Агролесомелиорация не даст погибнуть ландшафту

0
167

«В них здоровья и мудрости кладези, в них несказанная краса, в них источник естественной радости, это жизни основа – леса» – как тонко и верно подмечено! Леса обеспечивают среду обитания для животных, являются источником лекарственных растений, ягод, фруктов и орехов. Фактически без леса у человечества не было бы воздуха, чтобы дышать, а почва не обладала бы необходимым набором питательных веществ для выращивания сельскохозяйственных культур. А как приятно, отдыхая от суеты городской жизни, слушать звонкие голоса птиц, шум листвы, говор ручья! Поэтому лес надо беречь, относиться к нему трепетно и с уважением. Этим задачам посвятила судьбу Людмила ПУХАЧЕВА, декан факультета лесного хозяйства и экологии Казанского государственного аграрного университета. В нашем интервью с ней, прошедшем в преддверии Дня работников леса и лесоперерабатывающей промышленности,  говорим о состоянии лесного фонда в Татарстане, о вызовах, возникающих в связи с наступлением на республику степи, о проблемах исчезновения пород деревьев, о восстановлении деградированных пашен и борьбе с овражной эрозией, о подготовке кадров для отрасли и «экологическом завете» Петра I.

Людмила Юрьевна, как бы вы сформулировали самую болезненную для отрасли тему?

– Одно недавнее исследование показало, что наша планета утратила уже половину площади пахотных земель за сравнительно короткий период земледельческой деятельности человека, которая была неразрывно связана с безжалостной вырубкой лесов. Огромные площади лесов исчезли, деградировали или подверглись серьезной фрагментации. При этом население земного шара увеличилось в разы.

Если говорить конкретно про Татарстан, то он относится к малолесным регионам, к сожалению. В настоящий момент на республику активно наступает степь. Особенно это видно на примере луговых фитоценозов Новошешминского, Лениногорского, Бугульминского районов, где уже можно наблюдать «царство» ковылей. Конечно, это связано со многими обстоятельствами, включая и изменение климата, и человеческий фактор, к примеру, промышленное строительство. В свое время в связи с разработкой нефтяных месторождений лесные массивы были разрезаны сетью различных коммуникаций, пойменные леса затоплены Куйбышевской и Нижнекамской ГЭС. В последние годы погибают наши знаменитые ельники, про которые писал еще известный советский геоботаник, лесовод, эколог, академик Академии наук СССР Владимир Сукачев. Исчезает береза, ее одолевает опасное заболевание – бактериальная водянка.

И сейчас перед лесниками стоит сложная задача – подбор нового породного состава для создания защитных насаждений, увеличения площади гослесфонда. Надо понимать, что без леса не будет высокой урожайности сельскохозяйственных культур, необходимой влаги и того микроклимата, в котором гармонично могут существовать и зерновые культуры, и многолетние травы. Сегодня в Татарстане довольно много деградированных пашен и овражной эрозии, которая наносит непоправимый ущерб земле. А эрозия возникает как раз в основном из­-за неграмотного, нерационального использования земель и сведения лесов.

Говоря о развитии сельского хозяйства, не будем забывать, что для урожайности культур необходимо достаточное количество влаги. Откуда ее брать? Постоянно надеяться на дожди? Но лето часто бывает засушливым. Или орошать все угодья? Но это фантастика, потому что слишком дорого. А вот лес как раз способствует увлажнению воздуха, создает прекрасный микроклимат для живых существ, животных, растений. Это организм, который развивается по законам своей среды, в которую входят не только деревья, но и травы, кустарники, микроорганизмы, насекомые. И в отличие от Красноярского края, Тюменской области, Республики Коми, Марий Эл, леса Татарстана являются не только промышленными, они служат экологическим каркасом жизнедеятельности человека.

С одной стороны, лес надо выращивать, с другой стороны, необходимо рубить при достижении технической спелости – каждой породе определен природой свой возраст. Что касается вырубки, здесь проблем нет, поскольку в Татарстане находятся лесоперерабатывающие предприятия. Гораздо актуальнее задача, связанная с выращиванием леса на землях, не принадлежащих гослесфонду. Для этого у нас есть все условия: деградированные сельскохозяйственные угодья, крутые склоны, овраги – все территории, где не ведется активная сельскохозяйственная деятельность. Там, где не растет хлеб, должен расти лес!

В каком состоянии находятся особо охраняемые природные территории республики? Насколько они реально защищены?

– В этом смысле хотелось бы привести в пример Государственный природный почвенный заказник «Чулпан» Высокогорского района. Сегодня это образцовая территория в плане защиты почв от эрозии и противоэрозионной организации, которая не имеет аналогов в Среднем Поволжье. Когда­то здесь функционировал одноименный колхоз, постепенно пришедший в упадок в постперестроечные времена вместе со своими истощенными, деградированными землями. Здесь наблюдалось немало оврагов, шел процесс водной эрозии, происходил поверхностный сток, смыв почвы. И именно здесь решили попробовать с помощью передовых технологий создать экологически устойчивый агроландшафт. Была проведена огромная работа по агролесомелиорации для того, чтобы приостановить рост оврагов на площади 6000 га, предотвратить загрязнение окружающей среды биогенными и токсичными элементами. Для этого привлекли министерства и ведомства, сотрудников Ислейтарского, Пригородного лесхозов, Краснооктябрьского лесничества Минлесхоза РТ. Результат превзошел все ожидания. Мой супруг, ученый Анатолий Пухачев, вместе со своими коллегами также буквально дневал и ночевал здесь, чтобы спасать погибающий ландшафт. Эта сложная работа по комплексному решению экологических задач потребовала не одного года.

Отмечу важный момент. В Казани как­то искали место для мусорного полигона, и почему­то в тот момент инициаторам проекта приглянулись места бывшего колхоза «Чулпан». А главой Высокогорского района в тот период был нынешний Президент Татарстана Рустам Нургалиевич Минниханов. И он смог с его даром убеждения, аргументированностью, пылом, энергией доказать, что нельзя этого делать, что здесь проведены уникальные лесомелиоративные и гидротехнические мероприятия, а значит, для мусорного полигона территория не подходит ни малейшим образом. За это ему огромное спасибо от всех татарстанцев. Ведь модель создания лесов на деградированных сельскохозяйственных землях, которая создана в «Чулпан», действительно эффективна. Сюда приезжают перенимать опыт из российских регионов и даже из-­за рубежа.

Вы уже сказали о том, что вопросы, связанные с увеличением лесистости, являются приоритетными. Насколько мне известно, Минлесхозом Татарстана и другими ведомствами проводится большая работа в этом направлении. Многие знают про специальные акции «День посадки леса», «Неделя леса», про мероприятия, которые помогают естественному возобновлению лесов и комбинированному лесовосстановлению. А что известно из истории о развитии лесов в республике?

– Могу рассказать об интересном историческом факте. Недалеко от Казани расположено село Каймары, где находится Кирилло-­Белозерская церковь начала
XVIII века. Она построена в честь проживания в Каймарах императора Петра Великого. Он приезжал сюда, чтобы инспектировать леса Казанской губернии в связи с организацией в Казани адмиралтейства и сопутствующей промышленной инфраструктуры. Когда основным направлением политики Петра I стала борьба за выход к Азовскому и Черному морям, одной из баз для строительства современного флота, по мысли российского императора, и должна была стать Казань. Разработка необходимых лесных ресурсов в губернии к тому времени шла уже полным ходом на территории нынешних Апастовского, Кайбицкого и Рыбно-­Слободского районов. Казанские нагорные дубравы – фактически основа флота российского. У императора Петра I был нерушимый принцип: срубил дерево – посади десять. Лес считался богатством страны и высоко ценился. Для помещиков, которые выращивали лес, даже полагались солидные денежные вознаграждения.

А вот с периода правления Екатерины Великой лес по всей стране стал уже объектом купли-­продажи. У Антона Чехова в его произведениях нередко можно услышать из уст помещика: «Вот вчера лес на корню продал». Были такие страшные времена, когда можно было продавать под сплошную вырубку большие площади леса. Но лес – это такая сложная структура, для восстановления которой нужно много времени. Пока сформируется заново лесная среда, проходят десятилетия. Сиюминутной отдачи с того момента, как посадил деревья, ждать не приходится.

Говорят, что профессия лесничего одна из тех, которые притягивают человека на всю жизнь. Но для этого надо быть настоящим профессионалом и любить природу. Как обстоит дело с кадрами для лесного хозяйства в Татарстане?

– Призвание важно, потому что далеко не все «приживаются» в лесу. Не случайно на наш факультет поступают преимущественно ребята, у которых отцы и деды работают в лесничествах и лесхозах, то есть среди студентов немало тех, кто уже с детства готов к этому непростому труду. Впоследствии они приводят уже своих сестер и братьев.

Говоря откровенно, в современных условиях лес требует огромного количества специалистов, в том числе фитопатологов (они выявляют болезни растений, вызванные различными инфекциями), лесничих, инженеров по лесовосстановлению, инженеров­-таксаторов и представителей других специальностей. Лесхозам и лесничествам нужны профессионалы, которые умеют квалифицированно проводить лесохозяйственные мероприятия и свободно ориентироваться в природоохранном законодательстве.

Факультет лесного хозяйства и экологии аграрного университета выпускает ежегодно около 50 бакалавров лесного дела, многие из которых в дальнейшем идут в магистратуру. Мы плотно взаимодействуем с Лубянским лесхозом­техникумом, за плечами которого более чем 90­-летняя история. Выпускники Лубян, кстати, получают и дополнительное образование вальщика леса, тракториста, егеря, охотника, изготовителя художественных изделий из лозы. Но полностью покрыть кадровый голод пока не удается. В лесную отрасль постоянно нужен приток свежих сил и знаний. Тем более что идет ведь ротация: кто­-то уходит на заслуженный отдых, кто­-то увольняется по семейным обстоятельствам, кто­-то уезжает в другой регион. А профессионалы нужны не только в лесничествах и лесхозах, но и в Татарской лесной опытной станции, и в Государственном комитете Республики Татарстан по биоресурсам, и в сфере лесоустройства, и в Министерстве лесного хозяйства РТ, в Министерстве экологии и природных ресурсов РТ. Мне приятно видеть своих студентов в лесхозах, лесничествах, различных ведомствах, а ведь зарплаты в лесном хозяйстве совсем невысокие. Один из выпускников факультета Ильгизар Зарипов сейчас является первым заместителем министра лесного хозяйства, он тесно сотрудничает с нами и всегда готов оказать необходимую поддержку.

Но факультет лесного хозяйства и экологии Казанского аграрного университета создан совсем недавно, в начале 2000-­х годов. А где получали образование будущие специалисты лесного хозяйства до этого?

– На самом деле первые кадры отрасли в Поволжье выпускались именно здесь, в нашей республике, с 1919 года. Сельскохозяйственный институт в Казани начинался с двух факультетов – агрономического и факультета лесного хозяйства. Но так получилось, что этот факультет на определенном этапе закрылся. И поэтому многие, кто хотел обучаться лесному хозяйству, уезжали учиться в Йошкар­Олу, в политехнический техникум. Одно время в КГУ набирали лесомелиораторов, но это было еще в 1930­-е годы. И тот факт, что в новейшей истории Татарстана возродился факультет лесного хозяйства в новом качестве, это большой плюс для всего Поволжья.

Конечно, в данном случае большая заслуга Президента Татарстана Рустама Минниханова, который глубоко понимает проблемы отрасли. Его отец был заслуженным лесоводом Российской Федерации и Татарстана. Нургали Минниханов руководил Сабинским лесхозом, под его руководством была укреплена лесосырьевая база, проводилась большая работа по повышению эффективности использования лесных ресурсов, создавались производственные мощности для обеспечения полной переработки древесины, утилизации отходов, одновременно успешно решались вопросы социального развития территории. Сабинский леспромхоз стал школой передового опыта для специалистов лесного хозяйства страны. И не случайно сегодня учебно­опытный Сабинский лесхоз не только в системе Минлесхоза республики, но и в федеральном масштабе считается одним из передовых хозяйств, сюда приезжают учиться грамотному ведению лесного дела со всей страны. Так что Рустам Нургалиевич Минниханов с самого детства познавал через труд своего отца, что значит искреннее и заботливое отношение человека к природе. Сегодня в лице Президента РТ мы имеем мощную поддержку в дальнейшем развитии лесного хозяйства и лесной деревообрабатывающей промышленности.

В возрождении профильного образования в аграрном университете есть и большая роль Абузара Гаянова, который в общей сложности руководил Министерством лесного хозяйства семнадцать лет, с 1984 по 2001 год. Благодаря его грамотному руководству лесное хозяйство Татарстана даже в самых сложных экономических условиях развивалось лучше, чем в других регионах. И еще хочу отметить человека, который внес огромный вклад в создание профильного факультета в нашем вузе. Это Харис Мусин, ученый, который всю жизнь посвятил развитию и процветанию лесного хозяйства Татарстана, был заместителем министра лесного хозяйства республики и инициировал множество научных проектов в отрасли. В настоящее время профессор Мусин передает огромный накопленный опыт студентам факультета. И, конечно же, нельзя обойти вниманием бывшего ректора нашего университета, ныне советника ректора, профессора Джаудата Файзрахманова, принявшего на себя все тяготы, связанные с формированием нового подразделения.

А как вы оцениваете существующее федеральное законодательство отрасли?

– Не хотелось бы акцентировать внимание на этой теме, поскольку о несовершенстве законодательства говорили уже неоднократно. Лесной кодекс Российской Федерации, мягко говоря, не учитывает реалии того или иного региона страны, например малолесных территорий нашей республики. В законе не прописаны в достаточной мере вопросы лесной охраны, хотя, казалось бы, все леса – собственность государства. Вообще, у существующего Лесного кодекса немало противников. И, насколько мне известно, он будет пересматриваться с учетом существующих реалий.

Спасибо, Людмила Юрьевна, за этот разговор. Вас и ваших коллег поздравляю с профессиональным праздником и желаю успехов и сил в необходимой всем нам работе.

 

Беседовала Альбина ХАЗИЕВА

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя