Кого защищали «казанские патриоты»?

0
111

Справка:

Фронт казанских патриотов (Ф.К.П.) был создан в мае 2010 года. Главными организаторами и идейными вдохновителями группировки стали 19-летний Рамиль Денюшев, ранее судимый по ст. 119 УК («Угроза убийством и причинением тяжкого вреда здоровью»), и 20-летний Ярослав Благов. Они создали экстремистскую группу с целью изгнания из Казани представителей народностей Кавказа и Средней Азии и создания невыносимых условий жизни для лиц неславянских народов. Оперативной разработкой деятельности группы занимались сотрудники Центра по противодействию экстремизму МВД по РТ. Уголовное дело в отношении членов группы расследовано следственным отделом ОП «Авиастроительный». Подсудимым было предъявлено обвинение сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса РФ. В том числе и по ст. 282 — «Организация экстремистского сообщества».

 

Было бы удивительно, если бы существование такой организации обошлось без современных средств коммуникации, и действительно – как сообщили в отделе информации и общественных связей МВД по РТ — вербовка и вовлечение в деятельность экстремистского сообщества активно осуществлялась в основном в Интернете – с помощью закрытой группы в одной из социальных сетей под названием «Ф.К.П.». Прием в нее осуществлялся через отправление электронной заявки, которая тщательно рассматривалась администраторами. Организаторы показали себя неплохими психологами: одобренному кандидату назначалась встреча, после этого с ним общался кто-то из лидеров, сначала на бытовые темы, а потом разговор плавно переходил к тематике национал-социализма. Если тема вызывала отклик, кандидата убеждали, что с кавказцами нужно бороться, причем активно. На третьем этапе кандидат «подтягивался» в группировку, после чего следовало его официальное зачисление в Ф.К.П.

Несмотря на то, что для своей организации молодые люди использовали название команды для игры в Counter Strike, ни о каких игрушках не было и речи. Следователи подчеркивают, что среди них культивировалась жесткая, почти военная организация: сборы, то есть практически партсобрания, два раза в неделю на безлюдном пустыре, «общак», который собирался со всех членов для реализации партийных целей. На общих собраниях члены группировки обсуждали свои основные задачи и пути их осуществления. Например, проведение акций под названием «Белые патрули». В этих рейдах «скинхеды» искали на определенной территории лиц неславянской национальности для их дальнейшего избиения. О серьезном подходе к поставленным целям говорит и то, что у группы был даже свой инструктор – 19-летний Павел Батуев. Он, помимо идеологической подоплеки, учил своих подопечных методам конкретной борьбы за «Россию для русских». Так, на одной из тренировок в конце лета прошлого года он демонстрировал способы изготовления зажигательной смеси «коктейль Молотова» и показывал ее действие. Кроме «коктейля» в качестве оружия предлагалось применять пустые бутылки и ножи.

Фактически, в тех преступлениях, которые успели совершить члены Ф.К.П., были задействованы шесть участников «фронта». Именно они и стали обвиняемыми по делу. Кстати, несмотря на то, что скинхеды заявляли о расовых причинах преступлений, у них были и свои меркантильные интересы. Во всех случаях у жертв отбирались украшения, сотовые телефоны, документы и все наличные деньги. На счету шести обвиняемых, кроме пропаганды экстремистских идей, был еще и ряд уголовно наказуемых преступлений.

И все-таки, что заставило этих молодых ребят преступить закон и почему они избрали именно такой род деятельности? На это тоже есть свой ответ. По результатам исследования их личностей, проведенных в ходе следствия, было установлено, что оба лидера казанских нацистов «эмоционально неустойчивы, подвержены смене настроений, эгоцентрически обидчивы и обладают актуально сниженной самооценкой. С трудом контролируемая агрессивность у них сочетается с неуверенностью в себе».

— Практически все они не были лидерами в своей обычной среде – даже наоборот, — рассказывает Илюза Нуриева, начальник отделения ОП-№1 «Авиастроительный» Следственного управления МВД России по городу Казани, которая вела это дело.

Все они, по ее мнению, пришли в группировку, чтобы самоутвердиться – одного из ребят постоянно унижали в школе, где он учился, других, в лучшем случае, просто не принимали всерьез.

Благие намерения отстоять собственную честь и набраться мужества вылились в откровенно расистские действия и поступки. Так, один из лидеров группировки – Дэн Денисов, как он себя называл, остановил с приятелями на улице Вишневского паренька и стал доказывать ему: «Ты чурка!». Оправдания, что тот местный – казанский татарин, не помогли – Дэн даже сравнил его пальцы на руке со своими, чтобы доказать, что парнишка намного смуглее его. Каково же было удивление его подельников в зале суда, когда выяснилось, что борец за чистоту славянской расы Дэн — на самом деле Рамиль Денюшев, мама которого регулярно посещает мечеть. «Славянскую» группировку, как выяснилось, он возглавил, чтобы отомстить дагестанцам, которые избили его около пивной палатки.

Помимо показаний потерпевших и свидетелей, психологических и компьютерных экспертиз, в качестве вещественных доказательств в суде были представлены изъятые у членов Ф.К.П. листовки, клипы, тексты нацистского характера, а также книги Гитлера и Дмитрия Нестерова соответствующего содержания.

— У многих были наколки со свастикой или другими фашистскими рунами, они приветствовали друг друга вскидывая руки, как фашисты. Когда я увидела созданный ими сайт, мне стало плохо. Страшно, что наша молодежь использует фашистские лозунги и символику, — вспоминает Илюза Нуриева.

Авиастроительный районный суд Казани приговорил организаторов «Фронта казанских патриотов» Рамиля Денюшева и Ярослава Благова к 5,6 и 3,6 годам лишения свободы. Еще двое участников получили 9 месяцев и 4 года лишения свободы. Остальные члены – по три года условно.

Следователя Илюзу Нуриеву больше всего поразило, что практически никто из родителей не возмутился, не вышел из себя, узнав, чем занимались их дети:

— Мать Рамиля Денюшева упрекала меня: «Они ведь никого не убили!» Но я думаю, этого недолго оставалось ждать – их просто вовремя остановили. Но сами осужденные – Денюшев и Благов, свою вину в экстремизме не признали. Только Александр Сергачев пожалел, что участвовал во всем этом и, я уверена, больше в эту группу не вернется. Может быть, и из-за матери, которая сказала мне: «Я на суд не пойду, мне стыдно». А родители остальных, по большому счету, не поняли или предпочли не понять, чем занимались их дети…

 

Дать свой комментарий этому делу мы попросили Александра САЛАГАЕВА,

доктора социальных наук, профессора, заведующего кафедрой социологии и политологии КГТУ, директора Центра аналитических исследований и разработок, эксперта ООН.

Александр Леонидович, в чем, на ваш взгляд, причина появления в Татарстане таких организаций национальной, расовой и социальной нетерпимости, о возможности возникновения которых раньше не могло быть и речи?

— Группы, которые проповедовали расовую и национальную нетерпимость, в России появились впервые в Москве и Санкт-Петербурге в девяностые годы под влиянием таких западных субкультур как скинхеды. В Казани различные ультранационалистические организации типа РНЕ («Русское национальное единство») появились в 2005-2006 годах. Причин этому множество. Во многом их появление является следствием, реакцией на неконтролируемую миграцию, которая захлестнула нашу страну. Обычные люди и граждане Центральной России, особенно молодежь, столкнулись с большим количеством представителей другой культуры, непонятных обычаев, с вызывающими манерами поведения и так далее. Отношения между русскими, татарами, чувашами и другими народами в Татарстане были традиционными, сложившимися веками. А тут приехали новые люди со своими обычаями и с неуважением к обычаям коренных жителей. Очень большую роль сыграл и экономический фактор – гастарбайтеры часто занимают те места, где могла бы трудиться местная молодежь. Предпринимателям выгоднее взять работника из Средней Азии, который будет работать по 12 часов с минимальной оплатой, а то и вообще бесплатно: очень много случаев, когда нанимают иностранцев, а потом «кидают» их, не платят деньги и сдают их миграционной службе. В итоге получается так, что приезжие отнимают у местных работу, и молодежь чувствует это. А ведь гнев-то нужно направлять против тех недобросовестных предпринимателей и коррумпированных чиновников, действия которых приводят к этой ситуации!

К счастью, националистические группы немногочисленны и охватывают сравнительно небольшое количество молодежи. По-настоящему радикальных групп немного, и они появляются не так часто. К счастью, и случай с Фронтом казанских патриотов не очень массовый. Там было только 6 обвиняемых, а 21 человека вывели в свидетели, а это уже само по себе говорит о том, что серьезных преступлений они не совершили.

Стоит отметить, что обвиняемые – из разных районов. Это значит, что «фронт» не был одной из территориальных группировок, которые собирались по идейным соображениям и организовывали какие-то свои действия. Тут не было какой-то жесткой дисциплины, как в группировке. Здесь совершенно другие мотивы…

Я считаю, что полиция, Центр противодействия экстремизму немножко выпятили расовые и националистические вещи, вошедшие в обвинительное заключение. Всячески пытались их действия подогнать под 282-ю статью УК РФ. Но ведь главный-то обвиняемый этой группы – Рамиль Фоатович Денюшев, татарин. То есть не все в этом уголовном деле так однозначно.

Были ли все эти ребята скинхедами, интересовались ли национал-социалистической идеологией – это еще вопрос. Я бы сказал, что далеко не все. Во многом Фронт казанских патриотов, по моему мнению, результат конструирования Центра противодействия экстремизму.

На мой взгляд, это была полухулиганствующая, очень разношерстная по взглядам компания, где не было дисциплины, санкций за пропуск сборов и так далее. Это нельзя назвать организацией. Взгляды у всех были разные: один хотел отомстить дагестанцам, которые его избили, другой начитался каких-то национал-социалистических книг. Это была пестрая, аморфная группа, которую просто искусственно подвели под эту статью. Я скептически отнесся к этому обвинительному заключению.

Если бы у нас было настоящее гражданское общество, то соответствующие общественные организации могли бы контролировать предпринимателей, власти, которые незаконно закрывают глаза на нелегальную эмиграцию, на полицию, которая за взятки покрывает преступления приезжих. Сейчас же получается так, что диаспоры более сильные, сплоченные, чем население Центральной России. Криминологи называют их торгово-криминальными сообществами. Занимаясь торговлей, они не брезгуют какими-то криминальными вещами, подкупают полицию. Это же было и в Кондопоге, в Сальске. В прошлом году я насчитал 20 таких случаев по России, но сейчас их гораздо больше.

Все произошедшее с Фронтом казанских патриотов еще раз говорит о том, что с молодежью нужно работать. Присутствуя на суде, разговаривая с обвиняемыми, я понял, что это социально незащищенные люди, социально слабые. У их родителей также низкий социальный статус, низкий уровень образования, они материально мало обеспечены. Неудивительно, что их дети не видят перспектив для устройства в жизни.

Нельзя сказать, что наше Министерство по делам молодежи, спорту и туризму РТ не работает с молодежью, но оно занимается только отдельными ее категориями. Проводятся лагеря для талантливых подростков, собираются команды КВН. Однако они только сейчас стали создавать клуб фанатов «Рубина», только сейчас начинают с ними работать. Отсюда вывод – это министерство должно заниматься и такой маргинальной, социально уязвимой молодежью, что-то делать для них, организовывать какие-то секции и кружки. Раньше этим занималось объединение «Подросток», но теперь оно стало платным и недоступным для малообеспеченных людей.

В любом случае, обсуждая эту тему, я думаю, нельзя уповать только на полицию. Полиция — карательный орган. Можно, конечно, всех пересажать, но поскольку есть условия и среда, все это будет воспроизводиться. Учитывая протестный потенциал русской молодежи, она склоняется к всевозможным радикальным формам, потому что по большому счету она никому не нужна, ей никто не занимается. Национальной татарской молодежью у нас в Татарстане занимаются на уровне правительства республики, выделяются бюджетные деньги, а русской молодежью не занимается никто – ни на уровне республики, ни на уровне всей России.

Мы сейчас ставим вопрос о том, чтобы создали какой-то центр русской культуры в Республике Татарстан, под условным названием «Русский дом». Минтимер Шаймиев обещал помочь нам это сделать, но сейчас этот вопрос опять замялся. А если бы помогли создать Центр русской культуры, то мы могли бы сами работать с этими ребятами и отвлечь какую-то их часть от экстремизма в решении подобных вопросов.

 

Подводя итоги…

Несмотря на то, что Авиастроительный суд Казани дал четкую оценку действиям «казанских патриотов», точку в этом деле ставить еще рано. Ф.К.П. — далеко не единственная группа в Казани, исповедующая националистические, причем не обязательно русофильские, взгляды. Как строить отношения с этими молодыми людьми – только лишь на основе репрессивных мер или стоит привлечь общественность, их родителей и близких, как и в какую сторону направить их энергию? Принять участие в обсуждении этой темы мы приглашаем всех читателей нашего журнала.

Александр ГАВРИЛЕНКО

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя