Извечное занятие мужчин

0
93

Когда-то на заре человечества охота являлась главным источником пропитанияКогда-то на заре человечества охота являлась главным источником пропитания. Но сегодня, пожалуй, это больше развлечение или даже вид экстремального туризма. Тот, кто никогда не позволял себе подобный активный отдых, не сможет понять, какое может быть удовольствие от зноя, дождя, морозов, непростых переходов, промоченных ног и неимоверной усталости, подъема до рассвета, ночевок в лесу. Охота и комфорт — понятия несовместимые. Скорее, здесь уместны слова — азарт, страсть, адреналин. Настоящему охотнику очень трудно бросить или забыть свое занятие. Да и зачем?

В некогда популярном фильме «Особенности национальной охоты» это увлечение представлено бурно и многосторонне, с обильными возлияниями и богатыми пикниками, казусами и курьезами. Так ли это на самом деле? Пожалуй, ответить на подобный вопрос могут только те, у кого солидный стаж в таком непростом деле. В Казани этих энтузиастов немало. Сегодня двое из них на страницах «Элиты Татарстана» поделятся своими мыслями о том, почему не представляют своей жизни без этого древнейшего занятия человека.

Анатолий ШАЛИМОВ, доцент, заместитель декана юрфака КГУ:

— К охоте меня приучил еще отец. Когда мы жили в Игумново, я чуть ли с восьми лет постигал азы этого непростого, но очень увлекательного занятия. Мой отец — офицер, педагог, вокруг него всегда собиралось много молодых ребят, он умел заинтересовать их, так сказать, повести за собой. И та команда, которая есть сейчас, формировалась с его участием в течение многих лет. Подавляющее большинство ее — выпускники КГУ разных факультетов. Можно сказать, что все мы сошлись характерами.

Да, знаете, у нас практически все спортсмены. Вот Виктор Выборнов с мехмата, ему уже за 70, но он в прекрасной физической форме. Владимир Никитин, выпускник юрфака — чемпион Европы по баскетболу, играл за сборную СССР. Да и я сам — кандидат в мастера спорта по легкой атлетике. Ивлев Геннадий — перворазрядник по легкой атлетике. Алексей Домрочев — представитель известной династии в республике, окончил КАИ (КГТУ им. Туполева), а его сын Владимир — крупный специалист в области онкологии. Есть в нашей команде и полковник Борис Гревцов, бывший военком Московского района Казани, как говорится, настоящий полковник, Олег Бегишев, судья Верховного суда РТ, перворазрядник по стрелковому спорту. Не могу не сказать и про Александра Меркулова, заместителя заведующего кафедрой физвоспитания, про доцента Евгения Султанова, ведущего специалиста в области муниципального права.

Знаете, охота — это потрясающий заряд бодрости. Непередаваемые ощущения испытываешь, сидя у костра. Бывает, легкий морозец ночью стукнет, лед стоит в котелках и чайнике, тогда вылезаешь из палатки, начинаешь жечь костер — и настроение моментально поднимается. Рано наступившей зимой попадали мы и в сильные морозы, когда утки уже по льду гордо вышагивают. Среди наших любимых мест — Мензелинск. Охотимся дня три-четыре, невзирая на километры и погоду. И в мороз, и в дождь, и при сильном ветре.

Я — как юрист — в 1991 году защитил кандидатскую диссертацию по расследованию и предупреждению незаконной охоты в нашем регионе: по Татарстану, Чувашии и Марий-Эл. Так что это увлечение дало своего рода «толчок» к научной стезе. Это была вторая диссертация в СССР, посвященная данной тематике. Я являюсь членом правления республиканского общества охотников и рыболовов, где отвечаю за правовые вопросы. В 1976 году входил в республиканский штаб общественных охотных инспекторов. Бывало, за сезон изымали до шести ружей, составляли десятки протоколов. Как поощрение тогда получали лицензию на отстрел лося.

Если говорить о материальных затратах в настоящее время, то, конечно, цены на охотничьи припасы «кусаются», но удовольствие, получаемое от этого отдыха, стоит того. Потому о затратах как-то особо и не задумываешься. Хотя, конечно, раньше и ружья, и заряды были дешевле. Если едем дальше трехсот километров, то на бензин все вместе «скидываемся», как и на бензин для моторных лодок. Охота все больше становится элитарным видом отдыха для состоятельных людей, но она никогда не забудется, не прекратится. Это извечное занятие мужчин, которое не может исчезнуть ни при каких обстоятельствах. Я уже и своего сына приучил, он теперь в нашей команде. В семьях охотников, кстати, с пониманием относятся к этому, знают, что такой активный отдых — польза для здоровья.

 

Байка от Шалимова

В первой половине ноября бригадой поехали на охоту на зайца. Ночевали на даче одного из нас. За ужином выпили по 20 граммов, правда, один «разохотился» и принял больше. Поскольку охота «ходовая», по чернотропу, его предупреждали, что тяжело будет. Не послушал. Днем особенно трудно было ходить по полю. Солнце растопило вершинки пластов пашни, поэтому на сапоги налипало много глины, и «перенапрягшийся» охотник начал отставать. Шли «подковой» по полю, а он отстал метров на 150. Мы уже прошли поле, вышли к посадке вдоль полевой дороги, ждем. Вдруг почти в нескольких метрах перед нашим отставшим товарищем выскакивает заяц. Мы замахали руками, закричали. Охотник заполошно делает дуплет и промахивается, хотя дробь легла перед зайцем. Неожиданно заяц разворачивается и бежит прямо на своего «обидчика». Буквально — в лоб. А тот, вместо того чтобы перезарядиться, зачем-то наклонился и замер. Заяц почти остановился перед ним, затем начал бегать вокруг охотника, который несколько раз пытался ударить его ногой. Но поскользнулся и упал на пашню, а заяц убежал. Смеха и шуток было много, и родилась байка о том, как Стас сапогом на зайца охотился.

 

Геннадий ИВЛЕВ, преподаватель филологического факультета КГУ:

Геннадий ИВЛЕВ, преподаватель филологического факультета КГУ— Охота включает в себя и труд, и развлечение, и азарт, и усталость, и, несомненно, активный отдых, потому что в данном случае происходит своеобразный «выпуск пара». Городская жизнь полна суеты и забот, а когда попадаешь на охоту, особенно, на несколько дней, то это позволяет устать и неплохо расслабиться. Бывает, на зайца охотишься, когда первые морозы, кругом мокрый снег, земля еще сырая. Нередко приходится проходить километров 20 — 30 по оврагам, перелескам, преодолевая речушки и ручьи — достаточно тяжелый труд, но радостный. Выделяется адреналин, и хорошо, что это происходит на природе, не в городе. Я скажу больше, именно после такого отдыха быстро восстанавливаешься и приобретаешь хорошую форму. Для того чтобы заниматься этим годами, нужно иметь особый характер, волю, дисциплину, уметь грамотно обращаться с оружием. Это ведь специфическая форма труда и отдыха. Вступить в охотообщество не так просто, поэтому и введен кандидатский срок.

Я начал охотиться давно, еще в Нижнем Новгороде, где родился, и где дядя брал меня с собой на охотничьи вылазки. В Казани же, когда я начал работать в университете преподавателем, мне посчастливилось познакомиться с Анатолием Шалимовым. У него в то время уже была охотничья бригада, костяк которой составляли преподаватели КГУ. Я с большим удовольствием присоединился к ним, и вот уже на протяжении тридцати с лишним лет мы регулярно «выбираемся» на уток, на зайца, на вальдшнепа и другую дичь. Когда была возможность брать лицензию на кабана или лося, старались не упускать этой возможности.

На охоте необходимы и коллективизм, и индивидуальное мастерство, и взаимопомощь, и умение быть членом охотничьей группы. Здесь свой «устав» и даже своя особая речь. Вот, например, известное еще с дореволюционных времен слово «переглядеть». Зверь ведь очень осторожен, внимателен, но охотник должен его переглядеть, то есть увидеть первым. Идешь, почувствовал зверя, затаился, увидел его и мысленно радуешься: «Я переглядел тебя».

Поскольку выезжаешь в составе группы, то, несомненно, важна настоящая мужская дружба. Необходимы уважение, забота друг о друге, при царящем одновременно духе азарта и конкуренции. У нас были случаи, когда близкие знакомые или родственники присоединялись к нам, потом как-то не приживались. Анатолий Шалимов у нас за главного. Поверьте, на охоте всегда должен быть старший, своего рода организатор. Когда приезжаешь на место, нужно ведь поставить палатки, разжечь костер, готовить еду и т. д. Здесь нужен человек с авторитетом, который бы распределял и руководил всем процессом так, чтобы никому не было обидно, и чтобы дни, проведенные во время очередной вылазки, запомнились. Анатолий Николаевич уже на протяжении тридцати с лишним лет является для нас вожаком «стаи». Мы выезжали в Марий-Эл, Чувашию (например, в Канаш — на волка), в Удмуртию, мечтаем в тундру съездить уток пострелять, но больше, конечно, охотимся в Татарстане.

Как только открывается тот или иной сезонный цикл, мы стараемся не упустить его. Каждой весной, в конце апреля, выезжаем на вальдшнепа (лесного кулика), в августе — на утку, в ноябре — на зайца, потом на кабана. Собирается 10 — 11 человек. С собой берем на первый день немного мяса, а на второй день, уже к вечеру, наохотившись, варим «шулюмку». Для этой цели у нас есть большой 12-литровый котел. Каждый из нас «щипает» чирочка для себя, после чего чирок тщательно промывается, и блюдо доводится на костре до готовности. Чирок- это маленькая утка. Главный повар, конечно, Анатолий Николаевич. Что касается алкоголя, то строго по 20 граммов. На охоте важно во всем соблюдать меру и дисциплину, ведь у каждого огнестрельное оружие. Есть поговорка, что и палка раз в год стреляет. Об этом не стоит забывать никогда.

 

Байки от Ивлева

Однажды мы охотились на трех небольших болотах и примыкающем к ним небольшом озере, которое при ширине около 20 м вытянулось, как большая канава, почти на пятьдесят метров. Но это озеро-канава было глубокое, в него даже у берега можно было провалиться с головой.

Утка налетала по одной, по две, и тут же без облета падала в камыши. Со стороны было видно, где она села. Поэтому охота организовалась по необычной схеме.

Нас было шесть человек, двое встали в камыши на дальней стороне озерца, а четыре человека двигались по кругу по болотам и другому краю озера друг за другом. Увидел, что впереди тебя охотник направляется к другому болоту, и ты переходишь на край болота и «вытаптываешь» (как говорят охотники) добычу.

Я подходил к краю озера и увидел, что посредине его плавает чирок. Я стал подкрадываться, а затем пополз по траве на расстояние выстрела. Стреляю, чирок лежит на воде. Был самый конец августа, уже холодновато, комары величиной с осу одолевали хуже некуда. Но делать нечего. Раздеваюсь, лезу в воду, плыву. Подплыл, взял чирка и решил бросить его впереди себя (не в зубах же нести), чтобы, так перебрасывая, добраться до берега. Пытаюсь бросить, а чирок вырывается из рук, смотрю, а он за лапу привязан бечевкой, которая уходит в воду. Отвязывать в воде добычу пришлось долго, но справился, доплыл, выбрался на берег, стал одеваться. Вдруг вижу, выходят из камыша охотники в углу озера, встают из травы на том же берегу озера еще трое — и хохочут без остановки.

Оказывается, мой приятель сбил чирка, поймал его в траве и увидел, что дробь птицу совсем не задела. Он решил сделать из него подсадную утку, привязал, отпустил до середины озера, и не предполагал, что из этого может получиться такой казус. Другой, более ушлый охотник, показал на меня и сказал приятелям: «Давай посмотрим». Пока я шел, они собрались и стали наблюдать, как я ползал и плавал. Смеялись много. Так родилась байка про охоту на привязанного чирка.

 

Другая байка

Вечером после охоты мы с приятелем подплывали к острову, где стояли палатки нашей бригады. Уже было темно, и чуть в глубине от берега висел горящий фонарь «летучая мышь». Никого не видно. Странно нам это показалось. Вдруг из кустов на берег выбирается дежуривший у палатки наш охотник, и машет руками, чтобы мы присели. Осторожно подходит к нам и указывает на березу, что стояла за палатками. Пригляделись, видим, что высоко в ветвях дерева сидит птица, чем-то похожая на большого тетерева или даже глухаря. Такой птицы здесь не должно быть. А охотник машет руками и все шепчет: «Стреляйте, стреляйте». Мы, конечно, чувствуем, что есть здесь какой-то подвох. Приглядываемся, и видимо, отсвет от фонаря создает эффект, что птица шевелится. Взяли из лодки ружья, зарядили и на счет три разом выпалили. Слышим, что-то глухо стукнуло о землю. Бросились мы искать добычу — и нашли… небольшую корягу, очень похожую на птицу, более всего — на попугая какаду. Смеялись много, и родилась байка об открытии на Каме охоты на какаду. Я, кстати, эту «птицу» забрал, она до сих пор у меня на лоджии.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя