РОССИЯ – СРЕДИННЫЙ КОНТИНЕНТ

0
30

На страницах журнала мы неоднократно обращались к теме Тартарии – территории, которая, согласно историческим источникам, простиралась от Тихого океана до Волги, а в современной европейской традиции называется Внутренней или Центральной Евразией. Продолжаем эту серию материалов, посвященных важным вопросам исследования неведомой страны, где обитали наши предки. Приглашенный к разговору эксперт – ведущий российский ученый, специалист с мировым именем по истории татарского народа, вице­президент Академии наук Республики Татарстан Рафаиль ХАКИМОВ.

 

СТЕПЬ ДА СТЕПЬ КРУГОМ

 

«Европа от Лиссабона до Владивостока» – лет десять назад фраза эта вызывала восторг и прилив энтузиазма у российских западников. Теперь она, прозвучав на недавнем форуме в Петербурге, не породила ничего, кроме едких комментариев.

С чего бы это? Сюжет сближений и размолвок Европы и России стал лейтмотивом отношений сотни лет назад. Пора бы к этому привыкнуть. А для кругозора почитать, к примеру, книги Николая Трубецкого и Петра Савицкого – идеологов евразийства, категорически утверждавших, что Россия – это всегда «Срединный материк», который никогда не будет только Европой или только Азией. Евразийцы видели Россию наследницей «Великой степи», «Орды», «Тартарии». Создали теории с диковинными для нашего уха названиями: теории месторазвития, хозяйстводержавия, кочевниковедения. Тему Тартарии оживляет любое обострение на «литовском рубеже».

Есть теория, которая выстраивает Тартарию вдоль Великого шелкового пути. Исчезла эта торговая магистраль – распалась и Тартария.

– Первые государства строились вдоль рек. Путь «из варяг в греки», к примеру. Вдоль него выстроилась Русь Рюриковичей. Империи возникали благодаря Великой степи, соединявшей «речные» государства. Она тянулась от Дальнего Востока до Дуная. Великие переселения народов происходили именно в Степи. Здесь сложилась империя как симбиоз народов и культур. Ничего удивительного, что эти территории, так или иначе, стали зваться Татарией/Тартарией*. «Татарские» тюркоязычные племена были главным строительным материалом этого образования. Татарский этнос в то время был самым многочисленным, а потому этноним превратился в политоним, т.е. близкородственные тюркские племена со временем тоже стали зваться татарами.

Есть два пути создания империи. «Римский путь» предполагает некую унификацию: единые культурные стандарты, общий государственный язык, единое гражданство на базе общего права, иерархия государственного устройства. Все европейские империи строились по римскому образцу.

Идея «евразийской империи» вполне выражена в «Ясе» (своде законов) Чингисхана. «Татария», территория известная также под более ранним именем «Дешт­и­кыпчак», признавала равенство культур и религий.

В Европе путешествовать было опасно, а в «Тартарии» на дорогах ставили почтовые «ямы», воинские караулы, учреждались дорожные налоги и повинности. Марко Поло писал, что можно было спокойно проехать из Кафы в Каракорум не боясь, что тебя ограбят. Перемещение товаров и людей обслуживала развитая единая финансовая система.

Общим международным средством общения выступал куманский – западно­кыпчакский – язык. Русские называли его половецким. Он и сегодня хорошо понятен татарам. Codex Сumanicus от 1303 года, сочиненный итальянцами для общения с ордынцами, приводит кыпчакско­половецкое название куманского языка – tatartili.

Как оцениваете попытку Китая заново отстроить транспортный коридор между Азией и Европой? Он возродит хоть до какой­то степени некогда существовавшее единство территорий и государств? Общей юрисдикции не появится?

– Нет конечно. Это глобализация по­китайски. Важно обернуть ее в свою пользу. Здесь и Волга, и Кама, и автодорожный узел, и железная дорога. Можно сделать мощную логистику, склады и «растаскивать» товары по многим направлениям. Волгу, правда, нужно в порядок приводить, флот обновлять. Тут и транспортный коридор «север – юг» далее можно формировать – от Ирана, от Персидского залива до Скандинавии. Если помните, в начале 1990­х годов была такая сильная инициатива – «Великий волжский путь». По ряду причин она не была реализована, как задумывалось, но регионы ее поддерживали.

 

ИЗ САРАЯ В МОСКВУ

 

В Европе еще в XVI веке полагали, что Европа кончалась на восточных польских рубежах. Так там и продолжают думать. И делят континент на Европу и Азию.

– Для меня этот вопрос несколько надуманный. Татары вроде бы азиаты по происхождению, но выглядят как европейцы, свою жизнь стремятся строить по европейским образцам. Здесь крепки позиции ислама – но ислама «европейского», реформированного. Это джадидизм, лозунгом которого было: «Вперед к Европе». Даже узбеки в Ташкенте татар называют европейцами, у татар там своя особая махалля. По своим ощущениям татары – европейцы, но и Восток им близок. С русскими то же самое.

Да, Петербург строился как европейский город, назло не шведам, а полутатарской Москве. Чтобы понять, как и из чего произошла Россия, надо вспомнить известного евразийца князя Трубецкого, его характеристику возвышения Москвы: «Свержение «татарского ига» свелось к замене татарского хана православным царем и к перенесению ханской ставки в Москву». До Петра многие государственные учреждения сохраняли черты, указывавшие на ордынское происхождение. Земский собор – это не что иное, как курултай. Хана должны были выбирать. Кстати, вот причина, почему остановилось нашествие в Европу: умер хан, и надо было направляться на выборы нового хана в Каракорум – ехали, понятно, с армией. Финансовая, налоговая система Москвы были родственны ордынским порядкам.

Петр ликвидировал казанское и прочие «царства», но на гербе российском остались три короны – три ханства, при том что гербы русских княжеств расположены пониже. Это сохранялось и в титулатуре: царь Казанский, Астраханский, Сибирский. Это наглядно показывает, какова основа России.

Москва руководствовалась в своей политике двумя постулатами. Москва после падения Византии – Третий Рим. Тем более что государь – из династии Палеологов. С другой стороны, Иван Грозный знал, от кого он происходил по линии князей Глинских, полагал, что право имеет после развала Орды быть сюзереном других «тартарийских» государств.

– Византия, по мнению Василия Осиповича Ключевского, была старой учительницей России в делах религии и придворной интриги, «но ее уже не существовало в тот момент, когда началось устроение великорусского государства. Да и прежде Царьград в политическом отношении был для Руси дряхлым и хромым инвалидом, обучавшим правильной походке едва становившегося на ноги ребенка».

К тому же после падения Константинополя султан включил в свою титулатуру «римского кесаря» – «Кайср­и­Рум». И попытки претендовать на политическое наследие Византийской империи раздражали турок. Когда султан захотел вернуть Казань и Астрахань, крымский хан Девлет­Гирей в 1571 году пошел в поход. Вернуть города не вышло, но в 1575 году Иван Грозный публично сложил с себя титул царя в пользу касимовского хана Саин­Булата – в православии Симеона Бекбулатовича.

Был у этого шага и другой смысл: на трон посадили не кого­нибудь, а чингизида. Иван так узаконивал царство, на троне которого восседают наследники ханов и императоров.

От Византии осталось наследовать только титул «православного царя», чтобы влиять на балканские народы. А по части конкретной политической модели естественнее было усваивать опыт Орды – принимать на службу ее чиновников, военных, торговцев. Даже двуглавого орла русские видели на монетах Джанибек­хана.

XVIII век многие историки рассматривают как эпоху постепенного уничтожения старого типа государственности, связанной с ордынской традицией. Пугачевщину склонны видеть через призму «колониальной войны». Проводится разукрупнение Казанской губернии, идет всемерное развитие имперской бюрократической системы, проходят александровские реформы… Однако едино­образия не вышло.

– И администрация где­нибудь за Уралом была как царь и бог. Жители Сибири, даже русские, считали себя особым народом. Демидовы на Урале чеканили свою монету, не спрашивая соизволения у Петербурга. Екатерина вынуждена была принимать это как факт.

Позже появились территории вроде Финляндии: самостоятельное княжество с таможенными границами, своими центробанком, маркой, сеймом, армией, госязыком. У поляков до восстания Костюшко было то же самое. Кавказские территории сохраняли адат, управлялись своими старейшинами и князьями. Хива – шариат, Калмыкия – Степное уложение, Поволжье – и шариат (по семейному и наследственному праву), и светский суд. Продвинутые татары обращались к светскому суду, поскольку наследственное право по шариату обделяло девочек вдвое.

И управлялись территории по разным центральным ведомствам – МИД, МВД. Разумеется, территории выполняли общеимперские административные, полицейские установления. Но как было здесь подобрать европейскую модель, одинаково удобную для всех?

Американский историк Эдвард Кинан говорил, что клановая система была и в Орде, и в царской России, и в СССР, и в сегодняшней России сохранилась. По­другому управлять этой громадной территорией невозможно.

Как выйти из ловушки «кланов»? СССР развил до предела европейскую систему иерархии, превратив ее в тоталитарный режим, подавлявший жесткой рукой инакомыслие. Но это был тупик. Нам надо утверждать федерализм в отношениях. Необходима выборность местной властной элиты. Этот тип отношений уравновесит клановые, традиционные механизмы.

 

НАУЧНО ЗНАЧИТ ШТУЧНО

 

Слово «Тартария» употребляют многие. А понимают ли граждане смысл этого топонима? Насколько велико образованное гуманитарное сословие с выработанным научным представлением о той же Тартарии?

– Историческое образование у нас теперь просто кошмар – хуже не то что советского, даже того, которое было еще десять лет назад. Мы же сидим на госэкзаменах, смотрим, кого можно взять к себе в институт. Удручающее впечатление.

Ничего удивительного, что появилось огромное количество сочинений, эксплуатирующих Тартарию, пишут о ней фантастические вещи. Кто­то татар называет булгарами, кто­то монголами. Русских выставляют чистокровными арийцами скандинавского типа, якобы не приемлющими тюрко­татар.

Между тем русские князья в каждом поколении «мешались» с кыпчаками­половцами. Дед известного князя Игоря, к примеру, женил сына на дочери хана Аюпа, сам Игорь женил сына на дочери Кончака. А уж в эпоху Золотой Орды и говорить нечего, достаточно поскрести русского – и обнаружишь татарина.

И сами историки предлагают читателю разные версии. Академик Лихачев, к примеру, считал Игоря человеком, в котором возобладало чувство патриота. А Рыбаков оперировал другими категориями: объяснял поступки Игоря завистью, враждой с Киевом, родством с Кончаком. Кому верить? Надо читать источники. Какова источниковая база современной истории?

– С булгарскими и татарскими письменными источниками сложно – они не сохранились. Но есть ордынские свидетельства, которые хранятся в Стамбуле, Генуе, Венеции, Польше, Германии.

Была ведь серьезная торговля. На Волге сидел папский нунций. Осталось много переписки. Правда, в архивы Ватикана не пробраться. Говорят, там лежат неразобранные пачки документов. Есть свидетельство немецкого профессора Адольфа Хампеля, проработавшего семь лет в Ватикане: «Источников – масса». Каталогов нет.

Много чего имеется и в египетских архивах по тюркам­мамелюкам. Но опять же нет каталогов.

Есть много ранних источников в Китае. Но с ними очень трудно работать. В частности, знать надо не просто китайский, но китайский северный средневековый. Нужно знать те иероглифы, которые там тогда употреблялись, понимать, что они означали в Средние века.

Словом, заграничных документов много, но добраться до них – целая история. И если добрался, то там просто надо жить и заниматься только этим. Людей, которые могут на должном уровне так заниматься, немного. Это «штучный товар». И все они проходят по разряду научных редкостей – как Сергей Кляшторный из Петербурга, к примеру. Этот тюрколог сам ходил по Северной Монголии, находил руны, читал их. Он у нас в институте, к слову, на полставки работал. К сожалению, умер. А тема осталась. Мы вообще всех тюркологов, стоящих внимания, наперечет знаем. Их немного, кто может знать серьезно предмет «Татария» – в России, Америке, Польше, Германии, Венгрии. Гораздо больше тех, кто шагает «по верхушкам».

Казанский университет – он с чего начинался? Требовалось обеспечить грамотными чиновниками и переводчиками административный аппарат. А чтобы еще и писателей­ученых произвести – на это и не замахивались. Приходилось как­то совмещать – с официальной службой в миссиях, торговых фирмах. Так оно, кажется, и сейчас.

– И никого лучше Иакинфа Бичурина, который поднял громадный пласт китайских источников о древних тюрках, у нас до сих пор нет. Священник при посольстве одновременно был и ученым, и разведчиком. Кстати сказать, он учился именно в Казани, и востоковеды университета многим ему обязаны. Ковалевский, Васильев, Попов, Катанов, Паллас…

Была когда­то казанская школа востоковедения – ничего лучше ее в мире не было. В Казани тогда образование было просто немыслимое для наших дней. Все студенты владели языками. Правда, давно это было – чуть ли не двести лет тому назад, но и сегодня, когда начинаешь заниматься китайскими древностями, корнями происхождения татар, неизбежно выходишь на Бичурина.

А в целом тему Тартарии в научном мире как воспринимают?

– Как нечто легендарное. В Европе до сих пор остался страх перед татарами. Европейские карты даже XVIII века представляли территорию нынешней России и Азии как «Великую Татарию». Достаточно взглянуть на европейские карты – и с удивлением обнаруживаешь «Московскую Татарию», «Малую Татарию» (Крым), «Великую Татарию», «Независимую Татарию», «Восточную Татарию», «Китайскую Татарию». На этих же картах (французских, голландских и других) присутствуют «Казанское царство», «Астраханское» и «Сибирское» царства. Это никакая не ошибка. Карты очень точные, все города правильно указаны. До реформ Петра губерний не было. До истории, написанной под руководством Екатерины, к татарам относились как к своим, а Татарию видели в качестве предшественницы, основы государства Российского. Поэтому на гербе России до сих пор (!) три татарские короны, а русских корон и вовсе нет.

В России интерес к Великой Татарии, особенно к Золотой Орде, растет с каждым годом, причем во всем научном сообществе и в разных аспектах. Не только в Москве и Петербурге, но и в других городах России появились доктора наук по теме Золотой Орды, татарским ханствам, «золотому роду» чингизидов, особенностям государственного устройства, ордынского права, экономики и тому подобному. На двух выставках Эрмитажа было рекордное количество посетителей. Люди открывают неведомую страну, в которой жили их предки.

 

ИЗОТЕРМА ОРДЫНЦА

 

Есть точка зрения, что, случись громадная климатическая катастрофа, именно в Тартарии найдут прибежище уцелевшие народы.

– Исторически Великая степь, а с ней и Великая Татария, появилась вместе с кочевничеством, когда поменялся климат. В определенный период истории, связанный с глобальными климатическими изменениями (точнее, в I тыс. до н. э.), некоторые племена перешли к кочевому или полукочевому образу жизни. До этого они были земледельцами. В тюркских языках сохранилась память об изначальных формах жизни. «Сабан» (отсюда Сабантуй) означает плуг, он существовал в древнетюркском языке в форме «сапан» от слова «сапмак» – «рвать». Такие слова, как «будай» (пшеница), «арпа» (ячмень), «тары» (просо), присутствовали во всех тюркских наречиях. Значит, предки тюрков были земледельцами. Слово «арык» является исконно тюркским. У тюрков с древнейших времен было поливное земледелие. Такие слова, как «алтын» (золото), «кемеш» (серебро), «бакыр» (медь), «тимер» (железо), общие для всех тюрко­татарских наречий, иначе говоря, тюрки были ремесленниками.

Изменение климата заставило многие народы стать кочевниками, а Великое переселение народов случилось из­за нехватки пастбищ. Но последующие изменения климата заставили кочевников стать земледельцами или торговцами. Что будет дальше? Аллах знает!

Ученые, скажем, сравнительно недавно обнаружили под Иркутском останки мальчика, жившего 24 тысячи лет назад. Его геном заключал как гены европеоида, так и гены монголоида, то есть относился ко времени, когда эти две расы еще не были разъединены. Если иметь в виду, что писаная история человечества – это история европеоидной и монголоидной рас, то Эдемским садом была именно Евразия.

– Достижения ДНК­генеалогии раздвигают границы исторических изысканий. Теперь в наших руках появился новый инструмент, наряду с архивными документами. Генетика вносит ясность по многим гипотезам, опровергает некоторые домыслы. Например, среди татар практически не встречается гаплогруппа «С» по Y­хромосоме, что характерно для этнических монголов. Получается, «золотой род» чингизидов не оставил свой след среди татар? Нонсенс, абсурд. Кости ханов лежат в Казанском кремле, в Бахчисарае. Они все имели обширное потомство. А где же «монгольские» следы в генах? Их нет. Это предмет будущих исследований.

Уже сегодня на основе результатов ДНК­анализа можно утверждать, что татары связаны со скифами, причем с тюркоязычными скифами. Викинги произошли из одного корня с татарами – от западных гуннов. Однако в этих вопросах нужно быть сугубо осторожными и сопоставлять данные ДНК­анализа с историческими документами, генеалогией, археологией, топонимикой.

Беседовал Андрей КРЮЧКОВ

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя