Республика на «автопилоте» или Двойной портрет Рустама Минниханова

0
71

 

Мало кто пять с лишним лет назад мог подумать, что из неказистого, смахивающего на колхозного бригадира, чуть косолапого чиновника вскоре получится один из наиболее эффективных и неординарно мыслящих руководителей татарстанского правительства. Сперва, в 1998 году, над Миннихановым посмеивались – то брюки начнет подтягивать в проходе Госсовета, то пятерней в голове чесать. Импозантность и достойные высокого руководителя манеры появились у Рустама Нургалиевича позднее. А в первые месяцы его премьерства для встречи зарубежных делегаций выпускали лощеного Фарида Мухаметшина – республику перед иностранными бизнесменами и политиками доверяли представлять лишь экс-председателю Кабмина.

 

Экономическое «ралли» Рустама Минниханова  

 

Лицеприятный портрет от Дмитрия Вишневского  

Уроки премьерского вождения

Минниханов вынырнул будто ниоткуда – на посту министра финансов его практически не замечали. Но, видимо, были и впрямь у этого бывшего сельского энергетика некий внутренний стержень, ухватистая крестьянская смекалка, позволившие недавнему руководителю районных потребкоопераций принимать в последующие годы смелые и подчас рискованные хозяйственные решения.

Минниханову пришлось обучаться премьерским навыкам в сложных, по сути, драматических условиях – грянул дефолт, к власти пришел прокоммунистически настроенный председатель российского правительства, и многим казалось, страна катится в экономическую пропасть. В Татарстане положение было не лучше – сотни тысяч рядовых граждан, потерявших последние сбережения, масса разорившихся предпринимателей, гигантские долги у «кормильцев» республиканского бюджета – «Татнефти» и «Нижнекамскнефтехима», убыточный, почти агонизирующий КамАЗ. Село лежало в развалинах, а оставшиеся без заказов крупнейшие оборонные предприятия республики балансировали на грани банкротства.

 

Финансовая хватка

Нельзя сказать, что именно Рустам Нургалиевич спас Татарстан от экономического краха – без грамотных, спокойных действий правительства Примакова-Маслюкова, укрепившего рубль и погасившего первоначальную панику, у республиканского премьера ничего бы не получилось. Но все-таки именно взвешенная политика Минниханова, быстро нашедшего те звенья, за которые можно вытащить «больное» татарстанское хозяйство, помогли республике избежать катастрофических последствий, постигших многие российские регионы. Не зря, видимо, новый премьер пришел с должности министра финансов – первым делом он бросил имевшиеся в распоряжении правительства скудные резервы на укрепление республиканских ценных бумаг. В итоге РКО, в отличие от ГКО, не рухнули, что позволило стабилизировать финансовую систему Татарстана и даже извлечь выгоду из краха многих мелких, по сути, дутых банков – на освободившемся поле укрепились гиганты кредитно-финансовой системы – «Ак Барс», «Татфондбанк», «Казанский», «Автоградбанк».

С устойчивыми банками можно было спокойно заняться и главными «спонсорами» татарстанской экономики – «Татнефтью» и «Нижнекамскнефтехимом». Во многом с подачи и при непосредственном участии Рустама Нургалиевича удалось реструктуризировать миллиардно-долларовые долги компании Марата Галеева, увеличить капитализацию банка «Девон-Кредит» и выйти при помощи другого «нефтяного» банка, «Зенита», на рынок Московского нефтеперерабатывающего завода.

 

Нефтяной нон-стоп

Минниханов с помощью советника Шаймиева по нефти Рената Муслимова привлекает ведущих специалистов, и окрепшая «Татнефть» начинает интенсивно осваивать прогрессивные технологии разработки обводненных, высокосернистых месторождений. Одновременно правительство приступает к созданию малых нефтяных компаний – им передаются вроде бы убыточные, но на деле вполне рентабельные для «карликов» скважины. «Малыши» разрабатывают и опробуют многочисленные «ноу-хау» в добыче черного золота, увеличивают производство мазута, битума – в итоге повышается уровень жизни еще недавно депрессивных регионов юга республики.

Наверное, только неординарно мыслящий экономист решился бы в условиях острой нехватки финансовых ресурсов на возведение столь дорогостоящего гиганта, как Нижнекамский перерабатывающий завод. Глупо, конечно, было бы приписывать заслугу строительства этого стратегически важного для республики предприятия одному Рустаму Нургалиевичу – идея рождалась в головах специалистов «Татнефти», ТАИФа, «Нижнекамскнефтехима». Но без консолидирующего влияния премьера, сумевшего сохранить и мобилизовать интересы трех во многом конкурирующих и даже враждующих между собой корпораций, возведение ННПЗ вообще вряд ли продвинулось бы хоть на шаг – одни бесконечные споры из-за пакетов акций между партнерами свели бы нефтеперерабатывающую «стройку века» на нет.

 

На виражах автопрома

Как личность, Минниханов начинает привлекать все большее внимание общественности и в качестве фанатичного, увлеченного автогонщика. Привыкшие к затянутым в дежурную костюмно-галстучную униформу руководителям, многие были приятно удивлены видом лихо прибавляющего газ на виражах премьера, не стесняющегося показываться перед публикой в заляпанном грязью водительском комбинезоне. Наверное, автомобильные пристрастия Рустама Нургалиевича не только помогли ему вместе с сыновьями президента построить лучший в России Высокогорский автодром, но и подтолкнули к достаточно крутому повороту в развитии республиканского автопрома – прилагая большие усилия для вывода КамАЗа из кризиса и в то же время понимая, что в ближайшие годы автогигант вряд ли сумеет стать высокорентабельным предприятием, Минниханов делает ставку на расширение производства «народного автомобиля». При помощи госкредитов производство «окушек» увеличивается, как на дрожжах, раскупаются они в один момент – ЗМА исправно возвращает займы и год от года наращивает выпуск относительно недорогих малолитражек.

 

Своя игра на чужом поле

Со временем Минниханов начинает уделять все большее внимание международным экономическим связям. Он регулярно встречается с делегациями иностранных бизнесменов и ведет с ними подчас нелегкие переговоры, без участия премьера не проходит ни одна крупная международная выставка на «Казанской ярмарке». К тому же Рустам Нургалиевич активно способствует выходу «Татнефти» на внешние российские и зарубежные рынки – проникновение корпорации Шафагата Тахаутдинова на шельфы Каспия (через Калмыкию), контракты на освоение и разработку месторождений в Северном Ираке и совсем недавний «бросок» на турецкий рынок – во многом заслуги не только самих нефтяных «генералов» республики, но и ухватистого председателя Кабмина. Похоже, Минниханов не упускает ни одной возможности присмотреть для республиканского капитала еще один кусок собственности – лишь бы он приносил прибыль и способствовал наполнению татарстанского бюджета.

Впрочем, когда того требует жизнь, Рустам Нургалиевич с готовностью идет на непомерные, на взгляд некоторых аналитиков, расходы: строительство стратегического для Татарстана моста через Каму – отличный пример видения долгосрочных перспектив развития. И впрямь, может быть, лучше сегодня залезть в долги, чтобы завтра извлекать реальные прибыли из обслуживания транспортных потоков между Европой и Сибирью?

Говорят, Рустам Нургалиевич всем видам пищи предпочитает беляши и лапшу. Возможно, поэтому при нем республика стала добиваться рекордных урожаев зерна, выйдя на второе место в России после Краснодарского края? Как бы там ни было, но именно при Минниханове были сняты многие «социалистические» табу в аграрном секторе – ликвидировано принудительное планирование и введена свободная продажа зерна государству, сельчане получили возможность реализовать зерно за пределами республики, а на татарстанских нивах и элеваторах появились агрохолдинги из других российских регионов.

 

И фавориты ошибаются

Сейчас республика переживает не лучшие времена, да и перед премьером стоят сложнейшие задачи – провальная пока повсюду в России реформа ЖКХ, топчущаяся на месте реструктуризация электроэнергетики, сокращение госаппарата и параллельно – присутствия государства в экономике. Без решения этих проблем Татарстану недолго держаться в российских хозяйственных лидерах, но, думается, у лихого автогонщика Минниханова хватит смелости сделать еще один крутой вираж на экономическом треке республики.

Совершал ли премьер-министр за эти годы явные ошибки? Наверное, да – слишком мало внимания уделялось развитию малого бизнеса, рекордные урожаи оборачивались еще большим обнищанием села, где, по сути, до сих пор не ликвидирована колхозная система. Да и создание супермонополии «Связьнефтехиминвестхолдинг» вряд ли можно отнести к либеральным достижениям. Но в целом экономическое «ралли» Рустама Минниханова явно удалось – премьер в фаворитах гонки. И думается, останется им еще надолго.

 

 

Республика на «автопилоте»

 

Нелицеприятный портрет от Расима Мингазова

 

Если первое появление Рустама Минниханова среди татарстанской элиты повергло ее представителей в шок, то нынешние визиты главы правительства воспринимаются с трепетом. За несколько лет неуклюжий паренек из сельской глубинки сделал стремительный рывок к высотам большой политики.

 

Первый в драке и учебе

Как говорили древние, отыщи всему начало, и ты многое поймешь. Заслуженный лесовод Татарстана Нургали Минниханов трех своих сыновей держал в строгости. Когда средний из них, Рустам, начал работать инженером-энергетиком в леспромхозе, а это было начало 80-х, отец ему спуску не давал, назначая дежурить в выходные и праздничные дни. Так что 31 декабря будущий глава Кабмина то и дело встречал на рабочем месте, вглядываясь в праздничную иллюминацию поселка. Словом, как у переиначенного классика: «Отец, слышишь, пилит, а я тут вожусь».

Удивительно, но факт: в школу Рустам пошел с шести лет. К тому времени семья перебралась в Сабинский лесхоз. Новичок сразу же выбился в заводилы поселковых мальчишек, став своего рода местным Мишкой Квакиным. Редкая драка обходилась без его участия. Впрочем, это не мешало Рустаму хорошо учиться. Но озорник – и в классе озорник. У одного из учителей была привычка: поздоровавшись с ребятами в начале урока, он сразу же, не глядя, плюхался на стул. Этим как-то и воспользовался маленький пройдоха, загодя подложив на сиденье колючий кактус. Говорят, учительский крик был слышен во всей школе…

Впервые прошествовав в ноябре 1996 года по коридорам республиканской власти в качестве министра финансов, Рустам Минниханов произвел на аппаратных работников шокирующее впечатление. Одет неподобающе: строгим галстукам и костюмам главный финансист республики еще долго предпочитал демократичные свитера. Манеры неуклюжи: сидя за столом переговоров, мог запросто опустить голову на выставленные вперед кулаки и, упершись в них подбородком, продолжать так общение – к полному недоумению собеседника. Это дало повод острословам предположить, что министр устает «прогибаться». Правда, сегодняшний имидж премьера Минниханова поправлен регулярно обновляемым гардеробом, а также очками в модной оправе, которые предательски выдают его дальнозоркость.

Не секрет, в аппаратный этикет и тактику кулуарных действий Рустама Минниханова посвящал первый вице-премьер Равиль Муратов. Ученик оказался понятливым и превзошел учителя. Зато, говорят, неделями не могли попасть в кабинет тогдашнего шефа Минфина бывшие коллеги Минниханова – главы районных и городских администраций.

 

Татарский Шумахер

Рассказывают, что еще в бытность председателем Арского райпо Рустам Минниханов в ненастную погоду повез корреспондента газеты «Руде право» на лесную заимку. За рулем по обыкновению восседал сам. На раскисшей от дождей дороге «Нива» крутилась как юла, журналист по пути несколько раз простился с жизнью. Но это ничуть не смущало лихого гонщика. Гость из братской Чехии был доставлен на место в целости и сохранности. Сейчас Минниханов покоряет пространство и время на крутых машинах. И для заездов на гонках заказал «Volkswagen Golf», у которого снято ограничение скорости. Пусть кого-то смущает цена, но только не высокопоставленного гонщика с Высокой Горы. Ведь он уже «дорулился» до звания заслуженного мастера спорта России. А свой отпуск в октябре традиционно проводит за рулем гоночного «КамАЗа». Когда острые на язык журналисты допекли президента Шаймиева вопросом, кто же на самом деле Рустам Минниханов – руководитель правительства или гонщик, глава республик разрулил ситуацию одной фразой: «Не все время же ему быть премьером».

 

Мини-Бабай

И действительно, Минниханов, за которым в правительственных кругах закрепилось прозвище Шумахер, вполне может обзавестись новым псевдонимом – Мини-Бабай. Так, в начале нынешнего года глава правительства побил все рекорды посещаемости, лично побывав едва ли не на всех итоговых заседаниях коллегий республиканских министерств. Понятно, их график подстраивали под премьера. И все равно выпадали дни, когда Минниханов вынужден был побывать сразу на трех заседаниях. И не просто присутствовал, а выступал с критическими речами. Кто-то скажет: ничего особенного, это его работа. И будет прав. Но что стоит за столь небывалой прежде активностью главы правительства? Он не доверяет курирующим вице-премьерам? Или демонстрирует свои способности руководить на более высоком уровне? Пока ответа нет.

А вот вопрос, связывают ли премьер-министра и президента Татарстана родственные узы, не дает покоя многим. Ларчик просто открывается: Рустам вырос на глазах у Минтимера Шаймиева. В свое время Шаймиева, тогда обычного министра мелиорации и водного хозяйства республики, первый секретарь Татарского обкома КПСС Фикрят Табеев познакомил с директором Сабинского леспромхоза Нургали Миннихановым. Мало того, что директор был передовой, так еще места в его хозяйстве оказались знатные, а люди – щедрые. С той поры и повелась дружба. Дети ее только скрепляли.

 

Не разрушая иллюзий

Знающие люди отмечают, что премьер уже не бросается, как черт от ладана, в сторону от журналистов. Он не чурается публичной речи и произносит свои спичи по любому поводу, уснащая речь модными выражениями «позиционирование», «точка роста»…

Между тем, «точки роста» самой республики в последнее время заметно тускнеют. И, надо полагать, не без участия главы правительства. Активно муссируя тему несправедливого перераспределения налоговых поступлений все больше в федеральную корзину, местная администрация умудряется вбухивать огромные средства в громадье одновременно реализуемых республиканских суперпроектов. Конечно, жизневажность моста через Каму никто оспаривать не будет, зато казанская подземка вызывает массу вопросов у наблюдателей. При катастрофической нехватке средств Татарстан в буквальном смысле закапывает в землю миллион за миллионом. Рустаму Нургалиевичу, безусловно, не с руки сейчас говорить об ущербности проекта казанского метро – как-никак, САМ М.Ш. много лет ратовал за эту идею. Кто же осмелится разрушить верховную иллюзию? Явно, что поднаторевший в кулуарной борьбе Минниханов не будет подставлять свою голову. Впрочем, может быть, и он не видит в нынешнем подходе к столичной подземке ничего этакого? Если так, то дела в нашем «королевстве» еще хуже…

Непомерный бюрократический аппарат придумал, конечно, тоже не нынешний глава республиканского правительства. Однако бороться с ним он предпочитает довольно спорными методами. В результате в Татарстане один за другим открываются всевозможные государственные и полугосударственные агентства, фонды, комитеты, зачастую настолько плотно и всеобъемлюще дублирующие деятельность как друг друга, так и соответствующих министерств и ведомств, что просто неясно, кто же реально отвечает за то или иное направление в экономике республики. Размывание же ответственности неизбежно ведет к бесконтрольности и, соответственно, распылению и так не слишком великих бюджетных средств.

 

Заплыв на длинную дистанцию…

Как далеко в будущее смотрит премьер – неизвестно. Неизвестно, и какая карьера ждет его на хозяйственно-экономическом небосклоне (о политическом промолчим за явным отсутствием в действиях Р.М. каких-либо проявлений политических амбиций. По крайней мере, пока). Тем не менее, жить он старается на полную катушку, не сбрасывая газа. Да и спортивную форму поддерживает Рустам Миннханов тщательно. Говорят, как настоящий спортсмен он не ведает вкуса сигарет и не берет ни капли спиртного в рот. Круглый год устраивает заплывы в ледяной воде незамерзающего Голубого озера. Рассказывают, что к спорту пристрастилась и жена Минниханова Гульсина. По крайней мере, она руководит строительством уникального горнолыжного комплекса в 30 километрах от Казани. Не секрет, горные лыжи – одно из увлечений президента Путина.

 

Из досье

Рустам Ниргалиевич Минниханов родился 1 марта 1957 года в селе новый арыш Рыбнослободского района татарсткой АССР.

Окончил Казанский сельскохозяйственный институт и Заочный институт советской торговли, по специальности — инженер-механик и товаровед. Доктор экономических наук.

Трудовую деятельность начал после окончания института в 1978 году инженером Сабинского районного объединения «Сельхозтехника». Затем работал в этом районе старшим инженером и главным энергетиком леспромхоза, заместителем председателя правления райпо.

В 1985-1993 годах работал в Арском районе: председателем правления райпо, председателем исполкома районного Совета народных депутатов, первым заместителем главы администрации района.

В 1993 году был назначен главой администрации Высокогорского района.

С ноября 1996 по июль 1998 — министр финансов РТ.

С 10 июля 1998 года — Премьер-министр Республики Татарстан.

— мастер спорта

— чемпион Татарстана по автокроссу 1997 г.

— серебряный призёр чемпионата России по зимним трековым гонкам 1998 г.

— бронзовый призёр чемпионата России по автокроссу 1998 г.

— победитель «Кубка Президента Татарстана» 1999 г.

— серебряный призёр автокросса «Серебряная Ладья 1999»

— серебряный призёр чемпионата России по зимним трековым гонкам 2000 г.

— серебряный призёр автокросса «Серебряная Ладья 2001».

Газета «Русский курьер в Татарстане», №18, 6 ноября 2003 года

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя