«Спрос на деньги просто бешеный»

0
15

«Спрос на деньги просто бешеный»Дорогого стоит

Индивидуальный предприниматель без образования юридического лица — ПБОЮЛ — Юрий Васильев решил взять в банке кредит. Дело это было ему знакомое: как раз незадолго до того он погасил ссуду в «Ак Барсе» — аккуратно и без нареканий. Мысли о том, что ему могут отказать, не было. Да и откуда бы взяться-то им — этим мыслям, если залогу — самому первому обстоятельству в таком деле — было, хоть отбавляй: товар — на складе, автомобиль за полмиллиона рублей — перед складом… Поручители — и те были «под рукой», когда предприниматель приехал в офис КМБ БАНКа. Две недели ожидания — увы! — результата не принесли. Триста тысяч на новую «точку» он не получил. Клерки телефонировали отказную резолюцию. Склада никто не смотрел. Очевидно, причины были, но искатель кредита остался о них в неведении. Больше заморочек было у Васильева только в МДМ-БАНКе, где оформляли с женой машину: там уже после того, как выдали кредит, просили принести диплом(!) — в подтверждение анкетной строки насчет высшего образования соискателя кредита. Зачем понадобилось городить этот огород, так и осталось неведомым.

«Казанский» явил полную противоположность: обходительные барышни с банковской «точки» на Центральном рынке нанесли визит на склад, рассчитали варианты — под товар, под авто, под поручительства… На разные сроки. Юрий согласился на годовое, в 22%, заимствование под машину. И в два дня, без бумажной волокиты дело уладилось. Была мысль, конечно, на прежнее место заглянуть — в «Ак Барс», однако личный подход, уважительность Ольги и Эльвиры отодвинули эти соображения. «Казанский», как выразился предприниматель, «встал рядом с нами». Не было такого отношения: «Хочу — даю, не хочу — не даю». Скорее: «Чего изволите?»«Проблема, как всегда, в залоге, — оценил ситуацию с кредитами для МСБ Анатолий ОСТРОУМОВ, исполнительный директор Казанского аквапарка. — К сожалению, не все предпринимательские проекты могут встроиться в рамки предлагаемых банками программ. Или методик отбора клиентов».

Мария ГОРШУНОВА, возглавляющая фирму «Майдан», держится убеждения о пользе постоянства: ее партнером уже пятнадцать лет является «Энергобанк». Работа давно перешла в индивидуальный режим: льготный процент, корректировки графиков платежей — все это ради постоянного и солидного клиента. «И мне, и другим нравится такой продукт, как овердрафт. Хороша кредитная линия — некий транш, который можно выбрать не сразу, а по мере надобности, за определенный срок. И пока ты не выбрал деньги, ты ничего и не платишь». А Марат МУРТАЗИН держит расчетный счет в «Энергобанке» просто потому, что — за углом. Первостепенное обстоятельство в условиях большого города, между прочим. А кредитную линию для своего писчебумажного магазина оформил в том же «Казанском»: «Хочу — выберу 200 тысяч, остальные подождут. Появится возможность — внесу 100 на погашение. Режим свободный и процент начисляется только на остаток. Сказали про 17% — столько и берут, без доплат. У других банков схемы жесткие. Вычислят схему платежей на весь срок — и по телу, и по ставке — и не позволяют от нее отступить. А это предпринимателю не всегда удобно.

Ирек ШАРАФУТДИНОВ, генеральный директор ЗАО «НИМБ», прям, как, правда: «Мы — люди консервативные, без затей. Держимся проверенного — «Татинвестбанка» в данном случае и ему подобных. Если бизнес позволяет гасить нормально кредиты, то никакие трехмесячные отсрочки, предлагаемые некоторыми банками, нам не нужны».

«Спрос на деньги просто бешеный»«Идешь туда, где меньше препятствий, — не согласен генеральный директор НПО «Агросервис» Нияз ХИСМЕТОВ. Его фирма была одной из первых в списках клиентов «ВКАБ» — теперешнего БТА-Казань. — Конечно, не все. Банк к нам очень расположен, но дает «короткие деньги». До года. А надо на 5 лет и в виде кредитной линии. И деньги все, до последней копейки, будут видны. Я не хочу их тратить на сопутствующие цели, даже на хозяйственные расходы. Риска тут никакого нет. Я сам отслеживаю надежность своих поставщиков в Китае. И только после этого начинаю средства перечислять. И более того, свое имущество, свой завод отдаю в залог кредитору, оборотные средства ставлю под контроль банка, подписи учредителей добываю… Почему же тогда более приемлемого процента нет?»Дело в том, что предприятие занимается отверточной сборкой малой импортной техники для нужд городского хозяйства, и к 16% приходится плюсовать еще 2 — на конвертацию. Есть еще и расходы на оформление кредита и пр. А залог? — «Ставишь 2 к 1, после чего заставляют подписываться еще и учредителей — как дополнительную гарантию».

Не нашлось общего языка с Банком Казани, дающем льготные кредиты для приоритетных городских программ. И с другими проблема: завод в старых ценах тянет на 10 миллионов, а рыночную при оформлении залога не принимают. Как быть?

Хисметов — личность известная. Мог бы, казалось, брать деньги напрямую за рубежом, без участия наших банков. Но и здесь загвоздка. «Там» требуют банковскую гарантию — что вполне закономерно. Там все ею пользуются. Но там она стоит 0,5 — 1%, а у нас — 5%. Немец дает кредит под 4%, а наш банк требует за свою гарантию 5%! Можно, конечно, с немцем и договориться — но на условиях обязательной покупки их техники. А это уже загрузка завода немца.

Есть, правда, в «заначке» план — договориться со «Спуртом», размещающем в городе иностранные ресурсы. Предприятие запущено в эксплуатацию в 1960 году. Свои средства, конечно, имеются, но чтобы завод работал, нужны и оборотные. Потому и вопрос стоит о привлечении примерно миллиона долларов. «Я бы с полным моим согласием положил оборотные средства в банк, если бы он дал мне их под 8% — сами-то они занимают под 4%». Обращался Хисметов и в венчурный фонд. Доктор технических наук, заслуженный изобретатель России, представлял свои разработки на конкурс, но даже отзыва не получил.

Мария Горшунова согласна с тем, что положение здесь, мягко говоря, неудовлетворительное. «В свое время средства инвестиционно-венчурного фонда положили на банковские счета — под льготный процент и на цели стимулирования инновационного сектора. Заметно ли действие этих мер? По моему, нет. Больше инноваций в жизни не стало».

«Спрос на деньги просто бешеный»Чтобы открыть какое-то производство, получить, допустим, технические условия у «Энергосбыта», нужны громадные непроизводственные затраты: 22 тыс. руб. за 1 квт! Для нормального производства даже и сто киловатт — «ничто», а ведь это уже почти два с половиной миллиона рублей. Кредита, выходит, хватит только на то, чтобы выкупить бумагу на право подключения к ближайшей подстанции. Говорить можно что угодно, осуществление сложно. У нас люди очень боятся брать кредиты — в том числе и бизнес. Бизнесмены убеждены — тот, кто приманивает клиентов льготами и отсрочками, кто не берет залогов, тот страхуется повышенными процентами.

Вообще, если пользуешься сторонним кредитным ресурсом, то будь готов к комиссиям — за ведение ссудного счета и т. д. И эффективный процент, как правило, совсем не такой, о котором сказано в рекламах. Это характерно практически для всех банков. И хоть новое законодательство обязывает их без обиняков объявлять проценты — это происходит не всегда.

Предприниматели отмечают: если внимательно смотреть графики возврата кредита, то получается, что первые полгода-год погашаются практически только проценты от кредита. Само тело кредита гасится немного. Даже если и захочешь банку досрочно вернуть деньги, то будешь должен через год почти столько же, сколько брал. И еще одно подчеркивают местные дельцы: после того, как «просел» мировой фондовый рынок и появились проблемы с ликвидностью, некоторые банки в кредитные договоры внесли пункт, в котором оговорили свое право — в случае неблагоприятных перемен на рынке — в одностороннем порядке повышать ставку за ресурс. Так сказать, в процессе погашения кредита.

Насколько доступны кредиты, сформированные на деньги ЕБРР и других иностранцев, вошедших в капиталы некоторых местных банков? Они все залоговые. Это принципиально.

Ильнар ШАЙМАРДАНОВ, директор казанского представительства КМБ-БАНКа:

— Напоминаю, что у нас принципиально нет залога по кредиту до 1 млн руб. Для всех категорий предпринимателей. Если вы берете 1 млн 200 тыс. руб., то залог потребуется только на эти 200 тысяч. И так по любой сумме. Я думаю, что для тех предпринимателей, которые только начинают работать, миллиона как раз и хватит на первых порах.

Но!!! Те, кто уже работает и хочет получить кредит, — они его всегда получат. То, что бизнесмены считают привередливостью банков, на деле всего лишь тонкости технологии отбора, практикуемой банками. КМБ, за спиной которого один из самых «капитальных» банков Европы, похож на западную бизнес-машину, непрерывно наращивающую объемы кредитной массы. Здесь неизбежны стандартизированные процедуры, непривычные для нашего человека. Проблема существует для тех, кто только начинает и не имеет кредитной истории, залога и оборотов или хочет резко ускориться.

Ты начни, а мы поддержим

Многие полагают, что дело у нас в стране можно начать только на базе личных накоплений и средств родственников и друзей. Есть еще один источник — ссуды кооперативов. Они не требуют в обязательном порядке кредитной истории, — хотя и приветствуют ее. И требования Центробанка, обязательные для банков, — залоги и поручительства тут имеют более приемлемый вид. В кредитных кооперативах ресурсы для стартующих всегда доступны.

Кредитная кооперация набирает силу. Сегодня в республике около десятка мощных кооперативов. На голову впереди идет развитие сельской кредитной кооперации.

Владимир КАРПЕЕВ, председатель кредитного кооператива «Экспресс-кредит»:

— Для членов Ассоциации предприятий малого и среднего бизнеса и кооператоров мы выделяем кредитный ресурс под 60% годовых. Вкладчикам платим 24%. Если учесть и налоги, то в целом ресурсы кооперативу стоят под 30%. Но спрос — бешеный. Потому что ресурсы банков для малого и среднего бизнеса малодоступны. Думаю, что через банки их получают только 20% от общего числа нуждающихся.

— «Посмотри свой баланс и поймешь нашу ставку» — сказала однажды Евгения Даутова.

— Разумеется, есть и другие причины: в наших условиях часть предприятий вынуждена работать по серым схемам. Есть и кривые балансы, и прочее… Покажешь все правильно, завтра закутывайся в простынь и отправляйся помирать на кладбище. — Опросы свидетельствуют, что половина мелких бизнесменов безграмотна…

— Что усугубляется бюрократизмом банков. Их скрытностью: даже Центробанк не в силах заставить банки сообщить правдиво эффективную ставку. Что уж там говорить про «откаты», которые банкиры, конечно, признают за проб-лему — «другого кредитного учреждения». Не своего. А ведь это в среднем 10% от просимой суммы, что для начинающего неподъемная ноша.

Откуда дороговизна кредитного продукта? Участников складчины, которые дают друг другу деньги, обязывают оформлять это как процентную ссуду. Если ты получаешь беспроцентную ссуду или ссуду по ставке ниже ставки рефинансирования, то по закону приобретаешь «выгоду», которой должен поделиться с государством! Это первая причина удорожания кредитного ресурса.
Вторая: процент, получаемый кооперативом с заемщика, — тоже доход, который подлежит обложению, хотя он идет не на потребление, а на последующее кредитование.

А третьего источника финансовых средств для начинающих предпринимателей — ресурсов бизнес-ангелов — у нас нет. Сегодня кредиторы подходят к делу так: мы деньги даем, а вы нам и возвратность, и проценты, и даже долю в прибыли, — если получится. Это что-то невообразимое.

Банками стартовый капитал не кредитуется. Центробанк запрещает давать деньги на образование стартового капитала. Вопрос начинают рассматривать через полгода работы. Впоследствии, когда предприниматель встает на ноги и у него появляются движение по счету, доходы, он становится интересным и для банков. Но это — второй, третий этапы.

Почему же банки не дают льготные кредиты кредитным товариществам для последующего кредитования предпринимателей? Как, скажем, было в Казани до революции: местное отделение Госбанка кредитовало ссудно-сберегательные товарищества и земские банки чуть не по цене учетного процента — с обязательством дешевого кредитования предпринимателей и сельских хозяев. Дело в том, что Центробанк разделил всех заемщиков по группам риска на 4 категории. Кооперативы оказались в четвертой, для которой положено создавать резервы один к одному. Это нелепость: по закону члены кооператива несут солидарную, субсидиарную ответственность друг за друга, а в числе членов есть предприятия с многомиллионными оборотами, громадной собственностью. На рубль кредитов рубль резервов. Значит, рубль кредитный должен зарабатывать вдвое больше, чем в случае с обычным заемщиком. Зачем им связываться с кооперативами?

«Спрос на деньги просто бешеный»Ирина НОВИКОВА, управляющий казанским подразделением ЗАО «ФИНКА»:

— Наши деньги стоят около 30%. Микрокредиты берут на покрытие кассовых разрывов, при острой нужде в наличных. Среди клиентов — мелкие предприниматели. Контингент перевалил за тысячу человек.

«У меня только одна финансовая проблема — это мой банк»

Не было, кажется, ни одного собрания бизнес-сообщества — в особенности малого и среднего калибра, — которое не упоминало бы, хотя бы и ритуально, в числе первоочередных проб-лем развитие факторингового кредитования оборотов. Но дальше обменов мнениями дело не шло. Банки ограничивались пожеланием коммерсантам и производственникам «срастить хоть одну сделку» для отработки технологии. Однако рынок подспудно формируется. В этом убеждают итоги выборочного рейтингования, проводимого московскими агентствами. Среди его участников и два наших банка: «Татфондбанк» и банк «Казанский». «Акибанк» в республике известен тем, что успешно решал проблемы свое-временных платежей между аутсорсингом и его заказчиком — КАМАЗом. Говоря о факторинге, не следует думать, что речь о старинном факторе, выкупавшем долги с дисконтом в 30%, а то и более. Теперь продвинутый банк устраивает даже управление дебиторскими долгами, их оптимизацию, предлагает разным клиентам разные выгоды. В частности, беззалоговое кредитование — под права требования. Финансирование в момент, когда вычерпан банковский лимит. Стопроцентное отсутствие остатка на счету — обычного при стандартном кредитовании и неизбежно повышающего фактическую ставку. Факторинговое финансирование позволяет вовремя платить и налог на прибыль, срок которого наступает сразу «по реализации», то есть по отгрузке товара, за который деньги еще когда поступят! Факторинг вообще смотрит не столько за клиентом, сколько за платежеспособностью его контрагентов.

Деньги сегодня в банках примерно в одинаковой цене. Факторинг дает финансирование под те же проценты. Финансовые риски страхуются втрое дешевле, чем в страховой компании. Цена комиссии с миллиона рублей обслуживания, к примеру, в 2% — это 20 тысяч. Не так много. Те же фактически деньги платят штатным сотрудникам за обзвон контрагентов. Ведение документации, исполнение графиков расчетов. Это нормально. А финансирование идет, как кредит — и под те же проценты. Безакцептное списание, к слову, — оно тоже за банками закреплено по закону.Когда маржа небольшая, когда нельзя из-за сильной конкуренции заложить в цену некоторое удорожание на покрытие расходов по факторингу — в случае с продуктами, к примеру, то ощутимых выгод небольшому клиенту факторинг не дает. Только крупному, только с большими оборотами. Ну, или монополисту. Это выгодно и дилеру-посреднику, которому нечего заложить, у которого, кроме оборотов, ничего нет.

Шесть бюджетов

Существо нормального кредитного механизма заключено в одном слове — рефинансирование.

Приходится признать, что оно у нас по сию пору не налажено. То есть ипотека, скажем, такую схему, набирающую обороты, имеет. Есть и «Агентство», и «Газпромбанк», и «Ак Барс» Банк и другие крупные институты, выкупающие закладные и организующие мало-помалу под них оборот специальных облигаций с хорошим обес-печением. Попытки сладить кредитный конвейер для малого бизнеса пока не привели к результату. Институты развития не действуют так, как оно задумано. Госбанк своей роли кредитора последней инстанции не выполняет. Пробавляется операциями РЕПО и ломбардом. И банки работают на собственных ресурсах. Надо сказать, неплохо.

Каждый год сумма кредитов малому бизнесу увеличивается, в прошлом году она возросла еще на 14,3 млрд руб. А ведь лишь несколько лет назад сумму в 3 млрд руб. кредитов малому бизнесу считали достижением. Всего с 2000 года, когда банки вплотную начали кредитовать предпринимателей, малому бизнесу выдали больше 400 млрд руб. Это шесть годовых бюджетов республики. По объему выданных кредитов на первом месте находится «Ак Барс» Банк, «Казанский», Сбербанк, «Акибанк», «Татфондбанк», «Девон-Кредит», «Ипотека-Инвест», «Автоградбанк», «Камский», «Спурт». Есть восемь программ правительства, благодаря которым тысячи бизнесменов получают льготные кредиты на приоритетные для государства цели. Но эти суммы не идут ни в какое сравнение с коммерческим кредитованием.

Реальная цифра государственной поддержки республиканского малого бизнеса на сегодня — порядка 3 млрд руб. в год. При том, что вклад малого бизнеса в экономику республики — 23% валового регионального продукта, в рублях — примерно около 170 млрд в год. А это значит, что у властей есть — и был всегда — не только политический, но и экономический стимул развивать малый бизнес.

К вопросу о природе процента 

Говоря о результатах года, Евгений БОГАЧЕВ подчеркнул несколько обстоятельств. Рост прибыли в первую очередь: за год подскочила на 43% — до 9,1 млрд руб. «Цифра хорошая, — сказал он, — но меня она не радует. Прибыль увеличили на 43%, а в бюджет уплатили в два раза больше. За счет чего идет такое повышение платежей в бюджет? За счет зарплаты, увеличения численности сотрудников банков. При этом наши крупные банки едва дотягивают свою рентабельность до уровня инфляции».

И следующее: «Наши банки в настоящее время разместили 13 млрд руб. на депозитах за пределами республики».

А дополнил картину Сергей СУХОРУКОВ из Государственного жилищного фонда при президенте РТ: «1% от балансовой прибыли — столько будут вносить с этого года банки в ГЖФ». И хоть заявил Минтимер ШАЙМИЕВ, что «все банки должны платить в Фонд социальной ипотеки», по всей вероятности, платить придется, в основном, местным банкам.

Андрей МИШИН

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя