что они придумали — мы упоминали в самом начале материала. Зарубежный производитель проталкивает новые изделия под маркой раскрученных брендов. И только так. Поэтому он всегда на плаву. Если ходовой товар, выполненный с учетом потребительских предпочтений — это таран, то бренд — его броня. Есть основания считать, что татарстанскому производителю из всех возможных вариантов нужно взять на вооружение именно данную стратегию, чтобы стать победителем на собственном рынке. Тогда вопрос, кто будет наше-то покупать, когда вокруг море предложений? — возможно, отпадет сам собой. Республике нужна своя брендовая одежда. Это такой локомотив, который может вытащить из застоя всю легкую промышленность. Посудите сами, в некоторых случаях, импортные изделия ничего такого особенного не представляют. Зайдите в любой модный бутик, и взгляд ваш непременно выловит вещицу, напоминающую обыкновенную тряпицу. Стоить она будет, будь здоров. Но ведь берут. Продукция, понимаешь, известного производителя.

АУ, МОГИКАНЕ!

Самое сложное в предлагаемой стратегии «вторжения» на рынок — даже не проблема выявления потребительских предпочтений, создание достойного продукта, а формирование бренда. Вот уж, действительно, трудная задача. Можно соблюсти все необходимые для становления бренда требования, но это, как дерево, которое за три дня не вырастишь. Нужны годы. Само собой возникает мысль о реанимации уже существующих, «потускневших» брендов. Хотя бы из соображений экономии времени. В принципе, под это определение подпадают сохранившиеся вопреки всем коллизиям «могикане» легкой промышленности республики. В Татарстане насчитывается 5 — 6 интересных ОАО, которые пережили реорганизацию, перешли из того, советского, мира в современный, не поменяв специализации. Старые названия, которые у всех на слуху… Кажется, проще вдохнуть жизнь в эти самые ОАО, использовать их базу, «раскрутить» как бренд и начать завоевание рынка. Наверное, так легче, чем начинать все сначала, с чистого листа — но это лишь вариант.

Стоит присмотреться и к опыту соседей. Например, чувашский производитель очень ловко обосновался в нише производства, простите, нижнего белья, чулочно-трикотажных изделий. Наши соседи без затей решают сложную проблему демпинга цен, заключая с магазинами прямые соглашения. Нейтрализуя «злодейскую» роль посредников, которые подчас являются главными виновниками «накручивания» стоимости, чувашский производитель предлагает изделия по весьма умеренным ценам, в связи с чем они пользуются большой популярностью. Можно сказать, что у чувашских производителей сформировался общий бренд, все знают, что их продукция отличается оптимальным сочетанием цены и качества. То же самое можно сказать и про белорусских производителей трикотажа. Никого не интересует, на какой конкретной фабрике изготовлена вещь, «сшито в Белоруссии» — это звучит как гарантия качества. Впрочем понятно, что подобный эффект невозможен без строгого контроля над качеством продукции и со стороны властей, и со стороны самих производителей.

Утешением для предпринимателя, решившего зарабатывать на жизнь производством одежды, может служить принятая в республике концепция развития легкой промышленности РТ, рассчитанная на 2007 — 2010 годы. Хороший документ, красивый. Как он будет выполняться — сказать трудно. Радует уже сам факт, что о создании условий для формирования конкурентоспособного, высокотехнологичного производства, устойчивом развитии легкой промышленности в РТ задумались на самых верхах.

Путеводная звезда бизнеса в легкой промышленности — возникший в последние годы спрос на качественную, модную продукцию. В частности, об этом можно судить по числу возросших обращений граждан в мастерские по пошиву одежды, портным на дому. По словам специалистов, все чаще обращаются с просьбами, в которых заказчик желает, чтобы ему воспроизвели (если хотите, реконструировали) импортный образец продукции: костюм, пальто. Секрет прост: оригинал в бутике дорог. Шить на заказ тоже стоит не дешево, но выигрыш в рублях очевиден. А фасон одежды известного производителя хороший мастер в состоянии скопировать так, что изделие, скажем, пиджак, будет сидеть на человеке, как «влитой». Одежда-копия обычно выглядит не хуже оригинала.

Было бы хорошо избавиться от образовавшегося в последние годы комплекса по поводу собственных возможностей. Машины-то мы собирать не можем, костюмы шить не умеем. Мягко говоря, это не так. Даже и в рамках социалистической системы, оказавшейся не способной конкурировать с рыночной, республика умудрялась производить изделия легкой промышленности, которые шли на экспорт. Обвал случился, когда пришлось кардинально, резко менять принципы хозяйствования. Период потрясений, потерь был неизбежен. Теперь он заканчивается. Хотя работать «по-капиталистически» сразу научиться тоже никак нельзя, дело это, как говорится, наживное.

Мнение практика

Можно ли заработать в легкой промышленности?Инна ПРОКОФЬЕВА, главный художник ОАО «ПП Швейник» («Киемнэр-Данлы»)

— Инна, согласитесь, шить одежду на заказ стремится далеко не каждый человек. Кто и почему, на ваш взгляд, обращается к мастеру?

— К нему идут в поисках индивидуальности, чтобы в одежде чувствовалась рука мастера. Сегодня «массовая одежда», которой заполнены магазины, многих не устраивает. Произошла определенная эволюция вкуса. Люди в большинстве своем перепробовали ширпотребовские изделия. Те из них, кто имел в себе расположенность или, если хотите, тягу к индивидуальности в одежде, стремятся реализовать желания. Тем более и материальные возможности у людей стали другими. Денежных средств на руках у населения объективно больше, чем, скажем, 10 лет назад.

— Но какое отношение эти процессы имеют к vip-клиентуре?

— За минувшие полтора-два десятилетия в ряды формирующейся новой элиты — политической, деловой — были вовлечены люди, которым прежняя советская система не давала возможности раскрыться. На первых порах в одежде они отличались весьма скромными предпочтениями. Торжествовала безвкусица, замешанная на простоте, обыденности. А-ля костюм инженера Петрова, серенький в полоску, с головой выдающий человека со сторублевым жалованием, мог служить идеалом. Но положение публичного человека заставило этих людей обратить на внешность самое серьезное внимание. Безусловно, они стали интересоваться, что, в каких случаях принято носить. Можно сказать, представители новой элиты неплохо поработали над собой: избавились от простоватых манер, научились подбирать одежду согласно своему статусу.

— Что чаще всего заказывают?

— Классические деловые костюмы. Причем заказчик решительно настроен на консервативность и закрытость. Это особенно заметно на примере изделий, предназначенных для слабого пола. Нововведения в соответствии с тенденциями современной моды, девизом которой является всевозможный декор дамского делового костюма, не принимаются. Элитный деловой костюм в Татарстане — это вещь, выполненная на заказ, сшитая из хорошей ткани, с безупречной посадкой на фигуре, искусно скрывающая ее недостатки, но чуждая новаций.

Кроме того, востребованы праздничные наряды, так называемые «коктейльные» платья, вообще, одежда, которая приурочена к какому-либо мероприятию. Например, к выпускному балу. На подобные вещи люди тратятся больше, чем прежде. Праздничный наряд — изделие особого рода. Здесь заказчик может раскрыться и раскрепоститься, он фантазирует, допускает эксперименты. В требованиях заказчиков преобладают два пункта: одежда должна быть дорогой и непременно оригинальной.

— Кстати говоря, где сегодня находится центр мировой моды?

— Принято считать, что законодателями моды являются Италия, Франция. Но это не так. Мне кажется, что приоритет сейчас принадлежит Японии. Яркие новые идеи можно увидеть именно на улицах Токио. Дизайнерские школы Италии, Франции сильны как школы классические. Им также свойственна выработка идей, на основе которых появляются выставочные, коллекционные образцы одежды. Эта продукция интересна с художественной, концептуальной точки зрения, но малоприменима в практической жизни. Японская же дизайнерская школа сильна тем, что умудряется найти решение, сочетающее элитарность, высокую классику и повседневность. Японцы — лучшие теоретики и практики такой одежды. Например, предложения японцев для мужского строгого дресс-кода выглядят сейчас следующим образом: отказ от необходимости ношения галстука, а костюм и сорочка выполнены из высококачественного натурального сырья. Это комфортная, удобная одежда. Вместе с тем в ней присутствует и идеология классики, элитарности.

— Можно ли сделать так, чтобы люди предпочитали носить не привозные вещи, а одежду, сшитую в Татарстане?

— Чтобы люди надевали больше татарстанского, нужно насытить рынок качественной, конкурентоспособной продукцией собственного производства, выявив потребительские предпочтения всех групп населения. В нашей многонациональной республике представлены разные стили одежды. Если же говорить о некоем обобщенном светском типаже, то здесь сильно стремление к яркости, броскости в одежде. В этом мы чем-то похожи на итальянцев с их выразительностью, эмоциональностью.

— Как вы считаете, умение одеваться — это вопрос денег или вкуса?

— Большие деньги предоставляют определенные преимущества. Но это преимущество — скорее касающееся разнообразия гардероба, количества вещей. Состоятельный человек может купить много одежды, но не обладать хорошим вкусом. И, между прочим, это довольно часто встречающееся явление. Умение стильно одеваться зависит от воспитания, культуры человека. Эти качества нередко закладываются еще в детстве: родителями, ближайшим окружением. Чтобы выглядеть оригинально, не скучно — большие деньги не требуются. Хороший вкус можно и выработать, так же как и представление о стильной, модной одежде. Мне симпатичны персоны, стремящиеся к индивидуальности в одежде и желающие найти свою неподражаемую элегантность. Такие люди интересны и открыты в общении и, как правило, без лишних «тараканов» в голове, они знают, чего хотят, и с ними быстро приходишь к успешно-запланированному результату.

Мнение теоретика

Можно ли заработать в легкой промышленности?Рустам ИСХАКОВ, дизайнер:

— Индустрии национальной моды в Татарстане, по большому счету, нет. Что и обидно. Республика очень самобытная, своеобразная, с богатой культурой. У нас много народных промыслов: по меху, коже. Есть умельцы, мастера. Каждый из них где-то, что-то делает, но системно в одно целое это не объединено и выглядит разрозненно. Если говорить о России в целом, то можно встретить достаточно много примеров, когда все, что имеет отношение к национальной одежде того или иного народа, к его промыслам, культуре, бережно сохраняется. В России, в крупных городах, столицах ее субъектов имеются Центры моды, которые культивируют национальную моду тех республик, которые они представляют. Это передалось еще от СССР. В Советском Союзе Дома моды Украины, Белоруссии, Латвии, Литвы, Эстонии неплохо справлялись с обязанностями по популяризации новых стилей, фасонов одежды. Они пропагандировали достижения своих республик. И до перестройки эта система работала очень хорошо. Неплохо обстояло дело и в Татарстане. Здесь был свой Дом моды, работали такие мощные организации, как «Татшвейбыт», «Таттрикотажбыт». Проводились различные конкурсы. Кстати говоря, свое творчество я начинал, участвуя в подобных мероприятиях, проходивших в Казани регулярно. То есть, я хочу сказать, была система, объединявшая в себе базовые элементы индустрии моды: разработку моделей, производство, предложение, подготовку кад-ров. Потом все это распалось, расформировалось. Не в моей компетенции рассуждать: почему? Просто ограничусь констатацией факта. Конечно, мне могут возразить: как же, ведь у нас есть свои производители одежды. Да, есть, но их продукция в общей массе незаметна. Республика до предела насыщена товарами из разных стран, здесь представлено огромное количество брендов. Причем ситуация сегодня складывается так, что лаборатория модной одежды, которую предлагают под известной маркой, находится в одной географической точке — продукция производится в совсем другом месте. Все фактически шьется в Китае… Если бы, например, одежда, выпускаемая под французскими брендами, на самом деле целиком и полностью производилась в этой стране, Франция превратилась бы в одну большую фабрику.

Воссоздать классическую модель индустрии моды со всеми звеньями, вершиной в виде Дома моды, со специалистами, понимающими, что такое национальная одежда, умеющими использовать ее элементы при создании современных моделей и так далее — стоит больших усилий, финансовых вложений. Может, следует задуматься о нашем татарстанском бренде? Это помогло бы объединить усилия. Думаю, нашлись бы и патриотично настроенные спонсоры. Людей, желающих носить качественную, модную татарстанскую одежду немало. Использовать этот потенциал было бы очень разумно.

Мнение потребителя

Можно ли заработать в легкой промышленности?Надежда МОТЯКОВА, заведующая отделом государственных наград Аппарата Президента РТ:

— Как-то я заметила на знакомой новый костюм из хорошей ткани, идеально подогнанный по фигуре и задумалась: «Где же она его купила? Или, может быть, сшила?» Очень красивое было изделие. Я поинтересовалась и узнала, что костюм выполнен на заказ. Мне тоже захотелось сделать что-то подобное. Естественно, я нашла ателье, где сшили это изделие, договорилась, чтобы меня там приняли. Так я впервые заказала деловой костюм. Конечно, мне и прежде приходилось обращаться в ателье по пошиву одежды и довольно часто. Но именно деловой костюм я заказала действительно впервые. Мастер, к которому я обратилась, а это была дама, хорошо знала свое дело. Она поняла, угадала мои пожелания, и у нас получилось то, что я хотела. С тех пор все свои деловые костюмы я шью только на заказ. Пробовала что-то и покупать, но в покупной вещи, честно говоря, чувствую себя неуютно и неуверенно. Моя работа из тех, где одежда человека играет важную роль. Она должна полностью соответствовать характеру работы. Положение обязывает быть одетой не броско, но нарядно, со вкусом. И в то же время в костюме должен чувствоваться индивидуальный стиль. Нельзя и подумать о том, чтобы на ответственном мероприятии среди присутствующих дам встретился такой же наряд, какой на тебе. Неприятнейшая была бы ситуация. Награждение человека — миг ответственный, незабываемый. Награждаемый отчетливо, ясно запоминает это событие, наверное, на всю оставшуюся жизнь. И прежде же всего он запоминает присутствующих людей, о которых судит по внешности, по одежде. Так уж мы устроены. Одним словом, деловой костюм должен отвечать многим требованиям. По своему опыту могу сказать, что найти и купить такую вещь в магазине почти не реально. Можно только заказать у мастера.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя