Не стоит ломиться в открытые двери

0
43

 

Экс-министр мелиорации и водного хозяйства Республики Узбекистан, экс-заместитель Премьер-министра Республики Узбекистан, председатель исполкома Международного фонда спасения Арала. Это далеко не все этапы профессиональной карьеры Рима ГИНИЯТУЛЛИНА, который сегодня является председателем Совета старейшин Общественного культурно-просветительского центра татар Узбекистана. Он искренне переживает за будущее своей нации, активно следит за тем, как живет Татарстан, нередко приезжает в Казань.  На страницах нашего журнала Рим Абдуллович делится своим мнением по поводу  развития республики. 

 

Нельзя быть политически аморфными

Мне не просто интересно, но далеко не безразлично то, что происходит в Татарстане. Особенно всколыхнул мои чувства прошедший в августе съезд Всемирного конгресса татар. Посмотрел, послушал, что здесь происходит, что говорят делегаты и местная элита, и у меня осталось двоякое чувство.

С одной стороны, приятно, что Татарстан достигает успехов в экономике, активно развивается по инновационному пути, реализует актуальные проекты в разных отраслях. Но, с другой стороны, в политическом плане многие из татар политически аморфны, пассивны, как будто не хотят мириться с тем, что надо плодотворно жить в реальном политическом и экономическом пространстве.

Не надо вспоминать времена Казанского ханства с ностальгией и жить вчерашним днем, это непродуктивно и бесперспективно. Гордиться своей историей можно, но проецировать ее на сегодняшнюю жизнь нецелесообразно. Татарстан – субъект Российской Федерации, и от того, будет продлен Договор о разграничении полномочий или нет, не зависит будущее республики. В едином для всех конституционном поле не может  быть договора для отдельного субъекта. Все должны добиваться от центра того, чтобы Конституция не обслуживала исполнительную власть, а обеспечивала  равные права субъектов Федерации.

Время парада суверенитетов, «раздаваемых» Борисом Ельциным, давно прошло. Договор о разграничении полномочий между Татарстаном и РФ уже в 2007 году стал практически нулевым, чисто символическим. И уже тогда нужно было не готовиться к его новому подписанию, а, наоборот, самим первыми признать, что договор в современных условиях не имеет смысла, надо развиваться в существующем конституционном поле. Продолжать считать Татарстан суверенным государством не просто иллюзия, а введение нации в заблуждение. Это даже наносит вред самой республике. Сейчас Москва совсем не в том слабом состоянии, в каком она была в 1990-х годах. Тогда федеральный центр не знал, что делать, куда идти и что «спасать» в первую очередь. Сегодня у Москвы есть силы, возможности, четкие цели и задачи, стратегия развития государства. В настоящий момент поводом для возбуждения национальной розни может стать даже самый безобидный факт. Поэтому надо быть осторожными и в высказываниях, и в поступках и решать свои задачи цивилизованным путем.

Смотрите, евреев  в общей численности населения меньше, чем татар, а в Государственной Думе их гораздо больше. Почему? Потому что они приняли правила игры через «Единую Россию», «Справедливую Россию» и так далее. Они понимают, что надо активно проявлять себя на политическом, законодательном уровне. Почему татары мало представлены в политической жизни страны? При этом мы так рьяно ратуем за Договор о разграничении полномочий, который был нужен на смутные времена,  а сейчас он свое назначение исполнил и  исчерпал потенциал.

Все наши призывы заключаются только в том, чтобы требовать от народа знания родного языка. А вы думаете, все евреи знают свой язык? Совсем нет, но при этом они никогда не перестают быть евреями, где бы ни жили и на каком бы языке ни разговаривали.

Сейчас объединительную идею у татар, кроме некоторых крикливых националистов, требующих полного суверенитета Татарстана, представлять и защищать некому. Со стороны, говорят, виднее, и создается впечатление, что значительная часть татарской интеллигенции довольна теми условиями и привилегиями, которые у нее появились в первой половине 1990-х годов. По этой причине, чтобы не потерять свои блага, они уже не в состоянии предложить что-либо действенное. Считаю, что, как происходит возрождение православия у русских, так же важно инициировать  возрождение ислама как общенациональной философии татар.  Ведь, к примеру, иудаизм у евреев,  а у армян армяно-григорианская церковь

помогли им сохраниться как этносы. Но одновременно татары должны признать как национальную идею бесспорный факт: от государственности российской не отторгаться, от русского народа не отчуждаться, свой язык русскому не противопоставлять. В национальном сознании молодежи важно воспитывать, что и от них зависит всемерное укрепление России, а значит, на всех уровнях татары как-то должны пытаться становиться активной второй государствообразующей нацией, на этой основе быть частью государственной политики страны. Это и есть возможность не превратиться этносу в ископаемую нацию.

Вот, говорят, слишком мало национальных школ. Хорошо, допустим, увеличится их количество в несколько раз, и что дальше? Кто там будет преподавать и кто там будет учиться? Если уж ратовать за родной язык, то лучше в уже имеющихся школах такие идеальные и перспективные условия создавать, чтобы родители в очередь выстраивались, отдавая туда детей. Я имею в виду полноценное качественное образование, чтобы татарский язык преподавался высококвалифицированными учителями, умеющими заинтересовать ребенка, а все остальные предметы были бы на русском языке. Зачем детям физика, химия, математика на татарском языке? Если мой ребенок после окончания национальной гимназии ни в один приличный вуз не поступит, зачем мне такая школа?

Национальная интеллигенция не должна тешить себя иллюзиями, а должна понимать, что независимости Татарстана, какой ее представляют себе шумливые националисты, никогда не будет. Будущее татар – на века быть в России и вместе с русским народом. Только есть варианты: либо согласиться на полную ассимиляцию с превращением за несколько поколений в настоящих русских, как с определенной частью нации уже произошло, либо, и это будет правильно, найти национальную идею, сохранить татар двуязычным народом и суметь стать реально второй государствообразующей нацией России.

Нужно идти, развиваться цивилизованным путем, тем путем, который дает Конституция РФ. Не стоит ломиться в открытые ворота.

 

Перезагрузка Всемирного конгресса татар

Прошедший в Казани в августе шестой по счету съезд Всемирного конгресса татар (ВКТ) обратился к Президенту РФ Владимиру Путину с просьбой сохранить в республике должность Президента и создал новый управляющий орган по образу Национального совета образца 1917 года – Милли Шура. Пожалуй, главные его результаты заключались только в этом. Хотя хотелось бы гораздо большего. Ведь съезд проходит раз в пять лет, это своеобразный отчет о проделанной работе координирующего центра нации. Слабоватый отчет получается. Я лично за месяц до проведения этого мероприятия написал письма и Президенту Татарстана Рустаму Минниханову, и Государственному Советнику Татарстана Минтимеру Шаймиеву с предложениями о том, что можно было бы улучшить в работе структуры. И многие мои предложения были восприняты, к счастью. Но не все. К примеру, если Казань – историческая родина всех татар, то почему бы здесь не издать книги о жизни диаспор во Франции, США, Турции и так далее? И почему бы не раздать эти книги лидерам общин, пусть они между собой связываются, общаются, взаимодействуют. Надо же как-то восстанавливать горизонтальные нити.

В целом, у многих делегатов прошедшего съезда осталось ощущение праздника, а не масштабного события по поводу того, как развиваться нации дальше. У меня такое чувство, что Исполком ВКТ превращается в коммунистическую партию в ее нынешнем виде (когда организация вроде существует, а что делает – непонятно). Делегаты ВКТ говорили, как они уважают свою нацию. Ну и что? Владимир Путин и Дмитрий Медведев тоже говорили, что уважают татар, и какая в этом новость?

Как сама структура Конгресс необходим. Это факт. Потому что у народа, который разбросан по разным уголкам мира, должно быть чувство исторической родины, центра, куда хотелось бы приехать, поклониться родной земле, получить позитивную энергетику, набраться сил. У армян, например, где бы они ни проживали, есть место, святое для всей нации, – Эчмиадзин, место поклонения первых христиан, куда они всегда с удовольствием приезжают и уезжают оттуда одухотворенными.  

Вот сибирские татары до создания ВКТ не считали Казань своей исторической родиной. Именно ВКТ подтолкнул их пересмотреть свое отношение в данном вопросе. И то, что Минтимер Шаймиев активно занимается возрождением Болгар, тоже стало неким объединительным фактором для всей нации, где бы ее представители ни проживали. Это все замечательно. Но что дальше? Раз такая структура, как Всемирный конгресс татар, создана, она должна работать, генерировать идеи. Мы гордимся Сабантуем, но Сабантуй не национальная идея, а просто праздник, каким бы древним и интересным он ни был.

Нужна объединительная философия, только ни в коем случае не агрессивная, а исходящая из тех исторических обстоятельств, в которых мы проживаем. Татарстану важно осознать, что надо опираться на силу и возможности миллионов татар, проживающих в России, а не на несколько десятков человек в Париже или несколько сотен людей в Финляндии. Именно россияне являются политической силой, которая оказывает влияние на будущее страны. А что оглядываться на тех, кто давным-давно уехал за границу?

В Узбекистане, например, татар никто не притесняет, но это унитарное государство, узбеки – титульная нация. А Россия – федеративное государство, где все равны. Близость народов в Российской Федерации определяет взаимоуважение, взаимопризнание, невмешательство в личные интересы друг друга, ненавязывание своих обычаев и религии. Из этих факторов и складывается единый российский народ. А значит, еще раз повторюсь, надо быть более активными, более динамично проявлять себя в политической, законодательной сфере, только так и можно решать любые задачи, в том числе в национальных отношениях.

Записала Альбина ХАЗИЕВА

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя