Престиж СМИ куют профессионалы

0
23

День татарстанской журналистики, кроме известных преимуществ, все-таки еще и отличный повод порассуждать о делах насущных. Не потому, что так принято: шахтеры в свой профессиональный день говорят о забое, моряки — о море. Нормальному, пашущему, как савраска, журналисту вести беседы о житие-бытие в будни некогда. У него в голове, как минимум, «крутятся» два-три материала и ждут своей очереди. Куда там… Пытаясь поговорить о наиболее значимых, характерных для журналистики явлениях, мы не стали оригинальничать и взяли на вооружение лозунг: слово — мэтрам! О состоянии современных СМИ наш корреспондент Валерий Яковлев беседует с генеральным директором информационного агентства «Татар-информ» Леонидом ТОЛЧИНСКИМ.


 
— Леонид Григорьевич, нашу с вами беседу хотелось бы начать с вопроса о самоопределении журналиста. Как представляется, он всегда стоит остро. Сегодня претенденту на работу в СМИ приходится искать счастья либо в государственном издании, либо же в частном. В первом случае, по сути, придется выполнять госзаказ, во втором — подстерегает опасность стать рабом конъюнктуры. Куда податься бедному журналисту?


— Начнем с того, что государственные издания таковыми являются скорее по форме, а не по содержанию. Если брать «Татар-информ», гарантированно мы получаем порядка 30% средств от тех объемов, что нам нужны. Большую часть денег зарабатываем сами: выполняя, в том числе и госзаказы, принимая коммерческие предложения. Мы государственные в той части, в которой исполняем поручения отдельных уполномоченных им органов, учреждений. Во всем остальном — находимся во власти рынка, играем по его правилам.


Быть государственным СМИ — не означает быть холеным и избалованным. Это не дает возможности находиться в привилегированном положении, вне конкуренции. Редактор госиздания также заинтересован в притоке читателей и зрителей. Навязать аудиторию в добровольно-принудительном порядке крайне трудно. Почти невозможно. Можно добавить какие-то незначительные проценты. Но это ситуацию не меняет. Тем более нереально загнать человека на интернет-ресурс. Пользователь не придет, если то, что ему предлагают, не будет конкурентоспособно. Журналист государственного СМИ обязан выдавать материалы на уровне существующих в обществе запросов. Иначе он обречен, как и издание, в котором трудится. Рано или поздно от бесталанного СМИ отворачиваются. Все. В том числе и государство. Зачем нужно то, что не читают, не смотрят, не слушают?


В несколько ином положении находятся издания, публикующие официальные документы. В известном смысле это дает гарантии на завтрашний день. Но публикуется еще и масса других материалов, которые нужно выдерживать в тональности, отвечающей высоким требованиям читателей. Привилегия печатать официальные документы, не освобождает от необходимости жить и работать в рыночных условиях. Находиться в постоянном творческом напряжении.


— Вы хотите сказать, что и госзаказ, и работа в частном издании — факторы, сами по себе не определяющие? Вопрос в способностях, потенциале. Если эти вещи наличествуют, человек проявит себя в любом месте?


— Выбор СМИ по форме тому, кем они учреждены, не принципиален. Это однозначно. Да и что такое госзаказ? Государство как некий арбитр, рассматривающий, регулирующий общественные процессы доводит до граждан свою точку зрения. Оно и вправе, и должно так поступать. В этом нет ничего предосудительного.


Госзаказ — не привилегия для избранных. Сегодня возможности на его получение между СМИ разных форм собственности выравниваются. Существуют специальные, целевые государственные программы, скажем такие, как борьба с наркотиками. Пожалуйста: участвуйте в конкурсе, побеждайте — и получите грант. В принципе, так и происходит. Негосударственные медиа-структуры охотно откликаются на подобные проекты и уже выполняют значительную их долю. По той же программе борьбы с наркотиками частные СМИ завоевали больше грантов, чем государственные. Это тенденция. Представители медиа-бизнеса активны и напористы, стремятся к тому, чтобы стать доминирующей силой. В количественном отношении их СМИ уже давно превзошли государственные.


Таким образом, у газет, журналов, телевидения, учрежденных органами власти, объективно нет особых преимуществ. Госзаказ — как гарантированный кусок хлеба? Но мы уже сказали, что сейчас создаются условия, открывающие к нему равный доступ для всех. В самом начале интервью, на примере «Татар-информа» я подчеркнул, что субсидии государства составляют лишь часть требуемого. Перечисленные факторы создают ситуацию, при которой все СМИ независимо от форм собственности в равной мере увлечены конкурентной борьбой, играют по одним и тем же рыночным правилам. Это объективная данность, которая заставляет делать вывод, что ищущему работу «бедному», как вы сказали, журналисту нет особого смысла вчитываться в графу «учредитель», ломать по данному поводу голову. Наверное, одним из критериев отбора должен стать профессионализм издания. То, чему, собственно, там можно научиться, что почерпнуть. Но ищущего обычно искушает вопрос денег. Сделать правильный выбор нелегко.


— Можно неразумно разменять пищу богов на чечевичную похлебку. Ибо человек слаб?


— На медиа-рынке сформировался класс легких изданий, где и пишется легче, и думается проще. Среди прочего там тоже обсуждают сложные проблемы, затрагивают серьезные темы. Но форма подачи, их рассмотрение весьма и весьма упрощены. Я склоняюсь к мнению, что бульварные издания нельзя причислять к чисто журналистским СМИ. Все-таки это что-то другое, чему пока может быть еще не придумано удачного, четкого определяющего названия. Между тем, в смысле обладания денежными купюрами, — дело перспективное. Отличить произведения, за которыми не чувствуется кропотливого журналистского труда, нетрудно. Написаны они на потребу публике, но за это могут недурно заплатить. И платят. Погоня за деньгами порождает непрофессионализм. Это как у авторов детективов и представителей серьезной литературы. Первые собирают огромные гонорары, «делают кассу» и тиражи. Удел вторых — нелегкий труд и скромная оплата. Возникает парадоксальная ситуация: авторы гламурных романов и детективов могут быть более популярны, они все время на первом месте — серьезный литератор, который во сто крат бывает умней и талантливей, остается в тени.


В традиционной журналистике — журналистике думающей, анализирующей, сопоставляющей факты, — высокие гонорары приходят с годами. Человек долгое время работает на имя. Живется в это время нелегко. Хотя есть факт, как истинным гуманитариям журналистам хочется всего и сразу. И это нельзя игнорировать или осуждать. Редактор это должен иметь всегда в виду.


— Напористость частных изданий можно объяснить отсутствием бюджета. Это сильно стимулирует и заставляет шевелиться. Что отличает государственные СМИ от негосударственных, если говорить о принципиальных недоработках? Со стороны виднее?


— Редактор частной газеты может преподнести факт, исходя из собственных предпочтений, соображений, расчетов. У него есть на это право. Если он человек талантливый — сделает это достаточно убедительно и внушит тысячам читателей свое понимание события. Государственные СМИ функционируют несколько иначе. Журналист государственного СМИ должен представить официальную, государственную точку зрения на проблему. Но государство — это сложный многогранный механизм, где сплетаются десятки интересов, и это в хорошем смысле объективно вынуждает автора рассматривать ситуацию со всех сторон, взвешивать все за и против, выслушать оппонентов. Понимаете, это такая система работы, которая в большей степени настроена на формирование объективной картины происходящего. Ей присуща взвешенность, достоверность. Я говорю именно о журналистике, а не о пропаганде. Это не укор «частнику». Просто отсутствие обязательства — это не всегда полезно. В состоянии свободного выбора человек идет по пути наименьшего сопротивления. Так уж он устроен. Всегда проще сделать, как хочется тебе, а не как интересно и нужно потребителю. Хотя есть масса примеров, когда негосудаственные СМИ в силу высокого профессионализма медиа-менеджеров и журналистов демонстрируют блестящий образец объективной всесторонней информации. Еще раз повторю, профессионализм в любом деле — превыше всего.


— Однако согласитесь: ни в государственном СМИ, ни в частном быть «хорошеньким» для всех не получается?


— Одна из десяти заповедей гласит: «Не сотвори себе кумира». Так вот, для журналиста она — главная в работе. Она предостерегает от соблазнов обмануться самому и обмануть многих. Она заставляет подвергать все сомнению и только через личную убежденность, которая в результате приходит или не приходит, убеждать или переубеждать других.
Известны случаи, когда популярные российские телекомпании теряли рейтинг и скатывались к нулю из-за того, что начинали целиком и полностью соглашаться со своими хозяевами, «надевали» на себя шоры. Определенное вольнодумство, критичность мысли, нужны. Хотя это, конечно, многим и не нравится, но профессия к тому обязывает. Даже государственному информационному агентству не удается обходиться без трений. Как минимум раз в неделю мы оказываемся в ситуации, когда по отношению к нам кто-нибудь да проявляет недовольство. Проблема еще и в том, что в обществе отсутствует культура восприятия неудобной информации. Средства массовой информации — как нерв. Они сообщают о больной проблеме. Обижаться на них за это, если факты достоверны, не искажены — бессмысленно. И потом, знаете, определенные ограничения, продиктованные интересами учредителя — государства ли, частника, объективными обстоятельствами, качеством аудитории твоего СМИ — всегда присутствовали и будут присутствовать. Нет универсального СМИ, что способно разом понравиться всем, удовлетворить все группы общества. Даже у общественных великих телекомпаний типа ВВС нет-нет да возникают проблемы околоцензурного характера. И это вовсе не беда. Многолик мир — многолики и СМИ, его отражающие. А вот в отношении ограничений скажу лишь одно — они шлифуют мастерство, вынуждают к поиску, к движению вперед все новыми и новыми творческими находками.


— Где взять хороших журналистов? Теперь уже всем понятно, что специальное вузовское образование не делает из человека готового специалиста для СМИ. Какую модель, систему взращивания кадров тут можно предложить?


— Не хочу обидеть некоторых журналистов-профессионалов — обладателей дипломов профильного факультета, но, по моему, в будущем в СМИ все больше будут привлекаться талантливые люди из других сфер деятельности. Они потихоньку вытеснят сегодняшнюю армию журналистов. А те, кто получает профильное образование, наверное, займут нишу, которую можно обозначить как нечто среднее между журналистикой и литераторством. Если человек учится только непосредственно ремеслу, усваивает, чем отличается очерк от корреспонденции, то, по-видимому, ему придется заниматься чем-то облегченным. Например, готовить репортажи с места события. Мне трудно представить, что выпускник с журфака придет в редакцию и профессионально потянет экономическое направление. Одного только гуманитарного образования тут явно недостаточно. Мир сегодня становится слишком сложным, чтобы можно было полупрофессиональными вещами завоевывать умы читателей. Невозможно сделать блестящее интервью с экономистом, фундаментально не зная тематику. Аудитория требует того же самого. Телезритель, если понимает, что ведущий передачи не обладает суммой необходимых знаний, — обижается, поругивает его, возмущается и хватается за пульт. Он имеет возможность черпать информацию из разных источников и сравнивать, что лучше, серьезнее. В свое время редактор «Вечерней Казани» Андрей Петрович Гаврилов по аналогии с ведущими московскими изданиями начал набор умеющих неплохо писать специалистов из непрофильных отраслей. Людей учили, как надо правильно, красиво излагать свои мысли, отшлифовывали их мастерство и они раскрывались. К чести наиболее маститых тружеников цеха нужно сказать, что многие понимают необходимость фундаментального образования. Журналисты получают вторые дипломы экономистов, менеджеров, юристов. То есть пытаются овладеть знаниями в некой сфере, что потом им поможет хорошо работать непосредственно по специальности. Будущее журналистики все-таки в профессионализации с тематической точки зрения.


— В современных СМИ заметно снизился «градус» полемичности, борьбы мнений, вообще вольнодумства и некой фронды со стороны журналистов. Чем объяснить происходящее?


— Чем глубже человек знает то, о чем пишет, тем больше в его трудах будет вольнодумства, полемичности. В смысле творческом он может многое себе позволить, но, не выходя за рамки корректности. Преобладание профессионализма сводит фронду на нет, потому что в таком случае в ней нет необходимости. Достойное знание своего дела — это главное. Непрофессионал ущербен. Во-первых, он всегда мучается мыслями, что знает — что нет. То, в чем не разбирается, непрофессионал сразу отметает и тем самым отсекает интересный кусок проблемы. Во-вторых, он не может развить материал, над которым трудится, потому что фактически уже совершил убийство темы. Работа непрофессионала — это водворение себя самого в некий ограничивающий коридор. Оно происходит на уровне подсознания и далее лишь прогрессирует. Человек включает самоцензуру, терзается думами: «А что скажет редактор?», припоминает совет жены, убийственное замечание коллеги. После многих мученических манипуляций и труд получается неказисто-беспомощным. Чем выше личный профессионализмом — тем шире журналист берет материал для анализа, обзора, информирования, меньше ориентируется на авторитеты и советы доброжелателей. И, соответственно, будет больше себе позволять. Другой вопрос — состояние общества. Оно меняется. Вместе с ним меняется и тон журналистских публикаций. Мы пережили революционную эпоху, во время которой снимаются ограничения и размываются морально-этические нормы. Поэтому СМИ выглядели кричащей, скандальней. Причем к некоторым запретам нельзя относиться с предубеждением. Есть темы, затрагивать которые не принято. Даже либеральное общество создает ограничения. Нельзя поощрять национальную нетерпимость, терроризм, пренебрежительно отзываться о людях другой веры, бедных. Сегодня общество ушло от многих крайностей, мечтаний и ожидания какого-то чуда. Маятник качнулся в другую сторону. Чуда не случилось, потому что его надо нарабатывать годами. Общество пришло в состояние равновесия. Никому не хочется делать резких движений. Мы впитали многие либеральные ценности, не намерены от них отказываться, но раскачивать лодку — не хотим. Соответственно и СМИ стали такими. Они не могут выпасть из общества, жить какой-то самостоятельной жизнью, а отображают реальное его состояние.


— Как вы думаете, чего больше в Дне татарстанской журналистики? Лежит ли в осознании этого факта выход более 100 лет назад первой газеты «Нур»? Или праздник обрел самостоятельную жизнь — со сложившимися традициями, порядком проведения и т. д. Мы знаем, например, что непременно будет открыта СМИшная улица, подведены итоги конкурсов, вручены премии, будет веселье, наконец?


Сама дата, конечно, связана с выходом первой газеты. Но поскольку 19 мая много лет отмечался как День пионерии, навевает воспоминания о красных галстуках, кострах, «Зарнице». Есть даты, которые еще непривычны, общество «привязывается» к ним десятилетиями. Вот возьмите 12 июня — День России. Главный государственный праздник. Но не каждый о нем вспомнит, а 19 мая — память детства. Как известно, юная голова чиста и свободна. В нее многое можно заложить. Что и получилось: празднуем одно — вспоминаем другое. Но сам день хороший. Не 13 января — День российской печати, когда холодно, старый Новый год, в общем, все в кучу. А май — солнышко, тепло. В том, что делает журналист, много от пионерского энтузиазма. Он — первопроходец. Берется за новое — не зная, чем это закончится. Вечно что-то ищет. Таскает макулатуру… Поэтому на ассоциативном уровне даты хорошо увязываются.


СМИшная улица? Мне нравится. Критиковать все умеют. Все сами попробуйте чего-нибудь придумать, чтобы было весело. Конкурсы? Журналистов хлебом не корми — дай приз в руках подержать. Всем гуманитариям свойственно обостренное отношение к наградам, вниманию к собственной персоне. Поэтому призы, конкурсы лишь усиливают ощущение праздника. Разве это плохо?


Отношения в журналистской среде всегда были сложными. Реакция читателя, зрителя непредсказуема. Иногда сюжет, материал, кажущийся слабеньким, выносит на вершину рейтинга. Что-то в общественном сознании включается, и человек ловит успех, который вызывает болезненную реакцию коллег. Бывает наоборот: журналист динамично поднимается по карьерной лестнице. У товарищей по цеху — дела не складываются. В гуманитарной среде это часто приводит к интригам, распрям. Критерий успешности здесь очень размыт. Что есть — то есть. Поэтому такой общий день единения, когда мы все можем встретиться и пообщаться, нужен, полезен.


Валерий ЯКОВЛЕВ

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя