Важно – не «завязывать бантики»…

0
116

Ежегодно 8 сентября по решению IV конгресса Международной организации журналистов в память известного чешского журналиста Юлиуса Фучика, погибшего в годы Второй мировой войны, отмечается Международный день солидарности журналистов. Впрочем, деятельность современных журналистов – вопрос не только политический, но и коммерческий. СМИ конкурируют друг с другом. Поэтому солидарность проявляется только тогда, когда возникает ситуация, реально угрожающая свободе слова или профессии в целом. В целом, как отмечают специалисты,
в российских СМИ отсутствует дух корпорации и единства. Все отдельно празднуют свои победы, самостоятельно пытаются решить внутренние проблемы. Более того, когда, скажем, какой-то телекомпании или газете предъявляются серьезные претензии, вряд ли остальные СМИ будут ее защищать только из корпоративных соображений. А ведь исстари солидарность – один из главных этических принципов журналистики. Именно об этом корреспондент журнала «Элита Татарстана» беседует с заместителем председателя Союза журналистов Республики Татарстан, членом Союза журналистов России,  заслуженным работником культуры РТ, главным редактором газеты «Казанские ведомости» Венерой ЯКУПОВОЙ. В своих материалах она всегда акцентирует внимание на самых злободневных вопросах, и по поводу профессионального единства у нее есть свое мнение.

 

Один современный правозащитник как-то заметил: «Наше отечественное сообщество журналистов разрознено, разодрано и разделено между политическими и финансовыми группами. Мне кажется, солидарности нет. Журналистами сегодня двигают какие-то другие мотивы: эксклюзивность, скандальность той или иной темы, либо события особой взрывной силы, либо PR-кампания авторитетных людей». Вы согласны с ним? И что вообще включает в себя понятие «солидарность» по отношению к СМИ?
– Думаю, что журналистское сообщество никогда не отличалось солидарностью. Это связано в определенной степени со спецификой нашей профессии. Несмотря на то, что работа в любом СМИ – труд коллективный, каждый журналист стремится проявить себя как личность. А личности не любят объединяться для каких-то совместных действий. Только большая трагедия или очень большая проблема может заставить их действовать сообща. На моей памяти так было в Татарстане в 2008 году, когда в Казани система распространения печатной продукции «Горпечать» решила не продавать местные газеты, ссылаясь на то, что ей это невыгодно. Вот тогда журналистское сообщество показало себя: после шума в печатных и электронных СМИ местные газеты вернулись на прилавки городских киосков. Но это исключительный случай. Наше бездействие привело бы к потере аудитории и рынка сбыта. Всех заставил объединиться экономический фактор. В то время как за рубежом журналистское сообщество реагирует на проблемы, представляющие угрозу основам нашей профессии. В Швеции коллеги приводили нам такой пример. Местная наркомафия убила журналиста, собравшего материал о ее деятельности. Тогда репортеры из разных стран мира, специализирующиеся по проблеме борьбы с наркотиками, решили, что каждый месяц в маленький шведский городок будет приезжать кто-то из них и продолжать расследование. Выбранная стратегия оказалась настолько верной, что после серии публикаций банда прекратила свое существование. Вы думаете, у нас мало проблем, которые могли бы нас объединить? Увы, пока наше самосознание не реагирует ни на внешние, ни на внутренние угрозы.
Известны традиции советских времен, когда единомышленники в вопросах, связанных с политической или экономической ситуацией в стране, собирались в редакционных коллективах известных изданий.

 

Участники вспоминают раскрепощенность мысли и широту взглядов, присущие этим собраниям. На ваш взгляд, насколько близки бунтарские позиции современным российским журналистам?
– За последние годы в России убито более 300 журналистов. Вот ответ на ваш вопрос. Бунтарский дух изначально присущ любому журналисту-профессионалу. Ведь что такое журналистский бунт? Это когда журналист говорит то, что хочет услышать общество, но чего не желает слышать власть. В России созданы такие условия для работы СМИ, что демонстрировать раскрепощенность мысли просто опасно для жизни.

 

Не считаете ли вы, что сегодня крайне мало настоящих политических журналистов? В действиях политиков СМИ чаще пытаются находить курьезы, нежели проанализировать их поступки… И насколько правильна тенденция писать и говорить преимущественно о моде, роскоши и звездах, нежели о политике и экономике?
– Современная власть совершенно не заинтересована в том, чтобы ее действия подвергались анализу или критике в СМИ. Она сделала все, чтобы «выжечь» из СМИ племя политических журналистов. Политические журналисты не исчезли. Их просто никуда не приглашают, нигде не печатают. Их места в СМИ заняты теми, кто делает «пиар» властям или пишет о звездах, моде и так далее. Такое положение будет сохраняться до тех пор, пока у нас не созреет гражданское общество, которому потребуется «четвертая власть».

 

Игорь Губерман как-то написал: «Что ни век, нам ясней и слышней сквозь надрыв либерального воя: нет опасней и нету вредней, чем свобода совсем без конвоя»… Применительно к СМИ какой должна быть золотая середина между свободой слова и тотальной цензурой?
– Как творческий человек я не приемлю понятия «цензура». Другое дело – власть закона. Как показала практика последних лет, мы не всегда разумно и даже во вред обществу распоряжаемся свободой слова. Например, для молодежи иная телепередача опаснее подворотни. Закон должен быть на страже интересов СМИ и интересов граждан. У нас нет ни того ни другого, хотя есть прекрасный закон РФ о средствах массовой информации, который мало кто соблюдает…

 

Венера Абдулловна, по-вашему, каких СМИ не хватает современной России?
– Изначально в мире средства массовой информации создавались для того, чтобы гражданское общество имело возможность через них оказать влияние на решения властей. Поэтому СМИ и назвали четвертой властью. Через газету, а не только на митингах и демонстрациях граждане могли высказать свою волю, требования, пожелания, если то, что принимают власти, затрагивает интересы населения. Вспомните 90-е годы. В татарстанской прессе читатели активно обсуждали: какой быть Конституции Татарстана? Быть или не быть атомной АЭС? Нужно ли строить под Казанью биохимзавод? И так далее. Через СМИ общество воздействовало на решения властей, и польза от этого была обоюдная. Лучшие умы, да и просто неравнодушные граждане указывали чиновникам на ошибки, недостатки, и от этого дело только выигрывало. Вот таких СМИ не хватает современной России. По заказу властей «пиар» потеснил, а во многом и вытеснил политическую и аналитическую журналистику.

 

При каких условиях можно называться профессиональным журналистом? Многие люди считают, что умеют писать статьи и брать интервью, но что может и должен делать профессиональный журналист?
– Профессиональный журналист – тот, кто поднимает проблемы, волнующие все общество, а не «завязывает бантики» в угоду начальству.  

 

Альбина Султан

 

В сентябре работники пера, микрофона и видеокамеры отмечают День солидарности журналистов. Мы предложили нашим коллегам из разных СМИ республики ответить на вопрос, что для них лично профессиональная солидарность, и действенна ли она в нашем
нестабильном мире.

 

Рашид ЗАКИЕВ,
главный редактор журнала «Чаян» («Скорпион»), заслуженный работник культуры России:  

– Тема журналистской солидарности для «чаянистов» звучит почти как песня. Когда нас однажды начали таскать по судам за незначительную оговорку, требуя 2 млн рублей за якобы причиненный моральный ущерб, выступили прежде всего журналисты и читатели, чтобы нас зря не «избивали». Даже был брошен клич – Руки прочь от «Чаяна»! Не скрою, это мне понравилось несказанно.
Только что в журнале мы открыли новую рубрику: «Скажи, кто твой друг…» На эту рубрику уже откликаются наши настоящие друзья, солидарные с юмором «Чаяна», имеющие и владеющие чувством юмора и остроумием.
Не без гордости назову некоторые имена, которые одобрили инициативу редакции. Это Василий Лихачев, заместитель министра юстиции РФ, глава Черемшанского района Минсагит Шакиров, экс-президент Болгарии Желью Желев и другие.
Полагаю, что без журналистской солидарности, без чувства локтя профессионалов вообще не может существовать и развиваться журналистика.
Я исключительно благодарен редакции журнала «Элита Татарстана», которая всегда находится на стреме актуальных тем и проблем. А что касается журналисткой солидарности, эта редакция показывает нам во многом пример.

 

Леонид ТОЛЧИНСКИЙ,
генеральный директор ИА «Татар-информ»:

– День солидарности журналистов. Если строго, то немного странный праздник. Нет же в природе дней солидарности артистов, программистов, врачей, сталеваров, учителей или, скажем, милиционеров. С одной стороны понятно, дата родилась как дань памяти легендарному Юлиусу Фучику, призывавшему нас к бдительности, как день демонстрации единства журналистов в борьбе за свои права. Но наши права – свобода слова, возможность получать достоверную информацию, иметь гарантии безопасности при исполнении своего долга – это права общечеловеческие, одинаково важные и для нас, и для тех, кто информационный продукт потребляет. Сегодня, когда журналисты разведены по интересам, нишам, медианосителям, когда они выражают разные, порой непримиримые точки зрения, говорить о солидарности в буквальном смысле сложно. Другое дело, что этот день – повод нам всем, таким разным, подумать о таком качестве, как порядочность и терпимость. Ибо, увы, именно журналисты, как выразители мнений, ретрансляторы событий, все чаще сами демонстрируют образцы нетерпимости, неумения слушать и слышать. Как легко мы стали приходить в бешенство, слыша иное мнение, иную интерпретацию событий, как стремительно стали втягиваться сами в процессы, которые должны беспристрастно освещать. А как мы на глазах буквально разучились радоваться успехам друг друга! Думаю, что отчасти это идет от снижения профессиональной планки, от общего снижения планки моральных норм в обществе. Но если в целом это проблемы времени, то для журналистики – профессиональная катастрофа. Ведь нас люди впускают в свой дом, а главное, в свои мысли беспрепятственно и, несмотря ни на что, очень стараются нам доверять. Потому, может, этот день – хороший повод задуматься нам именно над профессиональной и этической составляющей профессии. Именно о том, что нас должно заметно отличать и, следовательно, объединять.

 

Камиль САГДАТШИН,
член Союза журналистов РТ с 1973 года, лауреат премии «Хрустальное перо», редактор отдела газеты «Ватаным Татарстан»:

– Работая в журналистике более четверти века, все эти годы я на себе ощущал журналистскую солидарность. Ведь всякое было. Особенно по публикациям в газете «Ватаным Татарстан», где веду рубрику «Из зала суда». Хотя я всегда стараюсь основываться на проверенных, уже доказанных фактах, несколько раз пришлось ходить по судам. В таких ситуациях особенно важно чувствовать понимание и поддержку коллег-журналистов.
Журналистскую солидарность все эти годы я ощущал не только на работе, но и дома. По воле судьбы в нашей семье все профессиональные журналисты: и жена, и сын, и дочь. То есть, не выходя из дома можно создать первичную журналистскую организацию. В такой ситуации без взаимопонимания, поддержки и солидарности никак нельзя…
Конечно, хотелось бы большего. Например профессионального общения. Ведь проблем: и творческих, и жизненных – хоть пруд пруди. Да и нередко забываем про пожилых коллег-пенсионеров…

 

Анатолий САМАРКИН,
редактор газеты «Новая жизнь»:

– Спасибо «Элите Татарстана», что вспомнила о таком понятии, как солидарность в медийном сообществе, а то мы все больше как-то в своих норках-скорлупках. Пожалуй, лишь в Дагомысе начинали чувствовать себя частицей одной большой семьи и понимать ответственность за то дело, за которое когда-то взялись. А дома…
Думаю, журналистская солидарность и корпоративная – это далеко не одно и то же. Мы все-таки народ несколько особый, и просто не имеем права прятать, подобно страусу, голову в песок, когда коллега, например, поступает не по совести, потому что это «не по совести» вредит не столько ему или нашему цеху, сколько читателям и слушателям, без которых мы, в общем-то, никто и ничто. Быть солидарным с журналистом, строчащим или вещающим по заказу чьего-то кошелька, очень даже трудно. Хотя чем отличается от того кошелька наш госзаказ?
Простите за тавтологию, наше журналистское сообщество сегодня по разным причинам (экономическим и политическим) во многом разобщено. Но мы должны сохранять главное – совестливость и честность, чтобы могли открыто, не отводя глаза в сторону, смотреть в лицо нашим читателям, слушателям и своим коллегам.

 

Сергей КОЗИН,
редактор газеты «Камская новь»:

– Солидарность журналистов, консолидация журналистского сообщества, безусловно, зависят от работоспособности, реакции на происходящее сформированных и контролируемых самими журналистами структур – союзов, комитетов и проч. Но это, как говорится, в глобальном масштабе – страны или республики. А в повседневной жизни – что случается гораздо чаще – иногда просто необходимо поддержать коллегу, у которого в жизни наступила черная полоса, и ты об этом знаешь. Всегда важны профессиональное понимание, позитивная оценка работы. Возможно даже какое-то активное вмешательство в ход дел, если это, конечно, не противоречит профессиональному кодексу чести. Часто достаточно просто по-человечески поговорить, а может, по возможности, и помочь материально. В какие-то моменты осознаешь, что ведь можно было предотвратить неприятности, а ты отмахнулся, отложил на потом, прошел мимо…

 

Марина ЮДКЕВИЧ,
журналист газеты «Вечерняя Казань»:

– Я думаю, солидарность журналистов существует как идея, а в применении к этому дню – как призыв. Как-то так: «Журналисты всех СМИ, будьте солидарны! Ну пожалуйста…» Что касается реальности, то почвой для настоящей профессиональной солидарности может быть только одинаковое отношение людей одной профессии к неким ценностям, которые всеми ими признаются базовыми. Например, если бы журналисты, в каком бы СМИ они ни работали, считали допустимым писать или выдавать в эфир исключительно материал, подготовленный после изучения темы, а не только после команды начальника или заказчика, и вдруг из-за очередного такого материала у одного из них начались бы неприятности – думаю, остальные встали бы на его защиту хотя бы из чувства самосохранения. Каждый подумал бы: «А я ведь так же работаю – пишу, что считаю справедливым, и значит, я могу быть следующим, если сейчас мы все вместе его не отстоим». Но здесь и сейчас таких «идеологических» общих ценностей между журналистами нет. В чем солидарными-то быть – в требованиях поднять жалование? Так и при этом многие «солидарные» передерутся. По-моему, как частные примеры, журналистская солидарность есть, а как сколько-нибудь массовое явление – нет.

 

Сергей ШЕРСТНЕВ,
шеф-редактор телевизионной службы новостей ТК «Эфир»:

– На мой взгляд, говорить о солидарности журналистов сегодня вполне логично. Может быть, за этим громким словом сейчас и не стоят помпезные акции, митинги и встречи, организованные 8 сентября, как во времена СССР. Однако взаимовыручка и поддержка между коллегами по цеху есть всегда. Наверное, как и в других профессиях. Да, между разными каналами и редакциями газет есть профессиональная конкуренция. Да, иногда она принимает довольно жесткие формы. Но есть ситуации, когда мы понимаем: самое главное, донести важную информацию до зрителя, читателя, слушателя. Неважно, кто это сделает первым и насколько профессиональнее своих коллег. Главное – цель: люди должны знать об этом. И ради этой цели мы готовы идти навстречу друг другу, делиться информацией и помогать преодолевать цензурные преграды и прочие проблемы.

 

Татьяна ПАРАМОНОВА,
главный редактор газеты «Вечерние Челны»:

– День солидарности журналистов – хороший повод еще раз задуматься, а правильно ли ты выбрал свою профессию. Журналист – человек, который, несмотря ни на что, должен и днем и ночью быть готов к работе, чтобы своевременно донести до людей информацию.
Набережные Челны – город относительно небольшой, а СМИ огромное количество, поэтому и конкуренция большая. Но многие журналисты, фотографы, операторы хорошо знают друг друга, поскольку когда-то работали в одних коллективах. Бывает, что в самый неподходящий момент садятся аккумуляторы в фотокамере или диктофоне, заканчивается паста в шариковой ручке и тогда приходится обращаться к коллегам за помощью. Можно ли назвать это солидарностью? В какой-то мере – да.
Но не стоит забывать главного предназначения журналиста – осуществлять связь власти и общества, при этом преподносить информацию объективно, а не так, как выгодно чиновникам. Отдельно взятому журналисту и редакции критиковать действия власти и публично отстаивать права человека бывает трудно. И только когда между коллегами есть взаимопонимание и единство в действиях, цель достигается. Как говорится, всем миром. И от чувства выполненного долга перед народом получаешь истинное удовольствие. Например, когда весной отменили льготный проезд пенсионерам до садоводческих обществ, благодаря многочисленным публикациям в СМИ, городские власти были вынуждены предоставить данную льготу челнинцам.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя