Космический сезон Кхл

0
27

Даже не верится, что первый сезон Континентальной хоккейной лиги, завершившийся феерическим розыгрышем Кубка, названного в честь первого космонавта Юрия Гагарина, потихоньку становится частью истории. Отцы-основатели КХЛ во главе с Александром Медведевым не могли и мечтать о том, что проект, представлявшийся многим элементарной попыткой сведения счетов с раздражавшим хоккейную общественность одиозным руководством Федерации хоккея России, уже в год своего рождения окажется настолько жизнеспособным и привлекательным. «Теперь я понимаю, почему канадцам наплевать на чемпионат мира — что может быть интересней вот такого зрелища?» — спросил вашего покорного слугу во время седьмого решающего матча финальной серии известный казанский журналист, с прямо-таки детским восхищениям оглядывая бурлящий десятитысячный котел «Татнефть-Арены». «Саша, а представь битвы плей-офф, которые регулярно проходят в НХЛ во дворцах вместимостью 18 — 25 тысяч?» — ответил я коллеге вопросом на вопрос… И оба мы замолчали в сладостном ожидании развязки. Естественно, будучи воспитанными на славных победных традициях советского хоккея, мы и не собирались принижать значение мировых первенств, но и понять заокеанских болельщиков, которые десятилетиями в самых комфортных условиях имеют счастье наблюдать такие космические схватки, к которым россияне прикоснулись в этом сезоне впервые, согласитесь, можно.
Автор этих строк тоже провел свой сумасшедший плей-офф. Комментируя вместе с Олегом Пшеничным на канале «ТНВ» игры «Ак барса»на всех стадиях розыгрыша Кубка Гагарина, посещая в составе организованных групп фан-клуба выездные матчи и ведя прямые включения с ледовых дворцов Омска, Москвы и Ярославля, я прожил полтора месяца в безумном калейдоскопе страстей, захвативших всю Россию и впервые за долгие годы отодвинувших на второй план (немыслимое дело!)даже начало футбольного сезона. 16-часовые автобусные переезды по знаменитым отечественным дорогам и перелеты из одного часового пояса в другой, комментаторская кабина в новомодной арене и уютная старенькая студия, фан-сектор посреди бурлящего моря ненависти в отношении горстки отчаянных героев в бело-зеленых свитерах, сражающихся за честь родной республики, — вот что было моим домом почти полтора месяца. И сейчас, когда сладостно-пьянящий наркоз Большой Победы отходит от измученного запредельной нервной нагрузкой организма, самое время поделиться с читателем некоторыми наблюдениями, которые я вынес из этой невероятно запутанной и страшной сказки с нереально счастливым концом. Команда
Оставив на долю аналитиков и специалистов роль раскладывать на составные части слагаемые игры и факторы, приведшие «барсов» к итоговой победе после семи (этот рекорд вряд ли кто-либо превзойдет) поражений в матчах навылет, стоит заметить одно: начиная со второй домашней игры с «Авангардом», завершившейся ставшим уже легендарным сэйвом казанского вратаря-дебютанта Галимова в серии буллитов, оценивать дальнейший поход команды за желанным трофеем с позиции игровой и житейской логики нельзя. Фантомные шайбы и чудесные спасения, превращения малоопытных нападающих в обладающих железной хваткой защитников, сухой матч вратаря, играющего с перебитыми пальцами, и роковой промах человека, незадолго до этого забившего победный гол в овертайме… Только с позиции иррационального, космического разума, наверное, и можно осмыслить все, что произошло с командой в этот плей-офф. Судьба в практически каждой игре, начиная с четвертьфинала, ставила перед дружиной Билялетдинова такие препятствия, преодолеть которые представлялось абсолютно невозможным. Судьба в виде дисквалификаций, травм и болезней выдергивала из состава незаменимых, казалось, людей, но словно в предании о девяти кошачьих жизнях, Дикие Кошки Мастера Билла с поразительной настойчивостью справлялись с ее очередными ударами. Команда не играла, она проживала бесконечную жизнь на льду как одно израненное Большое Сердце. Судьба оценила это и сдалась! В последнем периоде последнего матча с «Локомотивом» она послала свой акт о капитуляции «Капитану Россия» Алексею Морозову, а тот тут же преобразовал этот месседж в победную шайбу в ворота сына Медведя (именно так переводится с грузинского фамилия Гелашвили — еще один знак судьбы, ведь Медведица Маша — символ ярославцев).Оставшиеся полпериода можно было и не играть — признавшая свое поражение Судьба согласно условиям акта о капитуляции шутя отводила все мало-мальски опасные угрозы от ворот Победителей.
Соперники
Прелесть первого в истории розыгрыша Кубка Гагарина состоит и в том, что сердцем играли не только чемпионы. Еще как минимум три команды прожили свои пусть недолгие, но яркие жизни на льду и остались в памяти благодарных потомков стремительными кометами, расцветившими торжественную тьму звездного неба. Во-первых, это омский «Авангард», которому игроки, тренеры и болельщики Казани должны быть бесконечно благодарны не только за досрочное «снятие с пробега» главного фаворита и нашего исторического оппонента (да к тому же действующего чемпиона и победителя «гладкого» первенства) «Салавата Юлаева». Сибиряки, на которых в этом году «свалились» все мыслимые и немыслимые напасти (до сих пор не могу забыть пронзительную синеву глаз Леши Черепанова, застывших в немом вопросе «почему?» на огромном портрете, установленном на его могилке), наперекор все той же судьбе провели две сногсшибательные серии. Словно дух безвременно ушедшего омского самородка вдохнул свежий порыв ветра в потрепанных невзгодами провального сезона ястребов. И они под руководством совсем еще юного по тренерским меркам Игоря Никитина и переживающего …надцатую плей-оффную молодость Яромира Ягра «вынесли» Чемпионов-2008 и расставили такие силки Чемпиону-2009, порвать которые оказалось под силу только былинному русскому богатырю Илюше Никулину. Далее — «Спартак». «Народная» команда, уже не одно десятилетие вяло плетущаяся в хвосте не только периферийных грандов, но и земляков-середняков, в отличие от футбольного собрата, удивительным образом угадала с главным тренером. Подобно своему соотечественнику Петржеле, давшему новую жизнь дряхлеющему питерскому «Зениту», пассионарный, мечущий на лед планшеты и дерущийся с коллегами в подтрибунных помещениях Милош Ржига стал тем рулевым, который словно нашел в кромешной тьме лучинку Великого Огня братьев Майоровых и Якушева, разжег ее и возродил тот бесшабашно-удалой «Спартак», не болеть за который в 60 — 70-е считалось нонсенсом для всякого прогрессивного гражданина одной шестой части суши.
А тольяттинская «Лада»? У этой команды кроме сердца, кажется, вообще ничего не осталось. Старенькая халупа-стадиончик, убого смотрящаяся на фоне «суперских» арен Санкт-Петербурга и Уфы, Мытищ и Ярославля, отсутствие не то что звезд, а даже более-менее приличных по российских меркам игроков (за исключением в очередной раз взявшегося за ум голкипера Кошечкина). Про деньги, а точнее, про полное безденежье я уж и не говорю — даже не умилил, а шокировал эпизод, когда после победного матча с ЦСКА дед-пенсионер передавал своему внуку-хоккеисту профессионального(!) клуба Захарчуку несколько купюр со словами: «Возьми, внучек, на мороженое…» Да, чуть не забыл: есть еще в Тольятти феномен, аналогов которому в нашем хоккее нет. Петр Ильич Воробьев! Это даже не тренер, это российский хоккейный Ури Геллер, который может взять любую шпану с дворовой коробки, отмыть, накормить, научить правильно держать клюшку и заставить идти и умирать на льду за своего наставника и родной АвтоВАЗ. Что эти пацаны в минувшем сезоне неоднократно и делали.
Есть ли сердце у Машины, уважаемый читатель? Глупый вопрос — возразите вы. Но не спешите с выводами. Я, как вы уже поняли, о ярославском «Локомотиве», нашем недавнем самом сложном сопернике, испустившем дух только после того самого признания судьбой своего поражения от «Белых барсов». Трехкратный чемпион России, самая мощная и ровная во всех звеньях и линиях команда-эталон, эдакая бундестим отечественного хоккея (помните выражение «в футбол играют многие, а побеждают всегда немцы»?). Так вот, как ни странно, есть у ярославцев, дважды подряд роковым образом остановленных на самом пороге вечности, Большое и Больное Сердце. Оно не в их детально отлаженной, идеально выстроенной по новейшим методикам игре, привитой Кари Хейккиля — финским клоном Курбана Бердыева (тренера — чемпиона России между прочим!). Оно — в мужском и честном поведении игроков и в их преданных гостеприимных на всю широту русской души болельщиках, в слезах Иргла и Михнова, взирающих, сидя на опрокинутых воротах, на безудержное ликование «Татнефть-Арены». Оно — в крепких мужских рукопожатиях и объятиях Больших Мастеров после финала (ау, динамовцы Москвы — вам не стыдно?) и в искренних поздравлениях Алексея Яшина — настоящего Человека, потрясающего Хоккеиста и невероятного Неудачника (похоже, золото ЧМ-1993 так и останется единственной наградой высшей пробы в его долгой и блистательной карьере). Нет, пусть мои прогнозы про Алексея не сбудутся — человек, вернувшийся на лед разбившей его мечты арены и молча переосмысливающий трагедию на пустынной скамейке запасных, заслужил право завершить свой хоккейный путь непобежденным.
Болельщики
После того что творилось в первом розыгрыше Кубка Гагарина, нет смысла лишний раз подчеркивать огромную роль, которую сыграли поклонники ледовой игры в успехах своих любимцев. Это они в Омске не отвернулись от ставшей всеобщим посмешищем богатой, но абсолютно бездарно проведшей сезон команды и погнали своих вмиг ставших орлами ястребов на неприступные татаро-башкирские бастионы. Это они в сытой и ленивой Москве выстояли огромные очереди за билетами и вернули в старенькие ледовые зальчики неповторимую атмосферу тех лет, когда «Лужники» и «Сокольники» считались вершиной архитектурной мысли. Это они встали в едином порыве у своих голубых экранов и радиоприемников и передали любимой команде частички своей души и любви, которые синтезировались в мощный поток энергии, придавший космическое ускорение знаменитой спасительной шайбе «барса» Никулина в ворота Фомичева (уж как только этот бедолага не заговаривал эту шайбу на протяжении всего третьего периода!). Говоря о болельщиках, мы должны различать понятия «публика» и «фаны». Что касается организованных групп, поддерживающих и дома и на выезде свои команды, я бы отдал (извиняюсь за пристрастия) первое место фан-клубу «Ак барса». Дисциплина и креатив, тактичность в отношении соперников и дружелюбие, совместные акции с фанами других команд — честное слово, болеть вместе с этими ребятами по-настоящему приятно. Особый аромат нашим выездам придавал приезд столичных поклонников «барсов», в частности, джазового «Барс Бэнда», развлекавшего не только посетителей арен, но и простых жителей Казани, Москвы, Ярославля. Единственный минус, который я обнаружил, — дружное скандирование «уноси» в адрес получившего повреждение московского динамовца Денисова (кстати, бывшего чемпиона России в составе «Ак барса») в МСА «Лужники». Своей организованностью и сплоченностью понравились ярославцы, вот только одевать чемпионские кепки после пятой казанской игры было явным неуважением соперника, за что, впрочем, уже через несколько дней последовала жестокая расплата.
Что же касается публике на арене, то здесь вне конкуренции омичи. Легко представить, что творилось бы в Казани (да и в любом другом городе), если б своя команда уступала принципиальному сопернику в важнейшем матче с астрономическим счетом (помните лед «Спорт Сарае», усеянный мусором после поражения с тем же «Локо» звезд «Казань Рейнджерс»?). Так вот, как очевидец, свидетельствую: когда «Авангард» в четвертой игре при счете 0:9(!) в пользу «барсов» забросил шайбу, стены «Арены-Омск» заходили ходуном. Не буду утверждать, что к финальной сирене этого злополучного для хозяев матча все зрители остались на своих местах, но то, что тысяч пять, стоя, бешеной овацией поблагодарили своих любимцев за игру(1: 11 — !) и напутствовали их на решающий бой в Казани (а они его дали сутки спустя), вызвало у меня колоссальное уважение. И все-таки осадок от посещения гостеприимной сибирской арены остался — уж больно неистово болельщики поддерживали своего капитана Свитова в зверском стремлении последнего нанести защитнику «барсов» Емелину тяжелейшие травмы.
И несколько слов о казанских зрителях. К сожалению, не все постоянные поклонники «Ак барса» смогли попасть на матчи плей-офф. Очень много на решающих схватках было людей, для которых засветиться на хоккее было просто вопросом статуса и престижа. Но ребята настолько отдавали себя игре, что влюбили в себя и научили за себя болеть и эту публику. В результате аура на последних играх была просто фантастической, и не завоевать в этих условиях вожделенный Кубок мы просто не могли. Что ж, « болеть» — это тяжелое, ко многому обязывающее занятие. Но как же, черт возьми, приятно болеть за настоящих Чемпионов!

Александр НОРДЕН,
спортивный комментатор

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя