Кому платить за учебу?

0
23

Острая потребность отечественной экономики в квалифицированных рабочих и специалистах сегодня вызывает озабоченность на всех уровнях власти. Этот вопрос стал предметом обсуждения на Совете безопасности нашей республики в конце марта. В апреле в стенах строительной академии прошла международная научно-практическая конференция «Взаимосвязь профессионального образования, бизнеса и производства как фактор подготовки конкурентоспособных специалистов» с участием ученых, представителей бизнеса, органов государственной власти.

Как показывает анализ, в республике существует большой перекос в подготовке кадров. Например, в учебные заведения среднего профессионально образования — техникумы и колледжи — в прошлом году было принято 17 тысяч человек, в начальные — профтехучилища и лицеи — 18 тысяч учащихся, а в вузы — 44 тысячи абитуриентов. Между тем, республика задыхается от отсутствия специалистов начального и среднего профессионального звена.

Радикально исправить сложившуюся ситуацию, по мнению исследователей, возможно лишь при комплексном подходе на основе сбалансированных региональных программ подготовки специалистов. Эти программы должны разрабатываться и реализовываться с привлечением государственных и частных организаций. Правда, возникают вопросы по финансированию программ. Кто должен оплачивать подготовку кадров: бюджет или бизнес?

Этот вопрос мы задали специалистам, которые в той или иной мере участвуют в решении кадровой проблемы.

Кому платить за учебу?Валерий КОРНЕЕВ, директор Центра занятости населения г. Казани:

— Если следовать такой логике: я плачу налоги — дай мне специалиста, то надо иметь в виду, что сегодня этих средств хватает только на то, чтобы только подготовить более-менее грамотного специалиста. А на ремонт и замену оборудования в учебных заведениях начального, среднего и высшего образования средств выделяется недостаточно. Вот и получается, что готовить кадры приходится на старом оборудовании, а работать им предстоит на новой современной технике. Здесь пока существует большой разрыв.

Другой момент, который стоит учитывать, обсуждая проблему подготовки кадров. Если после 9 — 10 класса школьник обучается профессии токаря 2 — 3 года, то он может получить максимум 4-й разряд, да и то — только при хорошей учебе. А если он обучался кое-как, то больше 3-го разряда он не получит.

Предприятиям же сегодня требуются токари 5 — 6 разряда. Вот еще один разрыв. Такая картина, замечу, по всем учебным заведениям профессионального образования — и по начальным, и по средним, и по высшим.

Что сейчас получается? Приходит молодой специалист на предприятие, а ему говорят: «Забудь, чему тебя учили». И тратят еще полтора-два года на его переподготовку.

В прошлом году в Казани стал формироваться иной подход к подготовке кадров, который, я считаю, должен быть закреплен на практике, на постоянной основе.

Государство со своей стороны вкладывает средства, учебное заведение привлекает на учебу способных ребят, а предприятие берет на практику студентов. Будущие специалисты проходят стажировку непосредственно по своей специальности. И они уже пишут курсовые работы, готовят диплом по какой-то конкретной работе. Такая практика служит гарантией высокого качества подготовки специалистов. В качестве примера можно привести совместную работу с кадрами ОАО «Радиоприбор» и 51-го колледжа. Учащиеся колледжа в первую половину дня учатся в его аудиториях, а во вторую — на производственных участках предприятия. Если ученик трудится на уровне подмастерья, то предприятие ему доплачивает к стипендии определенную сумму. Будущий специалист закрепляется на конкретном рабочем месте, он видит новую технику, на которой ему предстоит работать, потихоньку ее осваивает. Когда после окончания училища такой молодой специалист приходит на предприятие, то он сразу включается в работу, без переучивания. Тех из молодых людей, которые надумают продолжать учебу в авиационном техникуме, вузе, предприятие поддерживает. Им говорят: «Будете нашими стипендиатами», и платят стипендии за все время обучения. Считаю, что на таком уровне и надо воспитывать и удерживать кадры.

Я длительное время работаю в городском Центре занятости, и все эти годы отдельные работодатели ворчат: мы вам даем вакансии, а люди к нам не идут. А что вы сделали, чтобы они к вам пришли?

Система профессионального обучения должна основываться на взаимном контакте. Если ты сегодня что-то производишь, ты — какое-то акционерное общество, ты платишь налоги и считаешь, что этого достаточно, чтобы требовать у государства подготовленных высококвалифицированных кадров, то ты чего-то не понимаешь. Налоги идут на разные государственные нужды, а не только на сферу образования. В нее вкладывается лишь какая-то часть, и явно недостаточная. А на профессиональную подготовку остается еще меньше. Вот поэтому и нужно сегодня платить за хорошего специалиста, за трудовые ресурсы. К сожалению, есть еще предприятия, которые, не вкладывая ни копейки в трудовые ресурсы, хотят получить высококвалифицированные кадры. Такого не бывает.

Сейчас мы стали заниматься профориентацией в школах с родителями, детьми. А ведь для этого дела нужны и заинтересованные работодатели.

Считаю, что в подготовке кадров должны участвовать и государство, и бизнес. Сейчас именно такой период, когда они заинтересованы в утолении кадрового голода. Может быть, в будущем настанет такой момент, когда государство скажет: вот мы оплачиваем работу преподавателей, а в остальном должен участвовать бизнес — выстраивать отношения с учебным заведением, организовывать практику студентов на будущих рабочих местах и так далее.

Сейчас появляются новые формы в подготовке специалистов. Технический университет, к примеру, стал заключать тройственные договора: вуз — работодатель — студент. Предприятие платит студенту стипендию, вуз его качественно готовит и отдает работодателю. Если новоиспеченный специалист не отработал положенного срока, то с него предприятие требует возврата денег, потраченных на обучение. Но пока такой судебной практики нет, поэтому предприятие не сможет взыскать эти деньги. Нет соответствующего положения и в трудовом кодексе, чтобы выпускник отработал после окончания учебы какой-то срок на предприятии. А раньше такое положение было. Окончив вуз, молодой специалист должен был отработать по направлению определенное количество лет. Сейчас необходимо вернуться к такой практике.

Кому платить за учебу?Павел ЧЕРНОВ, первый заместитель министра транспорта и дорожного хозяйства Республики Татарстан:

— Между учебным заведением и работодателем должно быть налажено тесное взаимодействие. Если крупная компания знает, сколько и какие специалисты ей нужны, и она имеет программу сотрудничества с учебным заведением в плане подготовки специалистов, то большая часть мелких и средних предприятий не имеет подобных программ. И общество от этого только проигрывает. В целом, сам процесс партнерства между предприятиями и учебными заведениями, а я бы сюда присовокупил еще и прикладную науку, которая есть в учебных заведениях, надо рассматривать единым целым процессом, который пока оставляет желать лучшего.

Как сегодня формируются заявки на подготовку тех или иных специалистов? Формально есть все: и соответствующие документы, и заявки. Но реально это ни о чем не говорит, все происходит достаточно декларативно. Тот, кто заявляет от имени работодателя специалистов, за них совершенно не отвечает: лишь бы дать какую-то бумагу. Это проявление формализма, конечно, не на пользу взаимоотношениям вуза и работодателей.

Если бы мы вышли на прямые заявки специалистов, то большая часть выпускников учебных заведений не терялась бы на пути от учебного заведения до предприятия. А сегодня, к сожалению, они теряются. Люди идут работать не туда, куда их готовили, а в любое другое место, в зависимости от своих интересов.

Я думаю, что если бы нам удалось изменить систему заявок, то многие вопросы были бы решены, потому что, если я, работодатель, заявил специалиста, то буду с ним сотрудничать и на стадии учебного процесса, обеспечивая его местом для практики и подготавливая к будущей специальности. Я бы обязательно сотрудничал и с учебным заведением в плане своих требований, какие мне нужны специалисты, и в плане помощи в подготовке кадров.

Естественно, при такой заинтересованности работодателя и вопрос, кому платить за подготовку специалиста, не встает: тот, кто заказывает кадры, тот и оплачивает их подготовку. Из выступления на международной научно-практической конференции «Взаимосвязь профессионального образования, бизнеса и производства как фактор подготовки конкурентоспособных специалистов».

Кому платить за учебу?Хайдар ХАЛИУЛЛИН, президент Ассоциации предприятий малого и среднего бизнеса Республики Татарстан, член Общественной палаты РТ, заместитель председателя правления ТПП РТ:

— Если предприятие заинтересовано в человеке, которого направляет на учебу, то, конечно, оно будет за него платить. Но я считаю, что в учебных заведениях должны присутствовать обе формы подготовки специалистов — и бюджетная, и коммерческая. Потому что не все в состоянии оплачивать свою учебу. Пусть будет конкурс на бюджетное отделение. А кто не смог его пройти, тот может поступить на коммерческой основе. Лишь было бы желание и определенный уровень базовых знаний.

И не имеет значения, кто оплачивает подготовку специалиста. Если человек учился за счет бюджета, он, как правило, не уедет за границу на заработки, а останется в своей стране, даже если будет работать на частном предприятии. Он будет поднимать экономику своего государства. И через налоги средства, затраченные государством на подготовку этого специалиста, вернутся в казну.

Государство, на мой взгляд, должно отслеживать потребность экономики в кадрах, оперативно реагировать на запросы рынка труда. Возможно, для этого придется организовывать новые центры подготовки кадров или же готовить специалистов на базе существующих учебных заведений.

Если крупному предприятию нужны специалисты определенного профиля, то оно само может построить, скажем, училище профессионального образования и готовить кадры конкретно под свое производство.

Если специальность окажется востребованной в плане престижности, высокой заработной платы, то в таких учебных центрах можно будет и на платной основе осуществлять подготовку. Таким образом, предприятие сможет компенсировать часть своих затрат на обучение персонала.

Должно ли государство помогать таким фирмам, которые сами готовят кадры? Это зависит от интересов государства. Если, к примеру, предприятие готовит специалистов по какой-то определенной программе совместно с государством, то, разумеется, какие-то льготы должны такому предприятию предоставляться. Хотя бы по налогообложению.

Вообще, я считаю, что все варианты подготовки кадров, которые сегодня у нас существуют, приемлемы. Здесь важен конечный результат: квалифицированные специалисты, способные трудиться в современных условиях с использованием новейшей техники и инновационных технологий.

Еще раз хочу напомнить: даже если государство готовит кадры на бюджетной основе, то подготовленные специалисты остаются в стране в подавляющем большинстве случаев. Они здесь работают, платят налоги, работодатель тоже за каждого своего работника перечисляет в бюджет определенные налоги. И неважно, за чей счет обучается человек.

Другое дело, если он надумал уехать за рубеж на заработки. В этом случае, необходимо, чтобы такой специалист вернул государству деньги, затраченные на его подготовку. Конечно, если он учился на бюджетном отделении.

Сегодня, к сожалению, еще одна проблема существует. В погоне за финансами некоторые вузы совсем забывают о качестве обучения. Для них главное — собрать побольше денег. И здесь важно контролировать подготовку кадров, которую должны осуществлять уполномоченные государственные органы. Если уж кто-то берется обучать людей, то пусть обучение будет качественным.

Как за рубежом решается эта проблема?

Изучив зарубежный опыт, Национальная Федерация профессионального образования в строительстве (Санкт-Петербург) пришла к выводу, что для России больше всего подходит немецкий вариант финансирования обучения рабочих. Если у финнов, к примеру, все вопросы, связанные с обучением молодых специалистов, берет на себя государство, то у немцев проблема финансирования решается так: по 30% платят государство, работодатели (через дополнительный налог с годового оборота в 2 — 2,5 процента), профсоюз, а 10% — сами учащиеся.

Воспользуются ли зарубежным опытом в нашей стране и на каком уровне, покажет время. А пока проблема с кадрами заставляет государство, бизнес и образовательные учреждения искать формы взаимодействия в области подготовки специалистов, нужных рынку труда. И сегодня уже есть опыт крупных российских бизнес-структур. Пока вопрос профобразования окончательно не решен на государственном уровне, некоторые из них открывают на собственные средства специализированные учебные центры.

Владимир КУЗЬМИЧЕВ 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя