Василий Витрянский: «Теперь, я думаю, дела у нас будут очень интересные»

0
23

Стало традиционным проводить семинары с участием заместителя председателя Высшего арбитражного суда России Василия ВИТРЯНСКОГО и других высокопоставленных специалистов в казанской Торгово-промышленной палате. Участники встреч, юристы компаний и ученые с интересом слушают комментарии людей, чьи мнения составляют основу решений пленумов Высшего арбитражного суда, которыми руководствуются суды в разборе конкретных коллизий. На сей раз четырехчасовой разговор был посвящен грядущим большим изменениям в гражданском законодательстве, которые потянут за собой перемены и в Арбитражно-процессуальном кодексе. Они уже идут, эти перемены, но теперь речь о смене самой концепции гражданского судопроизводства. Во всяком случае, такая концепция президенту представлена. Ниже мы приводим выдержки из выступления Василия Витрянского. Как говорится, от первого лица.

Законодатель сильно удивил судей
Когда они 11 января вышли на работу, оказалось, что уже 10 дней как действует новый закон о банкротстве. Умудрились поступить очень своеобразно, подписав бумаги под занавес года. Профессионалам потребовалось полгода, чтобы разобраться в этой новой редакции. Как чувствовали себя должники, конкурсные кредиторы, неизвестно.
А 1 июля утратит силу закон об особенностях несостоятельности и банкротства субъектов естественных монополий. Это планировалось сделать еще в 2005 году, но по просьбе РАО ЕЭС его перенесли. Теперь к субъектам естественных монополий будут применяться специальные правила главы IX параграфа 6 закона о банкротстве.
Есть и проект по изменениям в действующий закон в отношении процедур по банкротствам граждан. С его принятием станет, очевидно, возможным и его применение к физическим лицам.
С удивлением узнал, что на встрече президента с министром экономики речь шла о еще каком-то законопроекте «по внесению принципиальных изменений в закон о банкротстве». Что там будет? Когда законодатель угомонится?
Пленум своими решениями и информационными письмами разъясняет тонкости функционирования этого механизма в условиях такой переналадки. И дает разъяснение, что новая редакция закона применяется к делам, возбужденным после введения в действие нового закона — то есть после 31 декабря 2008 года. По делам, возбужденным ранее, в процедурах, которые были введены по этим делам, продолжает применяться старая редакция. Кроме одного момента: новые арбитражные управляющие, когда старые будут отстранены, станут назначаться по новой редакции закона. Но главное в другом. 2 июля в судах грядут большие события по части рассмотрения дел о банкротстве. В 33 статье закона о банкротстве появился пункт 6 — практически переходный вариант из закона 2002 года. Он говорит: лица, участвующие в деле по делам, возбужденным до введения в действие настоящего закона — до 3 декабря 2002 года, должны до 1 июля представить ходатайство о переходе к процедурам новой редакции закона. Но если такого ходатайства у суда не будет, то он прекратит производство по всем этим делам. И мало того, определение суда о прекращении производства будет служить основанием для исключения юридических лиц из государственного реестра!

Произошла разбалансировка…
Мы попытались в проекте своего постановления определить судьбу требования, обеспеченного залогом. Долго обсуждали такую 138 статью, наделяющую залогодержателя правом определять правила и условия торгов. Если он этого не делает, то конкурсный управляющий может обратиться в арбитражный суд, который и определяет порядок и условия продажи залога. Если залогодержатель не обращается с заявлением о вступлении в дело о банкротстве, то заложенное имущество продается в составе конкурсной массы. В этом случае залогодержатель будет предъявлять требования покупателю, который приобретет такое имущество.
Наиболее принципиальным является изменение по порядку удовлетворения требований залогодержателя. Всегда были большие проблемы. Сначала говорили о приоритетах кредиторов I и II очереди, но только те, у кого отношения возникли до заключения договора залога. Потом преимущество получили текущие требования. И выручка от продажи предмета залога пошла в основном на вознаграждение арбитражных управляющих. Смысл залога потерялся совершенно.
С появлением статьи 138 установлен ясный порядок. Если решением арбитражного суда требование кредитора-залогодержателя по обращению взыскания на предмет залога удовлетворяется и предмет залога распродается с торгов, то вырученная сумма распределяется так, как указано в законе: 70% выручки идет на удовлетворение требований кредитора, 30% идет на специальный счет должника, откуда и удовлетворяются требования кредиторов I и II очереди, независимо от того, когда эти требования возникли — на 20% от величины выручки. И 10% идут на текущие требования. Пришлось разъяснять, как быть, если есть залоги предыдущий и последующий в отношении одного предмета. Как быть, если имущество должника находится в залоге у разных держателей… Если же мы в качестве залогодержателя имеем кредитную организацию, то устанавливается специальное регулирование. Из вырученной суммы кредитной организации отдается 80%, на спецсчет должника перечисляется 20%, 15 из которых идут кредиторам I и II очереди. Но если таковых нет, то они идут на погашение требований залогового кредитора. Непонятно, почему это только для кредитных организаций установлено. Практика покажет, как это будет работать. Хорошо было бы, если бы точно такой же механизм действовал при ликвидации юридических лиц, и надо было вносить изменения в 64 статью Гражданского кодекса. Изменения внесены не были, и произошла еще большая разбалансировка законов, рассматривающих сходные правоотношения, связанные с залогом.

Бизнес на костях
Если суд выносит определение о введении наблюдения, он должен назначить арбитражного управляющего. Все споры, возникающие между арбитражным управляющим и саморегулируемой организацией — не в связи с делом о банкротстве, а в связи с отказом в принятии в ее ряды, исключением и пр. теперь в компетенции арбитражного суда. Несмотря на то, что арбитражный управляющий более не является индивидуальным предпринимателем. Он теперь считается профессионалом, который занимается частной практикой — чем-то вроде оценщика или нотариуса. Изменился порядок назначения управляющих. Ранее мы получали список из трех кандидатов. Теперь конкретную кандидатуру могут указать и собрание кредиторов. Но и СРО участвует в этом деле, давая информацию о соответствии кандидатуры требованиям закона. Однако суд не проверяет достоверность этой информации. В случае отстранения или освобождения управляющего именно та СРО, членом которой он и состоит, предоставляет кандидатуру следующего управляющего. Не собрание кредиторов, а СРО, права которой теперь еще и расширены. Она получает права лица, участвующего в процессе: знакомиться с материалами дела, обжаловать действия… По сути она будет вести все дело к банкротству. Законодатель проявил замечательный интерес к этой теме. Половина нового закона посвящена СРО. Я в свое время уже писал: мы создаем бизнес на костях, организации, многие из которых ангажированы, ходят под финансовыми структурами, местными властями… При них аккредитованы страховые, фондовые организации. Главный интерес этого бизнеса — банкротство через конкурсное производство, распродажу активов.

В райцентрах будут арбитражные присутствия
Появился новый способ исполнения обязанностей перед бюджетом. Вот на что надо бы обратить внимание самое пристальное. Это статьи 85, 112, 129 — по процедурам, которые регулируют исполнение обязанностей должника перед бюджетом по налогам и иным обязательным платежам со стороны учредителей и участников и даже третьих лиц. У нас ведь 70% дел возбуждаются по заявлениям уполномоченных органов. И очень часто они обладают контрольным пакетом голосов на собраниях кредиторов и определяют судьбу должника. А налоговые органы ничего, кроме фискального интереса, не имеют. Суду до этого дела нет, и там не возражают.
В чем смысл нового механизма? Любое третье лицо может подать заявление в арбитражный суд о своем намерении погасить за должника задолженность перед бюджетом. Суд в итоге должен вынести определение, которым он разрешает этому лицу приступить к погашению долга и устанавливает срок. Затем, когда срок наступил, наше третье лицо, пожелавшее рассчитаться за должника с бюджетом, направляет другое заявление в суд — о признании долга погашенным. И суд, проверив это, выносит решение о признании долга погашенным.
Но недавно было у нас совещание в администрации президента, где мы приводили это положение в доказательство того, что закон не рассматривался с точки зрения антикоррупционности. Вот если задуматься относительно этого механизма погашения требований… У нас же в рамках налогового законодательства не позволяется третьим лицам рассчитываться с бюджетом. Это святая обязанность налогоплательщика — гасить недоимку по налогу. А здесь — вы представьте! — есть третье лицо с определенными интересами и финансовыми ресурсами, не имеющее никаких интересов с должником… Что надо сделать? Надо простимулировать налоговые органы обратиться с заявлением о признании его банкротом, а потом рассчитаться с государством и получить контрольное количество голосов.
Закон позаботился и о том, чтобы арбитражный суд не завершал производство до той поры, пока не будут рассмотрены все эти заявления конкурсных управляющих. Вплоть до того, что суд может даже приостановить производство, просто чтобы не платить вознаграждение арбитражному управляющему, для того чтобы решить вопрос и вынести определение. Так что теперь, я думаю, дела у нас будут очень интересные. Честно говоря, практически по каждому нашему делу надо привлекать к субсидиарной ответственности физических лиц.
Все дела по гражданам-банкротам будут рассматривать арбитражные суды. Мы, конечно, готовы взяться за такое дело, когда суд будет выставлять защиту гражданам от кредиторов, потому что по этому закону у суда есть право вводить на пять лет реабилитационную процедуру, устанавливая график погашения задолженности, исходя из возможностей. Закон-то хороший, но если будут эти дела рассматривать арбитражные суды, то придется создавать судебные присутствия, по крайней мере, в крупных райцентрах. А это штаты, это ставки.

«Консолидировать законодательство»
15 мая мы в Петербурге целый день потратили на разъяснение местным юристам концептуальных основ развития гражданского законодательства. 1 июня проект концепции в 130 страниц (полная версия составляет более 700) был представлен президенту страны. В общих разделах выделяются несколько подразделений: законодательство о юридических лицах, законодательство о праве собственности и вещных правах, общие положения об обязательственных договорах, законодательство о ценных бумагах и финансовых сделках, раздел об интеллектуальной собственности и совсем крошечный раздел о частном праве… Эту версию мы и передали президенту.
Предлагается несколько изменить отношение к недействительным сделкам. Предлагается вообще лишить должника, не исполнившего свое обязательство права, вообще оспаривать договор. Всего одна страничка посвящена госкорпорациям, но сколько шуму наделало! Потому что много интересов задело. А там ставится вопрос о приведении госкорпораций в соответствие с существующим законодательством. Поскольку каждая корпорация создавалась по отдельному закону, то это, скорее всего, некий особый способ создания особого субъекта. И в общем обороте она выступает под личиной особой организационно-правовой формы. Но в имущественном обороте Ростехнологии, скажем, выступают как АО, а Фонд ЖКХ — как фонд.

Это все понятно, очевидно. Есть и более принципиальные предложения. В частности, те, которые касаются некоммерческих организаций. Нужен перечень типов организаций. Скажем, торгово-промышленные палаты — это отдельная организационно-правовая форма, а в имущественном обороте это ассоциация, политические партии — общественные организации …
Есть предложение и об упорядочении всего законодательства по коммерческим организациям. Сделать один закон о хозяйственных обществах, который урегулировал бы деятельность акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью. Устранить норму об обществе с дополнительной ответственностью, потому что она не нашла практического применения. Надо устранить деление на открытые и закрытые акционерные общества. Закрытое общества — это плод недоразумения и плохого знания американского законодательства. Там close company подразумевает совсем иное. Поэтому надо просто консолидировать законодательство и оставить акционерное общество и общество с ограниченной ответственностью.
У нас масса законов о производственных кооперативах. Есть закон о производственных кооперативах, закон о сельскохозяйственных кооперативах, закон о потребительских кооперативах… Нужен будет один закон о производственных кооперативах и один закон о потребительских кооперативах. Гаражно-строительные кооперативы, жилищно-строительные — все они, по сути, потребительские.
Весьма принципиальный раздел концепции — это раздел о вещном праве. Дело в том, что когда писались соответствующие разделы Гражданского кодекса, ситуация была совершенно иная. Вся земля принадлежала государству. А нам надо было обеспечить оборот собственности. Поэтому недвижимость оторвали от земли. В концепции предложено ввести раздел и назвать его не «право собственности», а «вещное право» — как это было в Российской империи. Разбить раздел на ряд подразделов. Первый назвать «владение». Имеется в виду владение как фактическая позиция. Так было в дореволюционном законодательстве, так сделано в германском законодательстве. Защищать можно владение, как таковое. Если мы урегулируем эти вопросы, открывается путь для владельческой защиты. Без той обязанности лица, которое защищает свое владение, доказать обязательно титул собственности. У нас до сих пор защита своего владения от действий третьих лиц начинается с обязанности лица, которое защищает свое владение, доказать законность его. В раздел о владельческой позиции предлагается включить все виды владения: и по воле собственника, и аренду, и наследственное владение и т.д. Может быть владение незаконное, которое, в свою очередь, делится на добросовестное и недобросовестное. Может быть владение для давности. Но все это владение — общее положение, которое включается в закон. Вот с этого предлагается открыть разделы в вещном праве.
Другой подраздел — общие положения о вещных правах, включая право собственности. Полный перечень вещных прав, их признаки (право на земельные участки, право бессрочного постоянного пользования, право пожизненного наследного владения). В отношении земельных участков будут права постоянного владения и право застройки, хоть и срочное, но очень серьезное: от 50 до 190 лет. Это очень серьезные права, которые наверняка вытеснят аренду земли.

Иван Андреев

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя