Цветное стеклышко Айгель

0
83

 

Айгель ГАЙСИНА — победитель ряда крупных поэтических и бардовских фестивалей: Мисс Галактика Любви (2006), Казанский поэтический слэм (2009), Московский поэтический слэм (2010), Всероссийский фестиваль любительского кино «Киноклюф» (2012) и др. Неоднократно публиковалась в журналах «Октябрь», «Идель», «День и Ночь», «Версус», поэтических сборниках «Антология современной татарской поэзии», «Город поэтов» (Челябинск), «Молодой литератор» (Нижний Новгород). Выступления Айгель ГАЙСИНОЙ на поэтических слэмах — яркие и запоминающиеся. Ее стихотворения близки сегодняшней молодежи — поэтесса рассказывает о своих тайнах и мечтаниях, помогает читателю и слушателю понять мир, в котором происходит много интересного и важного…

 

Айгель, поэзия в твоей жизни занимает огромное место. А на кого-то из мэтров ты ориентируешься?

— Поэзия для меня — не поэтические сборники на книжной полке. Это способ постижения жизни, цветное стеклышко, через которое смотрю на мир. Незамутненный взгляд на действительность легко потерять с годами, но мне повезло — с рождением дочери я получила шанс вернуться к детскому восприятию мира, снова увидеть его красочность и величие… Честно скажу, я дилетант в поэзии. Все мои познания в этой области ограничиваются уроками литературы в школе и довольно бессистемным чтением. К тому же за 26 лет своей жизни я написала немного стихов. Из поэтов, которые по-настоящему оказали на меня влияние, могу назвать Бродского и Маяковского, из казанских обожаю Анну Русс. Остальные имена как в тумане, я до обидного легко забываю авторов и стихи, которые прочитываю, но их уже безымянные послевкусия бережно храню в себе и после каждой прочитанной книжки чувствую, что стала немного лучше, чем была.

 

Ты довольно активно занималась переводами татарской поэзии и прозы на русский язык…

— Очень интересно заниматься переводами, служить мостом между русскоязычным читателем и моей родной татарской культурой. Хотя нельзя сказать, что это простая задача. При переводе на русский язык татарские стихи легко утрачивают свою наивную неповторимость, как лермонтовская «морская царевна», выброшенная на сушу. Дело в том, что русская поэтическая культура более требовательная и избалованная. Здесь уже недостаточно называть вещи своими именами. Нужны оригинальные метафоры, образы. Татарская же поэзия целомудренна и простодушна, а главное — чрезвычайно консервативна, до сих пор сосредоточена на образах идеальной татарской деревни и чистой любви. Однако, думаю, можно говорить о том, что формируется поколение авторов, значительно меняющих облик татарской поэзии. Например, Йолдыз Миннуллина, чьи стихи своей насыщенностью и многоплановостью близки современной русской традиции. Они наполнены глубокими переживаниями, новыми урбанистическими образами. И главное, она не боится экспериментировать, идти своей дорогой.

 

Веришь ли ты, что искусство может влиять на мир, общество?

— Безусловно, верю. Тем более теперь, с появлением Интернета, оно стало доступным для всех. Раньше нужно было полжизни искать сборник, скажем, Одена или Фроста, а теперь достаточно нажать на кнопку и за секунду скачать полные собрания их сочинений. На меня искусство влияет самым непосредственным образом. Застает врасплох, будоражит. Недавно, например, в моих руках случайно оказалось стихотворение Николая Заболоцкого «Некрасивая девочка». Прочтя его, я чуть не разрыдалась на глазах у всех. Искусство воспитывает лучше родителей и учителей, учит человека быть свободным. Я мечтаю, что увижу тот день, когда наше российское общество научится воспринимать свободу как ценность, которую нужно беречь и отстаивать. Рада, что люди постепенно начали выходить из летаргического сна нулевых годов. Это дает надежду на то, что в стране не воцарится окончательно полицейский режим.

 

Ты сочиняешь не только стихи, но и песни. Какое направление в музыке тебе наиболее близко?

— Русский рок был моей путеводной звездой с 13 до 16 лет. Все, что я слушала в эти годы, до сих пор помню наизусть. Виктор Цой, Егор Летов, Янка Дягилева, Александр Башлачев, «Аукцыон», «Наутилус Помпилус», «Сплин»… Сейчас слушаю разнообразную музыку и отношусь к ней спокойнее, предпочитая тишину.

 

Какой видишь политику казанского руководства в области культуры?

— К этому отношение двоякое. С одной стороны, приятно, что власть содействует проведению в Казани таких крупномасштабных фестивалей, как «Сотворение мира», «Аксенов-фест». С другой, остро ощущается недостаток финансирования и поддержки культурных инициатив местной молодежи. В Набережных Челнах, кстати, с этим дела обстоят куда лучше. Например, фестиваль короткометражных фильмов «Киноклюф» проходит в модном современном кинотеатре, фестиваль «Точка» — в огромнейшем центре детского творчества с прекрасно оборудованными залами и аппаратурой. В этом плане Казань, конечно, проигрывает, и это печально.

 

Раз уж упомянули «Аксенов-фест», то кто из его гостей тебе запомнился больше всех?

— Дмитрий Быков и Михаил Веллер. На втором «Аксенов-фесте» в 2009 году мне посчастливилось побывать на их мастер-классах.

 

И напоследок традиционный вопрос: каковы творческие планы?

— С упоением пробую себя на поприще актерской озвучки. В дальнейшем хочу продолжать развиваться в этом направлении. Конечно, собираюсь продолжать писать стихи и песни.

 

Беседовал Фарид ХАЙРУЛЛИН

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя