Волшебник по призванию

0
15

Волшебник по призванию— Андреевна, ты уж больше к нам свой аппарат не приноси, а то он у тебя на честном слове держится, — предупредили Марию Андреевну в управлении автоматизации ОАО «Нижнекамскнефтехим», когда она в третий раз привезла к ним на ремонт свой старенький телевизор. Черно-белый «Рекорд» старательно протрудился еще некоторое время, а потом и вовсе погас. Бабуля расстроилась, но все-таки нашла по объявлению в местной газете частного мастера. Тот внимательно изучил агрегат и вынес далеко не утешительный вердикт: — Уберите вы этот телевизор, а то беду еще с ним наживете. Новый вам нужен уже давно.

Об этом Мария Андреевна и сама знала. Да откуда же ему взяться и на какие деньги: она получает пенсию — три тысячи, сын — две с половиной. Вот и весь доход семьи Кунгурцевых. И его нужно распределить так, чтобы и на лекарства хватило, и на питание, и на другие нужды. Тут уж, как говорится, не до жиру. А в канун Дня Победы случилось несчастье: когда бабуля была на кухне, неожиданно вспыхнул тот самый «Рекорд». Пламя быстро перекинулось на занавески, и начался пожар. Мария Андреевна сумела как-то справиться с огнем, но и сама изрядно обожглась. Проплакала несколько дней, ведь телевизор для двух одиноких людей был единственной отрадой в жизни. Из-за болезни и постоянных обострений ни она, ни сын-инвалид не могли никуда сходить, а родных и друзей у них давно уже не осталось. Теперь дни приходилось коротать в полной изоляции от мира, а как хотелось хотя бы одним глазком посмотреть на парад Победы в Москве или на свой родной химкомбинат. Кунгурцева, правда, сходила в Совет ветеранов войны ОАО «Нижнекамскнефтехим», где ей посочувствовали и сказали:

— Тебе, Андреевна, может помочь только генеральный директор акционерного общества Владимир Бусыгин.

А Мария Андреевна еще больше расстроилась — где уж ей до него добраться, она его по телевизору только и видела. Теперь долгими зимними вечерами бабуля перебирала свои старые фотографии и вспоминала молодость. Вот она двухлетней девчушкой бежит в стужу за санями, на которых увезли мать с отцом, умерших от тифа. Затем был холодный и промозглый приют, где все казалось чужим и страшным. Она все время плакала и звала маму, еще не понимая того, что ее судьба теперь помечена самым горьким клеймом на свете: «сирота». Спустя два года ее забрала тетка, и она стала жить с ними в небольшом бараке в Чистополе. Днем училась, а по ночам, чтобы не ощущать себя приживалкой, нянчила соседских малышей. Окончив школу и медсестринские курсы, уехала в Казань и поступила в мединститут. А в тот день, когда они с подругами отмечали окончание первого курса, по радио объявили войну. Девчонок постарше сразу забрали на фронт, где почти все они погибли, а первокурсниц отправили на завод по изготовлению деталей для самолетов. Работали сутки напролет, мерзли, голодали. Их паек состоял из 100 граммов хлеба и соленой водицы, в которой изредка плавали мерзлая картошка или крупинки. Мастер жалел девчат и приносил им сухарики:

— Вы только держитесь, милые мои, ведь нужно работать. От усталости девчонки падали прямо у станков, некоторых кусали огромные крысы, по-хозяйски разместившиеся в цехе, кто-то умирал…

Маруся родила сына в 1942 году, а год спустя, в госпиталь доставили тяжелораненого Василия, ее мужа, — военного летчика. После поправки он снова уехал на фронт, а в 44-м молодая женщина получила похоронку. Ох, и трудно же было растить сыночка одной, но Маша не унывала. В 1966 году они приехали в Нижнекамск, где она сначала устроилась на базу оборудования, а затем в управление автоматизации ОАО «Нижнекамскнефтехим», снова вышла замуж за прекрасного человека, бывшего фронтовика. Казалось бы, жизнь стала налаживаться, но видно, война оставила крепкую печать на хрупкой женщине, которая чахла на глазах. Лекарства привозили из Москвы, помогали коллеги по работе. А после выхода на пенсию положение совсем ухудшилось — денег едва хватало на жизнь. Вскоре умер муж. Так получилось, что и похоронить героя войны оказалось некому. Мария Андреевна все сама организовала, а вот на памятник денег наскрести не смогла.

Долго ходила по инстанциям, пока один чиновник не посоветовал ей написать письмо Президенту Путину. Так она и поступила. Правда, о своем послании забыла — разве можно верить в чудеса! Посещала могилку, сиротливо стоящую среди высоких надгробий и крестов, копила деньги. Однажды к ней пришли какие-то люди и стали расспрашивать про мужа. Она все рассказала и поинтересовалась, мол, а кто вы?

— Вы Путину писали? Вот мы пришли, чтобы решить ваши проблемы.

С тех пор на могиле появился мраморный памятник, а Мария Андреевна до сих пор не понимает, как вообще ее письмо дошло до Владимира Владимировича. Болезнь делала свое подлое дело, Кунгурцева все чаще проводила время на больничной койке, а когда понадобилось дорогое, жизненно важное лекарство, поехала на свое родное предприятие. Председатель профсоюзного комитета ОАО «НКНХ» Василий Шуйский выслушал ее и выделил деньги на покупку препаратов. А на 61-ю годовщину Победы Мария Андреевна, как и все ветераны, пошла в Дом народного творчества. Только устроилась в одном из первых рядов зала, как подруга вдруг встала и направилась к выходу.

— Пойду, поблагодарю нашего генерального директора за помощь, — объяснила она Кунгурцевой.

Наша бабуля тоже решила последовать за ней — так ей хотелось хоть раз посмотреть на Владимира Михайловича. Пока направлялась к нему, споткнулась и упала. Бусыгин помог ей подняться, а она дрожащим голосом стала говорить:

— Большое вам спасибо за помощь. Растерялась, расплакалась и сама не помнит, как рассказала про сгоревший телевизор.

— А почему же вы не обратились в Совет ветеранов? — спросил Владимир Михайлович.

— Так сказали, что мне может помочь только генеральный директор.

Мария Андреевна едва успела скинуть пальто, вернувшись с праздника, как раздался звонок в дверь. Открыла и обомлела: перед ней стоял референт Бусыгина, которого она видела в Доме народного творчества, — с телевизором в руках.

Теперь каждый день для Кунгурцевой, словно праздник: с утра она начинает перебирать кнопки дистанционного управления. А затем спешит… на работу. Будучи старшей по подъезду, неугомонная Мария Андреевна развернула такую деятельность, что некоторым даже не снилось. Именно по ее настоянию совсем недавно в их подъезде сделали ремонт, который, к слову сказать, был запланирован лишь на конец следующего года, отремонтировали домофон, а теперь будут строить красивую детскую площадку.

А бабуля с утра до вечера перебирает в памяти ту историю с Владимиром Михайловичем, мысленно благодарит его и желает здоровья. Теперь Мария Андреевна глубоко убеждена в том, что он стал тем самым волшебником из сказки, в которую многие в нашей жизни не верят. А я думаю, что дело совсем не в чудесах, а в простом человеческом милосердии, о котором мы просто забыли. Вот и получается — мы все немного волшебники, если этого захотим.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя