Что имеем — не храним, потерявши — плачем

0
43

Что имеем - не храним, потерявши - плачемТема, поднятая в прошлом номере журнала по поводу бездумного разрушения исторических зданий в процессе обновления города, несомненно, актуальна. Она вызвала и продолжает вызывать отклики тех, кто не может оставаться равнодушным. Сегодня свое мнение о стремительно меняющемся облике Казани на страницах журнала «Элита Татарстана» высказывает член Президиума Государственного Совета РТ, Председатель комитета по культуре, науке, образованию и национальным вопросам Разиль ВАЛЕЕВ.

— Не буду оригинальным, если скажу, что Казань — уникальный город благодаря потрясающему слиянию восточной и западной архитектуры. Когда я впервые, в 1965 году, сюда приехал, то был очарован. После этого я несколько лет жил в Москве, неоднократно бывал в Санкт-Петербурге, в городах Японии, Мексики, США, Канады, Кореи, Турции. Где-то нравилось, где-то нет, что-то восхищало, что-то разочаровывало, но я убежден, что нигде нет такого места, которое бы повторяло архитектуру Казани.

Да, за последние годы в городе многое изменилось, и в большинстве своем изменения эти направлены на удобство жителей, на улучшение инфраструктуры, что не может не радовать. Появляется элитное жилье — или претендующее на элитность. Улицы расширяются, во многих районах столицы республики происходят те или иные обновления. Но не стоит забывать одну важную истину: потерь в процессе этих преобразований больше, чем приобретений. Помню, в 1991 году я впервые приехал в Нью-Йорк. Мне врезалась в память стена из красного кирпича старинного дома, которая была буквально «вписана» в стену огромного строящегося дома. Эту стену оставили как память о прежнем здании. Мне очень понравилась эта идея. Я тогда подумал, как бережно относятся к своей архитектуре американцы. А в Казани на улицах Тельмана, Бутлерова, Баумана, Пушкина многие оригинальные, красивые, интереснейшие в дизайнерском смысле дома утеряны безвозвратно. Я уже не говорю про Старо-Татарскую слободу. Сердце кровью обливается, когда вспоминаешь, что там было раньше, какова ситуация сейчас. Мы гордимся, что мы татары, что у нас богатая история, что живем в 1000-летнем городе, но при этом настолько равнодушны к самой истории. Понятно, что это касается не только татар, но и всех, кто проживает в республике, и, прежде всего, тех, кто принимает непосредственное участие в решении этих вопросов. Это нелицеприятно и для народа, и для города, и для республики в целом.

Я против строительства высотных домов в центре города. В старинных городах в центре высотки не строятся. По крайней мере, я с этим не сталкивался в других странах. А Нью-Йорк с его небоскребами нам не пример. Это не древний город, по сравнению с Казанью он совсем молодой. А тем более, если мы будем строить высотки вокруг Кремля, то в дальнейшем его просто потеряем.

Я был категорически против, когда разрушались древние дома города.

Там, где сейчас размещается Ярмарочная площадь, в преддверии 1000-летия Казани стояли старинные здания, в которых когда-то располагались коммунальные квартиры, складские помещения и т. д. Среди них был дом XV — XVI вв. Нельзя было его сносить. Мы выступали и на сессии Госсовета, пытались его «защитить» всеми возможными способами. Но его все равно снесли. Это бездумное и кощунственное отношение. Когда выводятся из реес-тра архитектурных памятников те или иные здания, это делается кулуарно, нигде не обсуждается, решается волей одного человека или нескольких людей. Так не должно быть. Город — наше общее достояние, общий дом, и никто не имеет права единолично решать судьбу уникального дома, определять статус исторического памятника.

Я возлагаю надежды на молодую команду мэра Казани, и очень надеюсь, что не будет повторения тех ошибок, которые были в спешке совершены перед 1000-летием города. В тот момент необдуманно уничтожили многие памятники архитектуры и уникальные дома, прежде всего, деревянного зодчества. Осталось только любоваться ими на открытках.

Что имеем - не храним, потерявши - плачемСейчас поясню, на чем основаны мои надежды. Где-то полтора года назад я обратился с просьбой к мэру Казани восстановить мусульманскую библиотеку на улице Московской (бывшая ул. Кирова). Это первая официальная мусульманско-татарская библиотека Казани, открытая в 1906 году по просьбе татарской части жителей города. Они 14 лет добивались ее открытия. Библиотека расположена рядом с «Номерами Булгар», напротив мечети Нурулла. Чем она интересна? Да хотя бы тем, что, живя в «Номерах Булгар», Тукай каждое утро спускался в эту библиотеку, читал газеты и журналы, искал нужные книги. Там же часто появлялся и Фатих Амирхан, работал Мирхайдар Файзи, известный драматург. Другими словами, это место, где почти ежедневно собиралась татарская интеллигенция. Так вот, когда начали изучать документы, выяснилось, что здание продано предпринимателям. Тогда городские власти выкупили обратно этот дом, так что библиотека в настоящий момент реконструируется. Это будет интересное и в туристическом смысле место. Вообще, мы предлагаем сделать экскурсионный маршрут по тукаевским местам Казани. Это стало бы очень важным звеном в создании имиджа туристического города. Для этого, конечно, необходимо восстановить и «Номера Булгар», где написано три четверти всех произведений Габдуллы Тукая, где классик татарской литературы провел последние годы своей жизни. Нуждается в реконструкции и здание, в котором также останавливался Тукай, это — «Номера Амур», историческое здание, расположенное рядом с нынешним Министерством экономики.Есть еще, к счастью, места, которые можно спасти. К примеру, великолепный Александровский пассаж. Таких домов по стране-то немного. А здание Национальной библиотеки? Оно уже много лет вызывает заслуженное восхищение, но там практически с момента постройки, уже 100 лет, ни разу не проводился капитальный ремонт. А дом купца Стахеева, крупнейшего в свое время предпринимателя, торговавшего хлебом? Эти ценные здания нуждаются в реконструкции.

А вообще, при приобретении предпринимателями ценных памятников архитектуры, к сожалению, до недавних пор они просто выводились из реестра исторических зданий. И, значит, инвестор мог поступить с ними, как душа пожелает. Сегодня, я убежден, подобная практика исчезнет, здания будут продаваться обязательно с обременением, конкретными условиями сохранности.

Хочу обратить внимание и на следующее. Обычно в других странах и городах, чтобы лучше узнать местные народы, я первым делом посещаю музей, библиотеки, рынок и кладбище. И нигде я не встречал такого запущенного кладбища, как в Казани. В Грузии, в Турции, Японии — идеальная чистота. Когда я приезжаю на старое татарское кладбище в Казани, больно становится. Почему же такое отношение? У татар в доме порядок, идеальная чистота. Но стоит выйти в подъезд, на улицу, обстановка кардинально меняется. Я могу оправдать это только тем, что татары, не имея своей государственности, в свое время сузили территорию своего обитания, «консервировались» у себя дома. Другими словами, не относились к городу, как к своему, родному. И кладбище сначала было общее, может быть, поэтому стали так относиться. Как бы то ни было, отношение к окружающему надо менять.Но вернемся к архитектуре. В последнее время в Казани стали строиться некие антикоподобные дома, в подражание европейцам. Ничего плохого в этом не вижу, но в них же нет ничего национального, никакого татарского или татарстанского духа, ничего оригинального. В прошлом году я был в Астане. И вот что меня там восхитило. Казахи пригласили в качестве главного архитектора города всемирно известного японского специалиста. Он решает глобальные задачи общегородского масштаба: какие дома должны строиться, как должна улучшаться инфраструктура, какие проекты необходимо реализовать в первую очередь и в перспективе. Но «украшением» этих домов, приданием национального колорита, оттенков занимаются самые известные местные архитекторы. Это соединение мирового опыта японцев, которые умеют строить великолепные дома со всеми удобствами, и национального духа просто потрясает и вызывает уважение. В последнее время в Казани построено много культурно-развлекательных и торговых центров. «Заштампованные», они есть везде, в любых странах, одни и те же. Неужели нельзя придать свои особенности при их строительстве? В Астане как раз этим и занимаются. Даже в названиях международных марок: например, не просто «Мега», а обязательно через тире указывается либо имя местного национального героя, либо какой-то символ, очень важный для этой республики. Казалось бы, маленькая деталь, но она присутствует везде, в любом здании, и это не может не привлекать.

Мне бы хотелось, чтобы при строительстве, особенно крупных и значимых объектов, переняли опыт казахов. Известно, что новое здание Национальной библиотеки будет строиться по проекту голландского архитектора. Проект интересный, но ничего национального в нем нет. Мы разговаривали с архитектором на эту тему, в результате чего он обещал, что учтет наши пожелания, чтобы это было не безликое здание, а обязательно с особенностями национальной архитектуры.

Мы хотим, чтобы Казань стала туристическим центром. Но только мечтать об этом бессмысленно, надо действовать. Чтобы посмотреть на торговые, культурно-развлекательные центры, которых в любом городе достаточно, к нам никто не будет приезжать. Только если мы приведем в надлежащий вид те достопримечательности, которые еще сохранились в Старо-Татарской слободе и других местах, город будет привлекательным для туристов. 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя