Художественные абстракции Айгель Гайсиной

0
147

 

Нашу соотечественницу Айгель Гайсину можно без преувеличения назвать одним из самых ярких и талантливых поэтов своего поколения, чей дебютный сборник стихов «Суд» для многих стал литературным открытием года.

 

За ее творчеством я слежу много лет и не перестаю удивляться тому, насколько мастерски, изобретательно и талантливо она пишет, всякий раз умея открыть для читателя какие-то новые эмоции и смыслы. Мой восторг, между прочим, разделяет и вездесущий Дмитрий Быков, написавший предисловие к ее книге: «Айгель Гайсина – не просто хороший, а значительный поэт. Сегодня российские литераторы в массе своей брезгливо отворачиваются от жизни, и в ней действительно нечем любоваться. Тем больше заслуга человека, который умудряется писать о том, что происходит здесь и сейчас, и не сваливаться при этом ни в публицистику, ни в плакат. Стихи Гайсиной трезвы и серьезны, свободны от девчачьего надрыва и эстрадной прямоты». Помимо поэзии, Айгель плодотворно занимается музыкой. Недавно вышел ее новый альбом с загадочным названием «1190», записанный совместно с электронным музыкантом Ильей Барамией.

 

Айгель, расскажи о содержании и концепции нового альбома.

Альбом стал неожиданным результатом нашей коллаборации по поводу музыкального оформления цикла стихов «Суд». То есть в нем должны были звучать тексты из книги, но в результате из 10 треков только два присутствуют в книжке. Остальные – новый материал. По поводу концепции: альбом на самом деле не концептуальный. Это просто все, что было придумано, а часто не придумано, а увидено и зафиксировано в определенный промежуток времени. Альбом получился очень прямолинейным. Сейчас с момента выхода прошел месяц, его послушала уйма людей, получить столько тепла и поддержки мы, конечно, не ожидали. Очевидно, это не только моя история…

Давай поговорим о твоем литературном творчестве. Как обстоят дела с переводами татарской поэзии и прозы на русский язык? 
– Сейчас я редко занимаюсь переводами, хотя минувшей осенью ездила на литературный форум в Подмосковье именно в роли переводчика. На семинаре я представляла стихи татарского поэта Йолдыз Миннуллиной. У ее текстов очень интересный и близкий мне ритмический рисунок. Было неожиданно классно – за одним столом сидели носители татарского, ногайского, нахских языков. Мы слушали, как звучат стихи на близких нам языках и на совсем редких языках, смотрели, как они строятся. А совсем недавно переводила для театра имени Галиасгара Камала премьерный спектакль «Мой белый калфак». С драмой в качестве переводчика я работала впервые, мне понравилось – нужно было решать другие задачи.

Были ли у тебя какие-то культурные открытия в последнее время: в поэзии, прозе, кино? 

– Этот год был полон музыкальных открытий, поставщиком которых был, конечно, Илья Барамия. Я мало слушаю и не слежу за музыкой. Он же, наоборот, слушает и знает все обо всех прогрессивных жанрах. В русской музыке очень многое изменилось. Стало больше крутых текстов, гармоний и приятного мне безумия. Очень вырос русский рэп, в частности.
А книги? Что-то произвело на тебя впечатление?

– Сейчас читаю роман «Щегол» Донны Таррт. Кажется, он собирается произвести на меня впечатление. А вообще, уже несколько лет читаю в основном детскую литературу. Недавно вот перечитывала с дочкой приключения «Пеппи Длинныйчулок» Астрид Линдгрен. Такая классная книжка! В детстве я ее любила, но она оказалась еще круче, чем я запомнила.

Кто из современных поэтов близок?

– Я не знаю. Вот сейчас сижу и думаю о том, что называться поэтессой – все-таки большая ответственность. Все сразу начинают спрашивать твое мнение о поэзии и поэтах. А я даже не помню, кто первый решил назвать меня поэтессой, не хочу отвечать за поэзию, я в ней что-то смыслю только в те моменты, когда на меня сваливаются стихи, которые, может быть, и не стихи вовсе. Ну вот на днях послушала альбом рэпера Хаски (это к разговору о том, как вырос русский рэп). Не берусь судить, поэзия ли это, но функции поэзии оно точно выполняет.

Ты производишь впечатление спокойного и гармоничного человека. Как тебе удается бороться с хандрой и плохим настроением? 

– На хандру у меня нет времени, моя жизнь протекает или в творческом трансе, или в его предвкушении. Кризисы были и будут, а наша страна находится в кризисе столько, сколько я себя помню. Я думаю, у меня, как и у большинства живущих тут, хорошо развит метод художественной абстракции по отношению к происходящему.  

Какое место в твоей жизни занимает религия?

– Традиционная религия моей семьи – ислам. К формальной обрядовой стороне отношусь с большим уважением, но все-таки ее значение считаю несколько преувеличенным. Она, конечно, очень полезна, и в этой жизни намного больше полезна, чем в той. Когда человек останавливается пять раз за день, чтобы прислушаться к Богу внутри себя, он живет намного более осознанно. Сейчас мне кажется, что можно и по-другому останавливаться, и по-другому прислушиваться. Наверное, я приду к обрядам, когда уровень хаоса в моей голове станет совсем уже невыносимым или когда пойму что-то, чего сейчас не понимаю. Многие вещи сначала пытаешься делать по-своему, ищешь методы, способы, а потом понимаешь, что самый оптимальный способ – тот, которым это делают все.

Айгель, есть ли у тебя какая-то концепция в воспитании ребенка или действуешь по наитию, не полагаясь на чьи-то мнения?

Нет, у нас нет никакого воспитания, есть любовь и сотрудничество, обмен опытом. Дочка учит меня вещам, которые я с годами забыла. Я в свою очередь учу ее каким-то базовым принципам функционирования мира, чтобы ей не изобретать их заново. Конечно, я хочу, чтобы она была счастлива и востребована, но не знаю, что сделает ее счастливой в будущем, поэтому главный принцип нашего взаимного «воспитания» – стараться быть счастливыми сейчас, радовать друг друга и тех, кого любим, заниматься творчеством. Мнения я, конечно, слушаю, но чаще всего сразу забываю, кто, что думает о воспитании и как надо правильно.

Если бы появилась возможность попасть на машине времени в прошлое, какое время ты бы выбрала и почему? 

– Я бы очень хотела увидеть мир без людей – это должно быть очень величественно.

 И напоследок традиционный вопрос: каковы твои творческие планы? 
– Планы у меня всегда одни и те же – придумывать песни.

 

Беседовал Фарид КАРИМОВ

Фотографии из личного архива Айгель ГАЙСИНОЙ

 

Справка:

Айгель ГАЙСИНА – поэт, автор и исполнительница песен на татарском и русском языке, переводчица. Победитель поэтических и бардовских фестивалей «Казанский поэтический слэм», «Московский поэтический слэм», «Всероссийский фестиваль любительского кино «Киноклюф» и др.

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Прокомментируйте
Пожалуйста, введите свое имя