Пить надо будет меньше… или несколько мнений о зеленом змие

0
35

По мнению большинства экспертов, конец экономического кризиса не за горами. Год или два — и мировая финансовая структура вернется к своему нормальному состоянию. Что касается России, то здесь возникает много вопросов. У России, как всегда, свой особенный путь. Конечно, мировые экономические системы вытянут и нашу страну, но не создадим ли мы себе дополнительных проблем за счет собственной недальновидности? Честно говоря, такая возможность существует. И буквально в следующем году она станет реальностью.

Время собирать деньги
С 2010 года правительство РФ намерено поднять ставки акцизов на алкоголь, пиво, табак и, как ни странно, моторные масла. Предполагается увеличение и ставки вывозной пошлины на газ. Делается это, естественно, для пополнения доходов бюджета. Также Минфин предложил увеличить госпошлины и транспортный налог. Совокупный эффект от таких «поднятий» должен составить более 200 миллиардов рублей. О необходимости увеличения акцизов уже высказывался вице-премьер Алексей Кудрин. Его мотивация сводилась к «необходимости повышения сборов налогов». Работа над новыми повышениями велась, как, впрочем, это часто бывает, в закрытом режиме, однако, по информации центральных СМИ, согласование новых ставок акцизов завершено, и вопрос считается решенным. Еще в Минфине уверены, что на сегодняшний день госпошлины на различные услуги государства не соответствуют действительности. По планам ведомства такие вещи, как приобретение гражданства, рассмотрение дел в арбитражных судах, госрегистрация и совершение прочих юридически значимых действий должны стать немножко дороже. Кроме того, Минфин хочет усилить налоговое администрирование. В частности, закрепить в Налоговом кодексе принцип ограничения применения льгот, предусмотренных международными договорами, об избежании двойного налогообложения, и предоставить налоговым органам право доступа к информации о банковских проводках. Если перевести эту фразу на нормальный язык, то она будет означать, что тот человек, который не является гражданином РФ, но получает на ее территории доход и платит с этого дохода налоги, теперь будет совершенно бесправен. По сути, Минфин предлагает открыть доступ к финансовым операциям, или, если хотите, к коммерческой (банковской) тайне.
Но вернемся к акцизам. В мае 2008 года Минфин уже выступал с предложением о внеочередной индексации акцизов на 2009 — 2011 годы для производителей алкоголя и сигарет. Тогда повышение было аргументировано высоким темпом роста инфляции и составило 10 процентов по сравнению с уровнем действующей ставки. Сейчас же акцизы растут на фоне замедления инфляции. Говоря проще, для нашей экономики (для руководителей нашей экономики) неважно, в каких условиях, но повышение все равно будет. Если раньше боролись с инфляцией, то сегодня пытаются заделать дыры в бюджете. Ведь ни для кого не секрет, что резервный фонд будет несколько истощен, и источники финансирования необходимо искать в других, более укромных местах.
Если говорить об акцизах более подробно, то стоит напомнить, что работа над ними велась Белым домом в закрытом режиме. Также концепцию госрегулирования алкогольного рынка представила и Общественная палата. Ее ключевым положением стало восстановление госмонополии на розничную продажу алкоголя и повышение акцизов. В ходе совещания Владимира Путина с главами думских фракций в Ново-Огарево лидер «Единой России» Борис Грызлов предложил премьер-министру ввести госмонополию на спирт, что могло бы принести 300 — 400 миллиардов рублей в год. Премьер поддержал предложение о госмонополии, но отметил, что «прежде нужно все как следует взвесить». После этого заседания в российских СМИ развернулась антиалкогольная кампания. Опять частым гостем на разных ток-шоу стал Михаил Горбачев, который с прежним энтузиазмом рассказывает об антиалкогольной компании середины 80-х. В свою очередь вице-премьер Виктор Зубков на совещании «О мерах по регулированию рынка алкогольной продукции и производства спирта» сообщил, что за первые пять месяцев 2009 года поступления снизились на 12,8 процента — до 28,7 миллиарда рублей. При этом отрицательная динамика начисленных акцизов наблюдается несмотря на то, что их ставки растут. В 2008 году рост составил 7 процентов, в 2009-м — 10. Он связывает снижение сборов с уходом производителей в тень. В 2008 году Россия произвела 121,4 миллиона декалитров водки и ликероводочных изделий, а продано было 177,6 миллиона декалитров этой продукции. «Вывод — 46 процентов водки и ликероводочных изделий в 2008 году произведено и реализовано через розничную сеть нелегально, — подсчитал вице-премьер. — И это самый оптимистичный показатель. Некоторые эксперты говорят о том, что доля теневого оборота достигает половины рынка». В то же время Зубков считает, что ключевая задача заключается в легализации алкогольного рынка. По мнению первого вице-премьера, нужно сделать систему налогообложения алкогольной продукции простой и эффективной. Пополнять казну правительство планирует также за счет сокращения доли «паленой» водки. Что ж, официальные аргументы за введение госмонополии на спирт не выглядят убедительными. Для увеличения налоговых поступлений более разумно повысить эффективность работы налоговых органов. Государство в очередной раз пытается использовать старый метод: «все наиболее выгодное и рентабельное — монополизировать». Подобные меры всегда имеют два последствия: повышение цен и снижение качества продукции.

История вопроса
В Российской империи эпоха всеобщей трезвости началась 16 июля 1914 года, когда был издан царский указ, запрещающий производство и продажу всех видов алкогольной продукции на территории страны. Вначале только на время мобилизации, а в конце августа запрет был продлен до окончания войны. Результаты дали о себе знать уже через несколько месяцев. «Число арестованных в пьяном виде в Петербурге сократилось на 70 процентов, а число самоубийств на почве алкоголизма упало на 50 процентов». Запрет содержал некоторые отступления: в храмах по-прежнему продавали церковное вино, а в дорогих питейных заведениях, которые посещали состоятельные господа, можно было заказать любое спиртное. Винокуры и пивовары получили от правительства компенсацию за отнятые прибыли, а виноторговцам продлили право торговли винами довоенного производства. Таким образом, питейный капитал в эпоху трезвости не только не пострадал, но и получил миллионные прибыли.
Российский сухой закон благополучно пережил смену государственного устройства: большевики продлили запрет на торговлю водкой декретами от декабря 1917 года и июля 1918 года — на время революции и Гражданской войны. Пьянство ставилось на один уровень с контрреволюцией, за него грозил расстрел. Самогоноварение каралось десятью годами тюрьмы с конфискацией имущества.
После окончания Гражданской войны начались послабления: сначала разрешили продавать вина с содержанием алкоголя не более 20 градусов, а в 1925 году, не сумев справиться с масштабным самогоноварением, в светлое коммунистическое будущее пустили и сорокаградусную водку. Сухой закон был полностью аннулирован, о запретах не вспоминали до самой войны.
30 октября 1941 года Сталин подписал совершенно секретное постановление ГКО «О торговле в городе Москве». Документ гласил: «Продажу водки и вина в Москве формально не воспрещать, а на деле прекратить». Алкоголь стал инструментом для манипуляций. Если бойцам и командирам действующей армии сто граммов водки ввели в ежесуточный рацион, то для остальных при общем остром дефиците товаров первой необходимости водка была божественным подарком. В первые годы войны она входила в «стахановские продуктовые наборы» и полагалась только тем, кто выполнял особо срочные и особо важные правительственные задания.
При Хрущеве были ограничены «места распития и доступа» к водке, а винно-водочная промышленность взяла курс на массовые ординарные вина. Вместо родимой «беленькой» народу стали предлагать низкосортные плодово-ягодные «чернила», которые зачастую делались очень просто: в горячий виноградный сок вливали некоторое количество спирта: до 18% — портвейн, до 16 — 17% — вермут.
Кампания Леонида Ильича Брежнева запомнилась появлением ЛТП и последовательным повышением цен на водку. Эти цены остались в генетической памяти любого советского человека, как зарубки: 2,87; 3,12; 3,62; 4,12; 4,62. Народ не особенно унывал и пел здравицы: «Будет водка по семь-восемь, все равно мы пить не бросим. Передайте Ильичу, нам десятка по плечу». Водку стали продавать строго с 11.00 до 19.00, но и здесь нашелся выход: огненную воду можно было в любое время суток купить у таксистов.
Война с водкой, затеянная Горбачевым, имела наиболее тяжелые последствия и свежа в памяти многих. Демонтаж ликероводочных заводов, закрытие магазинов, водочные спецталоны на свадьбу и похороны, всплеск самогоноварения, страшный дефицит сахара. Были запрещены банкеты, связанные с защитой диссертаций. Жестко пресекалось распитие алкоголя в сквериках, парках, поездах. Попавшиеся имели серьезные неприятности на работе. В те времена было вырублено много прекрасных виноградников. На уничтожении виноградников настаивали наиболее активные проводники антиалкогольной кампании — Егор Лигачев и Михаил Соломенцев. Так, во время отпуска в Крыму Лигачев побывал в «Массандре», после чего повелел ее закрыть, а винотеку, в которой хранились образцы вин, выпущенные за все 150 лет существования знаменитого завода, уничтожить. Владимир Щербицкий, первый секретарь компартии Украины, не выдержал и позвонил самому Горбачеву, мол, это уже не борьба с пьянством, а перебор. Тот согласился: «Ну ладно, сохраните». За виноградники института «Магарач» заступиться было некому, и его директор Павел Голодрига повесился, не вынеся уничтожения элитных виноградников, которым он посвятил всю жизнь.
Между тем Горбачев, которого в народе прозвали «минеральный секретарь», настаивал: сухой закон положительно сказался на здоровье советских граждан — увеличилась продолжительность жизни, выросла рождаемость, снизился общий уровень преступности и вообще — «жены, наконец, увидели своих мужей!» Статистика это подтверждала: действительно — увеличилась, выросла, снизился… Но тем не менее массовое недовольство кампанией и начавшийся в СССР экономический кризис вынудили власти признать постановление ошибочным.

Правила регионов

Впрочем, скрытая монополия на спиртосодержащую продукцию существует в нашей стране и сегодня. Особенно это заметно на региональном уровне. Многие губернаторы и президенты заботятся о качестве продаваемого алкоголя разными способами, но иногда недобросовестными и даже незаконными. Например, необоснованно внедряются местные марки качества, квоты на розничную продажу, а экспертиза продукции федеральных брендов порой иногда дает просто «жуткие результаты». И по большому счету забота о здоровье населения оборачивается снижением конкуренции на рынке. По данным полного мониторинга алкогольного рынка России, проведенного юристами Союза производителей алкогольной продукции, в 2007 году в 22 субъектах РФ были зафиксированы проявления того, что профессионалы называют «региональным сепаратизмом». Отмечено, что Региональные власти разными способами противодействуют тому, чтобы на их территории реализовывалась неместная алкогольная продукция. Под предлогом заботы о качестве практикуются необоснованные поборы, ограничение доступа продукции на рынки, прямые коррупционные схемы, мошенничество и шантаж. Часто поставщикам приходится платить и просто за включение алкоголя с неместной пропиской в какую-либо региональную «информационную базу». Также во многих регионах действует сертификация. Она хоть и «добровольная», но, разумеется, платная, и без нее путь на магазинные полки закрыт. Помимо сертификации, незваных гостей с их бутылками и жестяными банками часто принуждают пройти «добровольную проверку качества и безопасности алкогольной продукции», навязывают им платный комплекс услуг. Такая проверка иногда заканчивается неприятным сюрпризом. Так, в Чувашии (об этом писали даже центральные СМИ) в лаборатории забраковали «Путинку», «Парламент» и ряд вин. В водке обнаружили ацетон, а в вине — диоксид серы. Другой случай: чуть больше года назад был подписан документ, согласованный с президентом и правительством Республики Башкортостан, генеральным директором ОАО «Башспирт» и адресованный руководителям предприятий розничной торговли. Он напрямую предписывал продавцам не выставлять ввезенный алкоголь в магазинах на видное место, а ставить на труднодоступные полки, отдавая приоритет «родным» брендам. В том же Башкортостане действует негласный запрет на ввоз продукции ряда производителей. В Татарстане, по мнению некоторых продавцов, это проявляется в минимальной цене ввезенной водки — 75 руб. за 0,5 литра плюс региональная марка качества — по 1,5 руб. за бутылку. В Пензенской области разрешено ввозить водку от 70 руб. за 0,5 литра, но 90 процентов магазинных полок должна занимать местная продукция. В Белгородской области запрещен ввоз водки и коньяка, произведенных на Кавказе. При этом, как правило, никаких правовых актов нет: распоряжения дистрибьюторам даются в устной форме, и отказ от них может повлечь административные преследования и необоснованные проверки. Сторонники регионального сепаратизма противоречат 8-й и 74-й статьям Конституции РФ, гарантирующими свободное перемещение товаров внутри единого экономического пространства, поддержку конкуренции и не допускающими установления каких-либо препятствий для этого. В законе отмечено, что такие ограничения могут в случае необходимости вводиться только федеральным (но никак не региональным) законом — и уж тем более не ведомственными циркулярами или устными распоряжениями. Противоречит местное самоуправство и федеральному закону «О защите конкуренции» от 26 июля 2006 года, в котором права органов госвласти субъектов РФ оговорены достаточно жестко, установление запретов и иные ограничения прав хозяйствующих субъектов запрещены. А в федеральных законах «О качестве и безопасности пищевых продуктов» (от 2 января 2000 г.) и «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» (от 22 ноября 1995 г.) строго регламентирован сам перечень органов, уполномоченных сертифицировать любую пищевую продукцию, в том числе и алкогольную. Никаких региональных «центров контроля качества», «стандартизации и метрологии» и прочих среди них нет и быть не может по определению. Региональный сепаратизм небезобиден и для простых потребителей. Прикрытый благими побуждениями, он в итоге может приводить к снижению конкуренции. А значит, к возможному ухудшению качества спиртного.

Чем все это кончится?

Конечно, у введения госмонополии на спирт есть свои сторонники и противники. И у тех и у других присутствуют весьма убедительные доводы. Сторонники монополии говорят, что ее введение должно уменьшить оборот нелегального спирта. Однако непонятен сам механизм регулирования. В России сейчас работает более 184 ликероводочных заводов. Где взять чиновников, которые бы их контролировали и не брали за это мзду? Кроме того, у нас в стране уже существовала государственная монополия на спирт. И что? Было меньше пьянства? Увы, но государство — никудышный производитель товаров и услуг. История показывает, что государство предлагает «самые дорогие услуги самого низкого качества». И при этом государство коррумпировано. Думаете, у подпольных производителей водки при госмонополии будут проблемы с покупкой спирта? Это еще хорошо, если они будут покупать его на государственных заводах, а если на «черном» рынке? Вот и получается, что вопросов пока, к сожалению, больше, чем ответов…

Виктор Смоляков

Наша справка
По данным Роспотребнадзора, душевое потребление алкоголя в России поднялось до 18 литров чистого спирта в год. Порог безопасности, определенный Всемирной организацией здравоохранения для любой страны в 8 литров, превышен, по крайней мере, вдвое. А по данным самой ВОЗ, из 100 юношей-выпускников школ 2009 года, например, в Англии доживут до пенсии 90 человек, а в России — лишь 40. Основной причиной эксперты организации называют алкоголь. В год же от различных последствий воздействия алкоголя — сердечно-сосудистых и многих других болезней, травматизма, преступности, самоубийств — преждевременно погибают около 750 тысяч наших сограждан. По большей части это мужчины трудоспособного возраста.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя