АЛГОРИТМ ЗАКАБАЛЕНИЯ

0
553

С января в России реализуется программа «Цифровая экономика», в которую до 2024 года планируется вложить более полутриллиона рублей. Разработчики признают: данные становятся новым активом, причем, главным образом, за счет их альтернативной ценности.

Не торопись, а то успеешь

Поскольку в руках российских либералов даже золото превращается в свою полную противоположность (дар царя Мидаса наоборот), стоит ли спешить с оцифровкой всего и вся? Наше ли государство воспользуется этими данными?

Утром меня будит звонок будильника с моего вечного спутника­шпиона – сотового телефона. Завтракая, шарю глазами по ленте Facebook, майл­почте и новостным сайтам, в любом браузере натыкаясь на любезно подобранную «под мои предпочтения» рекламу: производителей слесарного и столярного инструмента (три дня назад поинтересовался рубанком), женской одежды (привет от супруги), детской литературы (две недели, как приобрели дочери очередную книжку)…

Алгоритм понятен. Любая буква, набранная в поисковой строке, заносится в скрижали и будет использована против вас. Разумеется, как «забота» о вас и выгоде рекламодателей.

То, что ваши личные интересы, хобби, интимная переписка препарируются, анализируются и складируются на вечное хранение «до востребования» в иностранных базах данных, не «побочный эффект», а то, чего ради интернет и создавался.

Вспомнилось, что основанный Google и NASA Университет сингулярности, руководит которым гуру трансгуманистов Рэй Курцвейл, намерен к 2045 году произвести искусственный интеллект. Он мечтает построить умный компьютер. Нужные для этого данные о каждом из двух миллиардов интернет­пользователей пре­до­ставил Google. А Курцвейл стал его техническим директором, превратив искусственный интеллект в ключевое исследовательское направление компании.

Команда Курцвейла работает над компьютером, который сможет воспроизводить нервную систему человека и, составив его полный портрет, угадывать, какая именно информация нужна пользователю в данном настроении. Должно произойти «сращивание» человека с компьютером, о котором грезит председатель совета директоров Google Эрик Шмидт, и перехват инициативы компьютером, формирующим и направляющим интересы человека.

Google предоставляет трансгуманистам финансовую и информационную базу, а те обеспечивают компании более эффективные средства контроля над сознанием пользователей.

Ответьте себе, расстаетесь ли вы с сотовым телефоном хотя бы на ночь и обо всех ли его функциях, реализуемых даже когда аппарат выключен, вы осведомлены? То же самое о ноутбуке. В курсе ли вы, что перемещение вашей машины, хотя у вас и нет навигатора, отслеживается со спутника?

Задумайтесь, сколько фотографий из личного архива «скормили» соцсетям и кем они используются? Сколько сканов документов вы переслали в официальные инстанции, сколько резюме отправили работодателям и посредникам вроде «Хед Хантера»? К скольким анкетам, счетам, договорам и квитанциям только за год приложили письменное согласие на электронную обработку данных?

Даже в кабинке уличного сортира вы уже не улыбаетесь шутливой надписи «съемка ведется для вашей безопасности», поскольку привыкли постоянно находиться под визорами камер наблюдения: на улице, в магазине, государственном или частном учреждении, в салоне транспорта, на перроне и даже у входа в подъезд своего дома. А уж от постоянного щелканья камерами смартфонов справа и слева мы давно перестали отворачиваться. Мы «прозрачны» не только за пределами квартиры. Дата­центры в Неваде и Вирджинии хранят всю нашу смс­ и электронную переписку, все до единого телефонные вздохи и ахи.

И после всего этого мы набираемся глупости рассуждать об оруэлловском Большом брате лишь как об отдаленной и нежелательной перспективе. Да он уже давно ночует рядом с нами, свернувшись клубочком в смартфоне и поигрывая приложениями, как котенок клубком шерсти.

 

Возомнив себя Богом

Русская православная церковь не случайно обеспокоена, что с развитием цифровой экономики станет возможным ограничение свобод человека. В рождественском интервью телеканалу «Россия 1» патриарх Кирилл как пример рассмотрел призыв к отказу от наличных денег и переходу на электронные карточки: «А если вдруг в какой­то момент исторического развития доступ к этим карточкам будет открываться в ответ на вашу лояльность?»

Цифровой суверенитет личности, хотя люди и расквартированы в независимых государствах, повсеместно нарушается системами контроля и слежения, рост которых в рамках обострившегося противостояния Запад – Россия и проблем терроризма неизбежен. Торговые интернет­платформы – уже обыденность, а через те же соцсети моделируется поведение людей: общественное, психологическое, финансовое…

На тотальный контроль над каждым конкретным человеком и человечеством в целом, уже оформляющийся именно в виде перехода к «цифровой экономике», претендует не одна супердержава. США – лишь исполком мирового финансового капитала, персонифицированного в условном «Комитете 300» и реально правящего планетой, решая, в какой ее точке устроить очередной Апокалипсис, какую страну биржевыми спекуляциями вознести на экономический Эдем, а какую обрушить в финансовый Ад, расчленить и вовсе уничтожить.

Потому даже свержение «однополярных» США с пьедестала приведет не к освобождению от «мирового правительства» и его институтов (ФРС США, Мирового банка, МВФ, бирж, множества неправительственных организаций), а лишь к смене месторасположения этого исполкома, скажем, на Китай, Малайзию, Австралию или Новую Зеландию.

Сам же класс мировых финансистов, решающих все вопросы удаленно из шезлонга на пляже или уютного кабинета, набитого безделушками антиквариата, в большинстве отвыкших от гражданства и места жительства, в нужный момент готов вовсе отказаться не только от наличных, но и от денег как средства накопления вообще. Механизм – заменить купюры сначала электронными цифрами и подписями, а затем технологиями. Нашумевшие криптовалюты и блокчейн – лишь переходная фаза именно этого процесса.

Но речь в будущем пойдет не о никому не нужном, за исключением высоколобых айтишников, абстрактном майнинге невесть чего, а о технологиях, имеющих прикладную ценность для всех людей. Например, о выращивании для человека нового тела или апгрейде и тюнинге тела старого.

Вот в таких технологиях и собираются в будущем складировать свое богатство несколько сотен богатейших людей Земли, которым, судя по моделируемой ими международной обстановке, уже до смерти (в буквальном смысле, увы) надоели три четверти населения планеты, «бесполезно» проедающие ее невосполнимые ресурсы, да еще и ропщущие на глобальную власть.

Наметилась тенденция разделения человечества на два сорта: «кнопочников»­технократов, радостно ожидающих безусловного дохода, чипирования, электронных карт личности и индивидуальных профилей компетенции на биржах, и каких­то эколого­религиозных анархистов­фанатиков, культивирующих «сенситивные» сверхвозможности человека как органичной частицы всемогущей живой Вселенной. Как в «Аватаре» и прочих киберпанковских антиутопиях кинематографа, уже что­то подозревающих.

Впрочем, вернусь к соцсетям. Их возможности в форматировании поведенческой лояльности уже тестируют блогеры­активисты. Провоцируя друг друга, они строчат взаимные доносы, добиваясь блокировки аккаунтов оппонентов, закрытия (или неоткрытия) им Шенгенских виз, ареста счетов, имущества, а то и самих оппонентов. Поводом для призывов к ограничению свобод оппонента могут быть посещение Крыма, нелицеприятные реплики о гомосексуалистах и однополых семьях, критика действий США или доморощенных либералов­грантоедов… Список бесконечен, и стукачество это будет лишь нарастать как органическая составляющая информационной войны. Как и количество роботов, сканирующих семантику огромных объемов текстов в интернете и выносящих вердикты о лояльности, – давно реальность.

Не за горами прямая увязка западными «демократиями» ограничения вашей возможности потреблять определенные товары, услуги и путешествовать с вашей политической позицией, поведением, гражданством, отношением к западным «ценностям», высказанным публично или в личной переписке.

 

Китайский синдром

Недавно наткнулся в Сети на любопытную, хотя и явно ангажированную статью о том, как в Китае «выстраивают из граждан социальные классы» по принципу моральной, политической и платежной благонадежности – через смартфоны. То, что у нас пока чаще предпочитают оплачивать карточками, в Китае едва не поголовно оплачивают через телефонные приложения. Компания Ant Financial, о которой пойдет речь ниже, опробует уже и новую функцию Smile to  Pay, позволяющую предъявить в качестве оплаты считывающему устройству лишь лицо и ввести для подтверждения платежа номер своего мобильного, который не обязательно при себе иметь.

В Китае сложилась коммерческая мегасистема смартсервиса, знающая о гражданах все.

В 2011 году упомянутая Ant Financial запустила версию Alipay со встроенным сканером для считывания QR­кодов – считываемых машиной квадратных значков, хранящих в сто раз больше информации, чем обычный штрих­код. Сканирование кода открывает вход на сайт, запускает приложения и открывает личный профиль в соцсети. Коды связали виртуальный и реальный мир в невиданном масштабе. Удобно? Да. Но не только для клиентов Сети.

Созданное вскоре приложение Zhima Credit начало использовать данные Alipay для расчета кредитного рейтинга каждого пользователя, отслеживая его поведение: платит ли по счетам, каков рейтинг его друзей из соцсети Alipay. Если у друзей рейтинг высокий, это хорошо. Если же среди них есть люди с плохой кредитной историей – плохо. Пользователи рейтингов друг друга не знают, но на основе иных признаков решают, кого в друзья лучше не добавлять. Учитывается модель автомобиля пользователя, его место работы и уровень образования. Категория «Поведение» изучает потребительскую биографию, оценивая, что именно покупает потребитель.

Для обладателей высокого рейтинга система предусматривает бонусы на базе соглашений о сотрудничестве, заключенных Ant Financial с сотнями компаний и организаций. Например, льготные условия по займам и аренде квартир, право в упрощенном порядке получить визу в ЕС, арендовать машину без залога. Но если пользователь разобьет прокатный автомобиль и не возместит ущерб, то этот факт повлияет на кредитный рейтинг, как и, например, неоплаченный штраф за нарушение ПДД. Привилегий могут лишить и за шпаргалки при сдаче экзамена в вуз. С низким рейтингом без залога не взять велосипед или кинокамеру напрокат, не снять номер в гостинице.

 

IT­кнут и IT­пряник

И вот уже китайское правительство объявило о создании общегосударственной системы учета и оценки репутации людей, компаний и госчиновников. К 2020 году на каждого гражданина Китая появится досье из государственных и частных источников, которое можно будет найти по биометрическим параметрам гражданина. Госсовет называет систему «общенациональной кредитной системой».

Цель – создание у населения лояльных поведенческих схем, установление контроля через регулируемый доступ к социальному кредиту. Предполагается, что «плохие члены общества» будут ограничены в передвижении и социальных льготах. Госсовет предупредил, что, среди прочего, людей будут штрафовать и за распространение слухов в интернете. Резонно, в свете кемеровских событий. И не только.

В госсистему будет интегрирован и «Список недобросовестных граждан», фигуранты которого, фактически граждане второго сорта, могут ездить лишь на самых дешевых поездах. Скоростные линии, авиаперевозки для них недоступны. Невозможно оплатить некоторые категории потребительских товаров и селиться в элитных гостиницах, претендовать на крупные банковские кредиты.

Попадание в черный список существенно портит жизнь. Сначала снижается твой рейтинг. Потом друзья узнают, что ты персона нон грата и, опасаясь, что это повлияет на их рейтинг, удаляют тебя из контактов. Твой рейтинг проседает еще больше.

Социальную кредитную систему одним из первых в Китае опробовал восемь лет назад округ Суйнин. Каждому жителю старше 14 лет присвоили рейтинг 1000 баллов, которые в дальнейшем добавлялись или снимались на основании поведения. Оценивали граждан по уровню образования, поведению в интернете и соблюдению ПДД. Забота о пожилых членах семьи – 50 баллов, помощь бедным – 10 баллов, судимость за вождение в пьяном виде или взятка должностному лицу – минус 50 баллов. Подсчет баллов знаменовался присвоением категории A, B, C или D.

Граждане с отметкой A получали льготы при поступлении в учебные заведения и приеме на работу. Обладателям отметки D отказывали в получении водительских прав, ряда социальных услуг, различных пропусков и разрешений.

Десятки больших городов имеют свои системы, которые сейчас интегрируются в общенациональную. Народный банк Китая уже обязал компании, занятые мобильными и интернет­платежами, подключиться к государственному справочно­информационному цен­тру и предоставить соответствующим структурам доступ к данным по финансовым операциям. Возможно, банк будет контролировать разработку более совершенной системы оценки, поручив сбор данных для ввода в эту систему компаниям типа Ant Financial.

В России система «Госуслуги», обладающая на сегодня наибольшим массивом данных о гражданах, пока развивается, и есть основания думать, что по китайскому примеру и с той же целью. Понятно желание руководства страны развивать эту платформу. Но есть большие подозрения, что данными, которыми российские чиновники быстро, старательно и с переизбытком ее наполнят, сможет воспользоваться не столько государство во благо граждан, сколько враги этого государства. И в прямо противоположных целях.

А пока мы привычно лезем с подъема во всемирную паутину. Участвуем, не зная об этом, в рейтингах компаний, не дающих нам уклониться от присутствия в их отчетности, проходим вполне осознанно тесты и опросы. Откровенно излагаем в соцсетях политические пристрастия, личные эмоции по поводу разных событий и отношения к чужим взглядам. Обильно оставляем следы на витринах интернет­магазинов, в скачивании книг, документов, музыки и кино. Щедрой рукой расставляем лайки и дизлайки на разных форумах.

Считается, что рейтинги, собранные брокерами данных, используются лишь для разработки таргетированной рекламы, а о контроле и использовании данных против ваших свобод речи не идет. Верьте, если хотите.

 

P.S.

В вышедшей в США книге Эрика Шмидта и Джареда Коэна «Новый цифровой век: преобразуя будущее народов, стран и бизнеса» заявлено, что к 2020 году интернет охватит все 7 миллиардов жителей планеты. Провозглашен конец частной жизни и анонимности. Отказ подчиниться эре «всеобщей подключенности», предвидят авторы, будет рассматриваться как нечто подозрительное, и власти будут заводить досье на «спрятавшихся», вводя в отношении них жесткие меры, включая особый контроль в аэропортах и ограничения на поездки. Авторы уверены: с развитием технологий наступает эра, полная угроз для человека, обществ и государств. Лишь знания тех, кто управляет технологиями, помогут избежать катастроф. Трансгуманистам нужен мир, руководит которым единый орган принятия решений – мировое правительство, диктатор или универсальный моральный кодекс с полномочиями принуждения к выполнению закона.

 

По материалам прессы
Александр ИГНАТЬЕВ

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя