«Раздача слонов» как способ борьбы с финансовым кризисом

0
9

— Чего делать-то?
— Ломайте…
— А чего ломать-то?
— А чего понастроили, то и ломайте!
Юрий Герман. «Россия молодая»

Правительство России не видит оснований для возникновения острой кризисной ситуации в банковском секторе, которую, как водится, ждут ближайшей осенью. То есть ничего похожего на октябрь или ноябрь прошлого года не будет.
Эти же прогнозы можно отнести и ко всей экономике в целом — цена на нефть растет, инфляция замедляется, безработица «радует» своей стабильностью, а рубль, по крайней мере, по отношению к доллару, пока не падает. Между тем сомнения остаются. А сомнения ведут к неуверенности. И, как ни странно, неуверенность начинается с радостного слова «лето». Кризис кризисом, а тепло все-таки случилось. Туристическая индустрия пусть не так яро, как в прошлые годы, и не по классическим направлениям, но торгует «горящими путевками». На улицах городов стоят бочки с квасом. Всевозможные водоемы прогрелись до максимальной температуры. А население страны потянулось на пикники и совершенно забыло о проблемах на фондовых и финансовых рынках. Впрочем, пора отдыха и тепла вскоре кончится. Мы вернемся к станкам и офисам. И может так получиться, что станки остановятся, а офисы будут заново сдаваться в аренду. Так еще в мае первый вице-премьер Игорь Шувалов отметил, что ситуация в банковской сфере остается непростой. По его словам, ЦБР в еженедельном режиме получают информацию о просрочке банковских кредитов. Ситуация с просрочкой существенно отличается в различных банках. Есть банки, где просроченный портфель приближается к двум-трем процентам, а есть банки, где он превышает десять процентов. «Мы зарезервировали значительные суммы для докапитализации банковского сектора и готовы к тому, что ситуация в банковском секторе будет складываться сложно. Но мы не предвидим никаких таких острых ситуаций, которые могли бы быть сравнимы по степени накала с периодом октября-ноября прошлого года, — сказал Шувалов. — Это будет совершенно другая ситуация, мы за ней следим, имеем возможности и инструменты, чтобы быстро реагировать. Но в целом ситуация непростая», — добавил он. Так что же такое эта самая «другая ситуация»? Ведь другая она лишь в том, что банки уже «накачены» или будут «накачены» деньгами. А спрашивается — зачем? Зачем в России столько банков? На сегодняшний день их насчитывается более тысячи (например, в США банков не более сотни) и практически ни один из них не пострадал во время кризиса. Государство страхует финансовые институты, но деньги приходят к банкирам не по экономическим, а скорее, по политическим мотивам. Допустим, лопнет один банк, за ним второй. Обманутые вкладчики хлынут на улицу. А если их будут миллионы? Если люди поймут, что, по сути, в России повторяется история с финансовой пирамидой «МММ», но только в гораздо большем масштабе? Что будет тогда? Новая революция или новая диктатура. Ведь ни для кого не секрет, что дело даже не в кризисе, а в самой российской экономике. Говоря проще, у нас просто отсутствуют долгосрочные, «инвестиционные» банковские кредиты. И эта проблема связана с капитализацией банковской системы. То есть размер (не путать с количеством) российских банков совершенно не соответствует масштабам экономики, поэтому возможности реального кредитования крайне ограниченны. Кроме того, проводить активную кредитную экспансию не позволяют нормативы банковского регулирования. Как можно при этом добиться увеличения капиталов — совершенно непонятно. Палочкой выручалочкой в этой ситуации остаются все те же деньги из федерального бюджета. Между тем есть достаточно простой способ решения этой проблемы. Он заключается в допуске иностранных банков на наш рынок. Государство должно провести переговоры с несколькими крупными  зарубежными банковскими структурами о том, чтобы они открыли свои филиалы в России. Особенность банковского бизнеса заключается в том, что до того, как начать получать доходы, им придется вкладывать в Россию немалые средства. Нашим же банкам создание таких структур не под силу. И это уже не говоря о том, что российские банкиры явно против проникновения на наш рынок своих зарубежных коллег. Что же касается промышленного сектора экономики, в том числе и оборонного, то здесь необходимо обеспечить финансовую прозрачность, а это достижимо, в первую очередь, за счет внедрения информационных технологий. Тогда, как минимум, воровать казенные средства станет гораздо труднее. На вопрос же, как обеспечить финансовую стабильность регионов, можно дать два ответа — простой и сложный.
Простой ответ — дать регионам больше денег. Предполагается, что если мы это сделаем, то все проблемы регионального развития будут решены. А они не будут решены, они будут ухудшены по сравнению с нынешней ситуацией. Регионы в 90-е годы имели не только 50, но и 55 и даже 58 процентов всех налоговых доходов. В эти явно кризисные годы (как и сегодня) вся система региональных финансов отличалась крайне негативными характеристиками. Сейчас финансовыми ресурсами полностью обеспечены не более 10 — 12 регионов, а 40 процентов ВВП производится в 5 — 8 регионах. При такой географии, не деля налоговые доходы, мы не обеспечим сбалансированности региональных бюджетов. То есть денег на всех все равно не хватит. А разделить деньги правильно вообще нельзя, а в российских условиях, исходя из географии, — в особенности. Проблема состоит в том, как разделить полномочия и ответственность за управление этими средствами. Второй, более сложный ответ заключается в том, что нам нужно провести еще одну реформу — реформу государственного управления экономикой. Любой менеджер госсектора, начиная с губернатора и кончая управленцем в бюджетном учреждении, напоминает «красного директора» времен горбачевской перестройки. Формально он ничего не может сделать, шаг вправо, шаг влево — нарушение сотен инструкций. На самом деле все понимают, что сделать можно все, что угодно. И никто за результаты управления не несет никакой ответственности. Именно поэтому все делают все, что хотят. В такой ситуации никакого развития всей системы госуправления не происходит. Она нуждается в глубинном реформировании, сопоставимом по масштабам с такими реформами, как приватизация и либерализация цен. В заключение хотелось отметить, что мы не одни в мире боремся с кризисом. Так, новоизбранный президент США Барак Обама, напротив, избрал курс, ориентированный на поддержку потребительского спроса — основы американской экономики. Его антикризисный план включает в себя:
— создание к 2011 году 3 млн. новых рабочих мест;
— снижение налогов для представителей среднего класса (95% работающих семей получат сокращение налогов в размере 1 тысячи долларов);
— расширение пособий по безработице;
— увеличение выплат медицинского страхования.
В свою очередь Китай может выйти из кризиса более окрепшим, чем был в докризисные времена. В Поднебесной не стали изобретать велосипед, а просто «развернули» свою экономику в сторону внутреннего рынка. Эффект получился впечатляющий. Сегодня наш дальневосточный сосед находится на втором месте по экономическому развитию. Нам же почему-то такие подходы не нравятся. Мы лучше будем выделять государственные средства в «системообразующие организации», выбранные методом научного тыка. Мы будем поддерживать все крупные банки и покупать дешевеющие акции на фондовом рынке. К чему это все приведет? Об этом мы узнаем ближайшей осенью или в канун Нового года. В любом случае — ждать осталось недолго.

Василий ЛАПШИН

Информация к размышлению
С одной стороны, Банк России ожидает, что число банков в конце 2009 года-начале следующего резко меняться не будет. С другой стороны, эта же организация  предполагает, что к концу текущего года в нашей стране может снизиться количество банков на несколько десятков. На сегодняшний день на рынке пока работает  1041 банк.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя